Перейти к основному содержанию

2412 просмотров

Зачем банки превращают свои отделения в мультифункциональные центры

Рассказывает управляющий директор Accenture в России и Казахстане

Фото: Shutterstock.com

Как трансформация банковских отделений в мультифункциональные центры может помочь банкам выйти на новый уровень отношений с клиентами и получить новых.

Уже не новая идея, что банк будущего – это банк без офиса, захватывает все больше банкиров. Успешный опыт американского Capital One, российского Tinkoff Bank и их последователей стимулирует даже самые консервативные банки жертвовать отделениями в пользу цифровых каналов.

Перевод операционной деятельности в онлайн очевидно сокращает расходы и удобен для клиентов. Но насколько клиенты реально готовы к полностью обезличенному общению с финансовой организацией и не теряет ли банк скрытые возможности для роста, закрывая двери офисов?

Как показывает глобальное исследование Accenture, к 2025 году банки примерно на треть сократят количество физических отделений, на 70% станет меньше операционистов (их заменят умные киоски), площадь помещений оставшихся офисов сократится также на треть. При этом оставшиеся офисы трансформируются в experience stores (по терминологии Accenture), своего рода «магазины нового пользовательского опыта», а по выражению главы Сбербанка Германа Грефа – «консультационные центры».

Половина оставшихся сотрудников офисов приобретет новые функции – прежде всего консультантов, работающих с клиентами вживую. Их задача – обеспечивать живое человеческое общение и помощь тем клиентам, которые не готовы получать банковские услуги только при помощи технологий.

Реальность гораздо более сложна, чем кажется визионерам тотальной цифровизации банковской отрасли. Отношения клиента и банка все больше напоминают отношения покупателя и магазина. Это связано с тем, что банки предлагают все больше нефинансовых услуг, а процесс получения финансовых сервисов становится абсолютно неотличимым от покупки товара. Вспомним, например, как открывали депозит десять лет назад и сейчас: надо было прийти в отделение, пообщаться с консультантом, подписать договор, внести в кассу наличные или сделать перевод со счета. Сегодня – пара нажатий на экран смартфона.

При этом, по данным Accenture, 78% покупателей (абсолютное большинство) до сих пор ценят покупки в привычном офлайновом магазине – благодаря возможности вживую увидеть и оценить товары. Точно такого же пользовательского опыта люди ждут и от банка – в тех случаях, когда услуга или продукт действительно важны, например получение ипотеки, кредита или крупной страховки. В этом случае потребитель ждет от банка участия живого человека в процессе, и никакой цифровизацией это ожидание пока не перебить.

Поэтому будущее не за полным отказом от отделений, а за их переформатированием. Приходя в отделение, клиент будет получать возможность приобрести целый набор услуг, в том числе небанковских: страховки, путешествия, даже госуслуги. Безусловно, модель банков без отделений, доказавшая свою успешность, будет лежать в основе стратегии ряда банков, но далеко не всех. Такая модель изначально подходит для банков-«монолайнеров», развивающих один или несколько ключевых продуктов, но мультисервисным банкам, которые уже имеют развитые партнерские экосистемы, предпочтительнее трансформировать офисы в «витрины» с полным набором услуг, а главное – с переобученными, внимательными и отзывчивыми консультантами.

С точки зрения Accenture, у будущих банковских «офисов впечатлений» должны присутствовать четыре главные составляющие. Первая – офис банка должен стать точкой сбора местных небольших бизнесов, своего рода маркетплейсом, предлагающим разнообразные услуги и продукты местным пользователям.

Вторая – зона отдыха и общения, куда можно прийти, выпить чашку кофе, расслабиться на мягком диване. Подобного рода «лаунжи» в отделениях открыла компания Virgin Money в Великобритании. Пилотный проект в семи крупнейших городах показал рост продаж банковских услуг в таких отделениях на 200%. А в Исландии еще десять лет назад банк Landsbanki обустроил в главном отделении Рейкьявика полноценную детскую площадку, чтобы клиенты, приходящие с детьми, могли спокойно заниматься своими финансовыми вопросами.

Третья – образовательный центр, где пользователи могут не только получить консультацию, но и пройти бесплатное обучение по финансовой грамотности или цифровым технологиям. Такой подход может привлечь множество потенциальных клиентов старшего возраста, испытывающих проблему «цифрового разрыва» в современном обществе.

Четвертая – цифровой магазин, где клиент может получить большой набор услуг при помощи цифровых киосков, причем это могут быть не только услуги банков, но и партнерские продукты и сервисы. Вышеупомянутый Capital One пошел еще дальше и сделал одно из флагманских отделений в Сан-Франциско коворкингом, где любой желающий может провести встречу, мероприятие, просто поработать с ноутбуком – вся необходимая инфраструктура есть. 

Отделение банка может взять на себя и социальные функции. Интересен пример Сбербанка, который в России недавно запустил волонтерский проект с поисковым отрядом «Лиза Алерт»: потерявшийся в городе ребенок может зайти в любое отделение банка, где прошедшие тренинг сотрудники окажут ему помощь и свяжутся с поисковиками.

В итоге банк станет «центром социальных компетенций» и витриной сервисов партнеров банка. В таком центре надо предусмотреть пространство для проведения мероприятий, цифровые киоски и интерактивные экраны для продвижения продуктов и услуг, «смешанные зоны», где с посетителями работают сотрудники банка и, например, находится кафе. Пока это довольно революционные идеи для обычного банка, но общемировая тенденция именно такая.

Смена формата повлечет за собой естественное переформатирование структуры отделений. Сеть, по мнению экспертов Accenture, придет к следующему формату:

  • флагманские отделения с полным набором услуг и партнерских сервисов, с большой зоной для мероприятий, как правило, рядом с крупными транспортными хабами;
  • ограниченное количество компактных отделений, предлагающих традиционный набор продуктов и небольшой набор ключевых партнерских сервисов. В таких отделениях большинство услуг реализуются через цифровые киоски самообслуживания, количество консультантов сведено к минимуму;
  • «сателлиты» – выносные отделения в виде краткосрочной временной точки (popup store), например, в студенческих кампусах или сельской местности, работающие по сезону, что особенно актуально в сельских удаленных регионах в Казахстане. 

В целом банки Казахстана следуют мировому тренду по цифровизации своих сетей отделений и переводу их в консультационные центры. Можно, например, отметить недавний запуск цифровых банковских отделений. Отдельного упоминания заслуживает видеобанкинг в Казахстане – общение клиента с консультантом через видео-конференц-связь для большинства мировых банков является абсолютным новшеством, в мире примеров таких внедрений крайне мало. В этом плане РК и казахстанские банки даже опережают своих международных конкурентов в других странах.
 

banner_wsj.gif

Все банки Казахстана за считаные дни реорганизовали свою работу

И направили усилия на дистанционное обслуживание клиентов

Иллюстрация: Shutterstock

Банки заявили о том, что поддержат своих заемщиков, платежеспособность которых пострадала из-за введения режима ЧП. Как будет администрироваться эта поддержка, кредитные организации не объясняют. По словам одного из финансистов, решения о предоставлении льгот будут приниматься индивидуально. 

Представители отечественных финансовых ассоциаций и банкиры отказались разъяснять анонсированные финсектором антикризисные меры, предложив использовать официальные пресс-релизы. Судя по всему, кредитные организации быстро согласились с инициативой Агентства по регулированию и развитию финансового рынка о поддержке потребителей, так как понимают, что их заработки напрямую зависят от благосостояния населения.

Из релизов Ассоциации финансистов Казахстана и Ассоциации микрофинансовых организаций следует, что все кредитные учреждения подтвердили готовность, во-первых, в период действия ЧП не начислять штрафы за просрочку, возникшую у заемщиков «в результате этих ограничений». Физическим лицам, уточняется в сообщении, обращаться в банк для применения этой меры не нужно. 

Во-вторых, для индивидуальных предпринимателей и субъектов МСБ, чье финансовое состояние из-за введения ЧП ухудшилось, «в индивидуальном порядке будет рассмотрена возможность предоставления отсрочки по исполнению обязательств по кредитам на срок до 90 дней и пересмотра графика погашения задолженности».

Инструкции – потом 

Подробно об алгоритме действий в отношении компаний МСБ, которые пострадают от закрытия двух крупнейших городов страны, банкиры рассказать не смогли. Пресс-служба финагентства на соответствующий запрос «Курсива» также не ответила.

«Решения принимались быстро, поэтому не подготовлены инструкции. Могу заверить, что будет изучаться каждое заявление предпринимателей, и не обязательно тех, кто работает в Алматы или столице. Например, у компании основные поставки товаров могут быть связаны с этими городами или, наоборот, какие-то комплектующие производят в Алматы. Все будем изучать и принимать справедливые решения», – сообщил «Курсиву» один из банкиров. 

Какое влияние окажет кризис, помноженный на карантин, на бизнес самих банков, предсказать сегодня нельзя – все будет зависеть от его глубины и продолжительности. «Курсив» через мессенджеры пообщался с представителями четырех крупных финансовых институтов. Все они сообщили, что еще не считали будущие потери.

«В лучшем случае, то есть при идеальном развитии событий, мы по итогам года недосчитаемся 25–30% прибыли. Но сейчас главное – сосредоточиться на действующих заемщиках и по возможности удержать качество ссудного портфеля на уровне, близком к итогам AQR», – признался один из собеседников.

Многие финансовые организации запустили собственные программы поддержки заемщиков. По состоянию перед длинными выходными, начавшимися 21 марта, «Курсив» насчитал как минимум семь таких институтов – это банки Алтын, Альфа, Евразийский, Forte, Jýsan, Kaspi и Хоум Кредит. Поддержка заключается в том, что банки дают своим клиентам (в основном физлицам, лишившимся доходов из-за введения ЧП) отсрочку по кредитным выплатам на срок от одного до трех месяцев. Некоторые банки в своих сообщениях указали, что на данную льготу могут претендовать только те заемщики, у которых нет просроченной задолженности. В некоторых банках, по их собственным формулировкам, «детали поддержки уточняются». Кроме того, почти все БВУ запустили программы лояльности для клиентов, предпочитающих онлайн-операции.

Блокадные хроники

Все банки страны за считаные дни реорганизовали свою работу, направив еще больше усилий на дистанционное обслуживание клиентов через интернет-банкинг и мобильные приложения. Работа банковских отделений в торговых центрах карантинных городов временно приостановлена. По оценкам экспертов, меньше всего от текущего кризиса пострадают именно те банки и компании, которые много лет вкладывались в цифровые технологии.

При подготовке этого материала корреспондент «Курсива» посетила отделения семи крупных банков в Алматы. Во всех финансовых организациях менеджеры и охранники работали в масках, при этом количество посетителей было минимальным. В нескольких офисах у банкоматов были замечены флаконы с санитайзерами.

Что касается страховых компаний, то некоторые из них в условиях карантина почти полностью ушли в онлайн.

«В Алматы работает только наш головной офис, но круглосуточно, – рассказала «Курсиву» зампредседателя правления СК «Amanat» Анна Некрюкова. – Сотрудникам аварийного комиссариата, колл-центра и отдела выплат выданы маски, перчатки – все необходимое. Усилена клининговая служба».

По ее словам, компания много лет инвестировала в диджитализацию процессов, поэтому способна продолжать деятельность даже при полном закрытии головного офиса и разделении Алматы на сектора.

Собеседница отметила, что на рынке резко сократилась продажа продукта «Медицинское страхование туристов» (МСТ) в связи с кратным уменьшением количества людей, выезжающих за границу.

«Тренд снижения начался в конце февраля, и продажа полисов МСТ резко сократилась в первой декаде марта. Если в январе компания в среднем продавала 50 полисов ежедневно, а в феврале – 54, то в марте данный показатель упал до 26 полисов», – привела статистику Некрюкова.

Также в связи с распространением коронавируса страховщики фиксируют снижение премий по страхованию временного въезда (транзитного транспорта).

СК «Nomad Life» в двух мегаполисах также переходит на удаленку. Дело в том, что на многих предприятиях в связи с вводом карантина нет сотрудников, ответственных за заключение договоров страхования, поэтому часть работы откладывается.

«По добровольным продуктам пенсионного аннуитета, накопительного страхования и другим работа с потенциальными клиентами происходит сейчас в основном путем онлайн-консультаций. Наблюдается небольшое падение спроса», – отмечает зампредседателя правления Nomad Life Мади Шалгимбаев.

В компании Freedom Finance Life некоторые сотрудники головного офиса также перешли на работу в режиме онлайн.

«Прежде всего это наиболее уязвимые категории сотрудников, подпадающие под риски (родители с маленькими детьми и работники старше 60 лет). Большинство процессов в компании выстроены онлайн, что позволяет проводить операции дистанционно, обеспечивая непрерывную деятельность организации», – сообщил председатель правления Freedom Finance Life Азамат Ердесов.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif