Перейти к основному содержанию

1542 просмотра

Тупиковая ветвь ручной экономики

О чем говорили на главном финансовом мероприятии страны

Фото: Shutterstock

Главный финансовый форум Казахстана, ранее гордо именовавшийся конгрессом, в этом году прошел в статусе конференции. Были времена, когда это мероприятие, приуроченное к Дню национальной валюты, посещал президент. На этот раз столичный политический бомонд был представлен лишь вице-премьером – министром финансов. Впрочем, заявленные на форуме дискуссии от этого менее актуальными не стали.

Открывая конференцию, глава Нацбанка Ерболат Досаев назвал семь задач своего ведомства. Он не стал изобретать велосипед, просто обозначил проблемы, которые правительство и регулятор не могут решить последние 10 лет. Среди них повышение эффективности денежно-кредитной политики, координация монетарной и фискальной политик, кредитование реального сектора экономики, устойчивость банковского сектора. Последние два пункта стали поводом для серьезной дискуссии.

По данным Нацбанка, совокупный кредитный портфель БВУ за первые девять месяцев текущего года увеличился на 2,3%, до 13,4 трлн тенге. Рост портфеля в основном обеспечило розничное кредитование (+14,7%). «Полноценное восстановление требует решения проблемы закредитованности реального сектора экономики. Риски реального сектора связаны с высокой долей финансово уязвимых предприятий, имеющих значительную долговую нагрузку, а также низкий или отрицательный капитал», – заявил Досаев.

Согласно налоговой отчетности за II квартал, более 130 тыс. предприятий страны потенциально финансово неустойчивы. При таких тревожных показателях в период с 2010 по 2018 год в рамках государственных программ было прокредитовано 162 989 заемщиков на 5,3 трлн тенге. По «Дорожной карте бизнеса» в этот же период ссуды получили 66 083 предприятия на 2,7 трлн тенге. В рамках программы обусловленного размещения средств в БВУ с 2014 по 2019 год было прокредитовано 96 906 субъектов МСБ на 2,6 трлн тенге. «Нацбанк совместно с правительством работает над устранением налоговых последствий при списании банками неработающих кредитов и усовершенствованием процедур реабилитации и банкротства предприятий», – сообщил Досаев.

Последующая дискуссия была посвящена тому, насколько экономический рост в стране сдерживается доминированием государства в экономике и зависимостью предпринимателей от дешевых кредитов. «Курсив» публикует наиболее интересные отрывки из выступлений спикеров, а также комментарии финансистов, записанные в кулуарах форума.

ghhhddgggd.png

Елена Бахмутова, глава Ассоциации финансистов Казахстана

В результате многочисленных программ финансовой поддержки, нацеленных на удешевление процентной ставки по кредитам, зачастую без прямой связи с эффективностью бизнеса заемщиков, сформировались устойчивые ожидания бизнеса по стоимости финансирования, которая неадекватна стоимости денег в экономике, рыночной конъюнктуре и присущим таким заемщикам кредитным рискам.

Для стимулирования кредитования необходимо пересмотреть инструменты госпрограмм поддержки предпринимательства. Переход на предоставление финансовой поддержки в виде компенсации части затрат и на основе прямых договоров между предпринимателем и оператором госпрограмм позволит улучшить мониторинг достижения целевых показателей госпрограмм, а также снизит административные издержки участников.

Необходим возврат казахстанских институтов развития, включая Банк развития Казахстана, «КазАгро» и другие институты, к своей первоочередной задаче, единой для всех институтов развития (как международных, так и национальных), – стимулировать финансирование экономики частным финансовым сектором, не подменяя его, а именно путем предоставления гарантий, инвестиций в капитал, кредитов, субординированных по отношению к кредитам коммерческих банков в тех секторах, где кредитные риски не позволяют использовать обычное рыночное кредитование. По крупным инфраструктурным проектам Банк развития Казахстана должен выступать в роли якорного инвестора, принимая на себя проектные риски, что даст возможность банкам и инвесторам участвовать в их софинансировании.

Другим возможным инструментом для крупных государственных проектов является предоставление госгарантий. Необходимо также стимулировать создание новых предприятий путем предоставления грантов, налоговых льгот и нефинансовой поддержки предпринимателям. Оптимизация госпрограмм позволит предпринимателям вернуться к адекватному восприятию рыночных ставок кредитования, будет способствовать эффективному функционированию финансовой поддержки бизнеса со стороны государства, а также повысит вовлеченность как банковского сектора, так и фондового рынка в развитие экономики при разумном разделении рисков.

gggg.png

Олег Смоляков, замглавы Нацбанка РК

Бизнес-модели проектов и заемщиков настроены на привлечение дешевых кредитов при условии государственного субсидирования, и любое повышение ставок вознаграждения по кредитам до рыночных приводит к ухудшению финансового состояния либо к неплатежеспособности. Это создает искажения в параметрах кредитования со стороны заемщиков – на рынке возрастает потребность в дешевых кредитах на длительный срок.

Помимо этого на рынке имеется высокий уровень финансово неустойчивых компаний, имеющих отрицательный либо низкий уровень капитала. Так, по итогам 2018 года 40% предприятий малого бизнеса, 37% среднего бизнеса и 35% крупного бизнеса имели отрицательный или низкий капитал.

На сегодня государство либо выделяет ресурсы (основной долг), либо субсидирует вознаграждение. Высокие ставки вознаграждения по кредитам связаны с высокими рисками невозврата кредитов предприятиями. Необходимо рассмотрение механизмов снижения рисков заемщиков. Это могут быть го­сударственные гарантии возвратности займов либо страхование имущественных и предпринимательских рисков. Такой механизм позволит снизить ставки кредитования для заемщиков и увеличить спрос, а также покроет излишние риски для банков, тем самым увеличив предложение. Также необходимо завершение оздоровления банковского сектора для создания необходимого буфера капитала и ликвидности. С этой целью проводится комплексная независимая оценка качества активов банков (AQR). Завершить AQR планируется в декабре.

rhthfghfgh.png

Аблай Мырзахметов, председатель правления НПП «Атамекен»

Ни у нас, ни у Миннацэкономики, ни у операторов нет четкого понимания, сколько мы тратим на госпрограммы. О влиянии государственных программ говорят показатели в ВВП. Например, последние три года растет поддержка сельского хозяйства, а доля отрасли в ВВП неуклонно падает. Экономика по-прежнему остается ресурсозависимой, среднее предпринимательство в стране не растет, доля добавочной стоимости среднего бизнеса тоже низкая. В настоящее время госпрограммы настолько разрослись, что превратились в целый раздел бюджетной политики, появилось огромное количество операторов и никто не отслеживает эффект. Мы подсадили предпринимателей на иглу государственной помощи.

rthdfhb.png

Умут Шаяхметова, председатель правления Народного банка

Сегодня наш банк является номером один по объему освое­ния госсредств, выделенных на поддержку МСБ, крупного бизнеса и физлиц. Имея такой опыт, я могу сказать, что первые пять лет госпрограммы были очень эффективны и полезны. Сначала это была поддержка банков, ликвидности. Затем были другие программы, исходящие из «Даму», для заемщиков. Но последние пять лет я жестко стою на том, что нам нужно сокращать количество госпрограмм, так как ручное управление становится неэффективным и порождает иждивенческие настроения. Причем у всех институтов и участников госпрограмм – у заемщиков, у банкиров, у государства. Мы залезли в Нацфонд, и эта кормушка не стимулирует государство и правительство быть более эффективными. Сейчас мы видим, что доля кредитования снижается, доля МСБ снижается, а доходы идут от добывающей отрасли. Как банкир могу сказать: спрос на кредиты со стороны реального сектора экономики падает. Необходимо снижать количество госпрограмм, вместо этого нужны реформы, которые диверсифицируют нашу экономику.

Кроме того, нашим банкам приходится конкурировать с казахстанскими институтами развития, которые заходят на коммерческое поле, предоставляя более дешевые средства. Мы хотим финансировать и зарабатывать на процентных и непроцентных доходах, но при таких условиях банкам хорошие заемщики не достаются. Международные институты развития имеют возможность дешевого фондирования через ЕНПФ. Они выпускают облигации, получают от Казахстана дешевое тенговое финансирование и кредитуют хороших заемщиков. У банков такой возможности нет, ЕНПФ сегодня наши облигации не покупает. Соответственно, создается арбитраж в отношении государства и иностранных институтов развития. А банки остаются в сложном поле, где им говорят, что они не кредитуют.

Госпрограммы конкурируют не только с кредитами частных банков, но и между собой. Например, сегодня девять госпрограмм поддерживают сельское хозяйство. То есть имеется девять институтов, через которые проходят деньги, но хорошего результата нет – сельское хозяйство сегодня самая депрессивная отрасль экономики. Когда мы попытались узнать, сколько денег уходит в этот сектор, то не смогли найти точных цифр. Мой призыв – посмотреть эффект от госпрограмм и принять решение, какая поддержка нужна предпринимателям.

екркепр.png

Гурам Андроникашвили, председатель правления ForteBank

Мы участвуем во всех госпрограммах. Мы видим, что этими инструментами активно пользуются наши клиенты и они благодарны нам за это. Но госпрограммы ущемляют эффективные предприятия, у которых нет доступа к дешевым ресурсам. Мы изучили финансовое состояние компаний, которые получают госкредиты с 2014 года. Результаты нашего исследования говорят о том, что компании привыкли к субсидиям, у них нет возможности работать и жить без госфинансирования.

Как помочь предпринимателям? Самый легкий ответ на этот вопрос – снижение ставок финансирования. Но когда мы изучаем предприятия, то видим, что у них недостаточно финансовых потоков для возвращения кредитов. Второе – компании непрозрачны. Третье – отсутствие ликвидных залогов. В итоге банки, имея свободную ликвидность, не могут кредитовать многие предприятия. Для поддержки предпринимателей нужен комплексный подход, и кредиты здесь не главное. Нужны структурные реформы экономики.

sdfgdfg.png

Аскар Елемесов, глава филиала АКРА в МФЦА

До 2008 года Казахстан был наиболее последовательной страной в СНГ с точки зрения построения рыночной экономики. После глобального экономического кризиса мы живем в конфликтующей парадигме. Часть элиты считает, что конкуренция поможет построить успешную экономику, другая часть людей на разных уровнях убеждена, что в нашей стране эффективно только государство. Международные финансовые институты и предприниматели в основном поддерживают государственные программы. В то же самое время мы видим, что целью выделения денег из бюджета является только снижение процентных ставок. Этого недостаточно для решения задачи долгосрочного улучшения состояния экономики. Казахстан относится к странам с дорогим заимствованием. Все последние годы, невзирая на самые разнообразные действия со стороны государства, включая госпрограммы, рыночные (то есть несубсидированные) ставки по кредитам сильно не снизились. А ведь у госпрограмм поддержки предпринимательства, кроме снижения ставки заимствования, могут быть и другие KPI, например: доля отечественных компаний на нашем рынке, рост эффективности производства и так далее.

пакркерке.png

Сергей Коваленко, председатель правления АТФБанка

Когда объективная стоимость кредита в стране 14%, но на рынке есть деньги за 10% – это конкуренция, и здесь нет претензий к потребителю, который выбирает более дешевый кредит. Но независимо от стоимости денег страна хочет развиваться, и для этого необходимо поддерживать какие-то секторы экономики. Понимаете, если бы в Казахстане были ставки в 2%, то вопроса поддержки МСБ не было бы. Суть проблемы заключается в реализации господдержки. На уровне идеи все хорошо, но в ее реализации есть проблемы. Мне импонирует история, когда все банки продают кредиты по рыночным ставкам, и здесь жесткая конкуренция – все будут снижать ставки до минимума. А если государство хочет простимулировать какую-то отрасль, оно может прийти в этот сектор и поддержать. Но есть негативная обратная сторона – привыкание к недорогим кредитам.

1 просмотр

FinTech заставляет казахстанские банки учитывать интересы потребителей

Финансовые институты вынуждены подстраиваться под интересы нового поколения потребителей, предпочитающих пользоваться услугами удаленно

Иллюстрация: Shutterstock

2013 год стал переломным моментом в плане цифровизации банковских услуг. Именно в этот период количество обладателей смартфонов перевалило за 1 миллиард человек и компании были вынуждены начать этап цифровой трансформации с учетом изменения поведения пользователей. Об этом, выступая на ежегодной конференции Первого кредитного бюро (ПКБ) Казахстана, рассказал вице-президент компании Middleware (Украина) Дмитрий Ровинский. Кстати, форум ПКБ 2019 года был посвящен трансформации финансового рынка с применением высоких технологий.

По словам спикера, изначально не все компании были готовы менять устоявшуюся модель ведения бизнеса, но пришедшие на рынок цифровые технологии и количество пользователей, предпочитающих удаленное общение с услугодателем, заставили их пересмотреть свою стратегию.

В Казахстане сегодня более 60% населения пользуются смартфонами, и эта цифра продолжает расти, сообщил управляющий директор по программе модернизации АО «Казахтелеком» Сергей Назаренко.

Эксперт занимается осуществлением цифровой трансформации в национальной телекоммуникационной компании. Ранее он реализовал аналогичную задачу в системе казахстанского сотового оператора Kcell.

Как рассказал спикер, сейчас в мире в среднем 6,5 часов в сутки человек проводит во Всемирной паутине. Лидерами в этом отношении являются жители Филиппин, Бразилии и Таиланда, которые в среднем сидят в интернете от 9 до 10 часов в сутки. А меньше всех пользуются интернетом японцы, немцы и французы: от 3,5 до 4,5 часов в сутки. При этом растет число тех, кто чаще заходит в интернет через смартфоны, а не через стационарные компьютеры. Так, согласно статистике, более 50% доступа к интернету осуществляется через мобильные устройства, около 45% – через компьютеры и ноутбуки, свыше 3,7% – через планшеты и приблизительно 0,12% – через другие устройства.

Новое поколение потребителей и FinTech

Сергей Назаренко предлагает разделить потребителей на три поколения: X, Y и Z. К первому в Казахстане можно отнести более 3,3 млн человек, рожденных в период 1965–1980 годов, являющихся первыми пользователями компьютеров и e-mail, предпочитающих личное общение. Сегодня самую большую по численности группу составляют представители поколения Y – 4,5 млн человек, рожденных в период с 1980 по 1995 год. Они, можно сказать, «цифровые аборигены», пользователи первых текстовых сообщений и социальных сетей. И третьи – это поколение Z, рожденные в 1995–2004 годах, «погруженные в цифровой мир». Их количество сейчас составляет 2,3 млн человек.

«Это, можно сказать, те, кто родился со смартфоном в руке. Они не понимают, зачем куда-то идти, если можно открыть смартфон и получить необходимую информацию. Им непонятно, зачем идти куда-то что-то подписывать», – отмечает Сергей Назаренко.

То есть услугодателям необходимо учитывать, что более трети населения, или около 7 млн человек, являются представителями поколений Y и Z и предпочитают цифровой формат общения. При этом, согласно проведенному в 2019 году исследованию Lightico (США), 51% людей в возрасте от 18 до 24 лет и 45% людей в возрасте от 25 до 39 лет готовы сменить банк из-за плохого клиентского обслуживания. Около 75% опрошенных отметили, что их не устраивают необходимость посещения банка и количество документов, которые надо подписывать, в то время как все это можно сделать онлайн. При этом 52% хотят меньше платить банку, а 82% ожидают «превосходного онлайн-сервиса».

Все это в итоге приводит к демонополизации банковского сектора и росту числа организаций FinTech (финансовые технологии), предоставляющих финансовые услуги с использованием новейших интернет-технологий, мобильных приложений. Такие компании не то что не берут банковские комиссии за те или иные финансовые операции, но и сами доплачивают за использование их услуг. В числе таких организаций британский Revolut, российский Тинькофф и казахстанский Kaspi.kz.

По мнению соучредителя холдинга Globerce Capital (Казахстан) Айдоса Жумагулова, у казахстанских банков и IT-компаний есть еще возможность составить конкуренцию вышеназванным организациям и запустить свои разработки. Например, из 18 млн платежных карт в Казахстане около 70% используются только для зачисления и снятия заработной платы. При этом в республике до сих пор встречаются банки, которые раздают свои бумажные рекламные проспекты среди посетителей торговых центров.

Между тем, как отметил Сергей Назаренко, основываясь на анализе данных одного из банков, прошедших процесс цифровой трансформации, по сравнению с традиционным отделением банка мобильные приложения значительно больше привлекают клиентов и при меньших затратах.

Безымянный_97.png

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций