2883 просмотра

Почему западные банки запускают экосистемы для МСБ

Мнение управляющего директора ДБ «Альфа-Банк»

Фото: Shutterstock

Сегмент малого и среднего бизнеса генерирует одну шестую мировых доходов от банковской деятельности и формирует костяк большинства экономик мира.

МСБ в глобальных цифрах – это 40% мирового ВВП, 60% общемировой занятости. Такие данные приводит McKinsey & Company.

Несмотря на важность МСБ для банков и общества, этот сегмент бизнеса является трудным для обслуживания по структурным причинам. Первая причина – это ограниченный фокус, когда МСБ «застревает в середине» между розничным и корпоративным банкингом. Ситуация весьма актуальна для Казахстана, когда сотни тысяч индивидуальных предпринимателей получают розничное кредитование на нужды бизнеса. Вторая структурная причина – это недостаточная степень автоматизации в «моделях отношений» МСБ и банка. И третья глобальная причина затруднений банков в работе с МСБ – это недостаток данных, ведь предприятия малого и среднего бизнеса имеют ограниченные требования к данным и нормативной отчетности.

Эксперты McKinsey & Company говорят, что банки, как правило, испытывают трудности в определении правильной модели обслуживания для МСБ и часто в итоге либо недооценивают, либо переоценивают этих клиентов.

Западные банки по-разному решают проблемы работы с МСБ. Например, HSBC Fusion был запущен как интегрированный сервис для малого и среднего бизнеса, обеспечивающий единый взгляд на персональный и бизнес-банкинг. «Объединяя бизнес-банкинг и персональный банкинг на единой цифровой платформе, HSBC Fusion – это наш способ дать клиентам бизнес-банкинга больше ясности в их финансах, помочь им сэкономить время и получить быстрый доступ к финансированию, советам и возможностям», – характеризует свой сервис HSBC.

HSBC сделал единую точку доступа для бизнеса и личного банкинга, что, по данным самих банкиров, дало 35% экономии на комиссии (при ведении единого счета). Плюс к этому МСБ внутри этой системы может получать целевое предложение для поддержки управления бизнесом. Например, эксклюзивная кредитная карта, облачные решения или что-то другое. Отмечается, что для банка внедрение HSBC Fusion помогло увеличить предложение бизнесу в 40 странах за два года. А если говорить о конкретных государствах, то, например, предполагается, что в Мексике этот сервис позволит увеличить долю рынка банка в МСБ с 3 до 10% за 4 года (с 2017 до 2020 г.).

Еще одним мировым трендом в банковских отношениях с МСБ является то, что клиенты малого бизнеса все чаще обращаются к мобильному каналу для обслуживания. Здесь банки испытывают серьезную конкуренцию со стороны финтеха. В пример можно привести сервис Tide (Tide Platform Limited). Это британская финансово-технологическая компания, предоставляющая услуги мобильного банковского обслуживания для малых и средних предприятий. Сервис позволяет компаниям настроить текущую учетную запись в среднем за 8 минут и получить мгновенный доступ к различным финансовым услугам, включая автоматическую бухгалтерию и интегрированное выставление счетов. Кредиты до 15 тыс. фунтов одобряются онлайн в течение нескольких минут.

О том, что банки оцифровываются, говорится уже давно. Уже никого не удивишь полностью цифровыми банками без офисов. Более того, передовая западная практика пришла к тому, что многие банки начали приближаться к экосистемам B2B для МСБ. В качестве примера можно привести финский Holvi, американские PNC и J.P.Morgan или немецкий Deutsche Bank, который запустил платформу Blueport для МСБ. Эта платформа предлагает несколько услуг для малого бизнеса, например, онлайн-финансирование, бухгалтерский учет, внештатную поддержку проектов и т. д.

Все, о чем говорил выше, – это лишь малая часть возможностей для банковского рынка в сегменте МСБ. Мы только начинаем обсуждать то, что уже запущено в коммерческую эксплуатацию на Западе. Потенциал роста сегмента МСБ в бизнесах казахстанских банков, считаю, может быть сопоставим с некогда высокими темпами роста розничного рынка.

banner_wsj.gif

154 просмотра

Сколько цифровые банки тратят на новых клиентов

Рассказывает управляющий директор ДБ «Альфа-Банк»

Фото: Shutterstock.com

Средняя стоимость привлечения одного клиента для цифровых банков составляет от $1 до 38, для традиционных банков – $200.

При этом показатель эффективности затрат у традиционных банков – 50–60%, у банков нового поколения – 46%. К таким выводам пришли аналитики французской консалтинговой компании в сфере менеджмента и информационных технологий Capgemini в отчете World Retail Banking Report 2020. В этом документе аналитики рассматривают влияние коронавируса на глобальный банковский розничный рынок.

В отчет Capgemini включены данные опроса 11,2 тыс. потребителей в 11 странах – Китае, Франции, Германии, Индии, Италии, Нидерландах, Норвегии, Испании, Швеции, Великобритании и США. Исследование также включает информацию об опросах более чем 80 руководителей ведущих банков в разных регионах мира.

«Финансовый сектор переживает историческую трансформацию, поскольку проворные нетрадиционные в цифровой форме игроки проверяют старую гвардию. Новые участники расставляют приоритеты в отношении качества обслуживания клиентов и пересматривают давние банковские принципы, чтобы завоевать популярность на рынке. И ставки особенно высоки в сегодняшней беспрецедентной новой нормальности COVID-19», – говорят исследователи Capgemini.

Они отмечают, что, имея почти 39 млн пользователей по всему миру, «претенденты в банки» и необанки представляют недорогие, сверхперсонализированные, удобные для клиентов продукты. Эти предложения формируются благодаря бизнес-моделям необанков и финтехов без филиалов, открытым платформам Plug-and-Play, API-интерфейсам и гибкости цифровых стеков, которые обеспечивают эффективность операциям и низкие внутренние и внешние затраты.

На этом фоне традиционные банки выглядят бледно: Capgemini говорит, что 39% банков имеют возможность для надежного управления данными и только 26% получают самое важное из общего объема данных (Big Data).

Предпочтения потребителей банковских услуг во время пандемии COVID-19 изменились: 57% пользователей выберут интернет-банк вместо похода в отделение банка (до появления вируса – 49%). Опросы показывают, что треть респондентов недовольны существующим банковским обслуживанием и готовы перей­ти в финтех. При этом клиенты банков все чаще предпочитают мобильные приложения и чат-боты традиционным походам в отделение или звонку по телефону.

Банкам приходится конкурировать с гибкими предложениями финтехов; попутно им нужно постоянно снижать свои издержки, чтобы соответствовать по цене новым решениям из области финансовых технологий. «Лучше плохой мир, чем хорошая война», – подумали банкиры и начали сотрудничать с финтехом. Таких примеров уже много, из последних крупнейших – покупка Deutsche Bank индийской FinTech Quantiguous Solutions. Такие коллаборации позволяют банкам ускорить процесс цифровизации, а 58% процентов опрошенных банкиров сказали, что на запуск проектов с финтех-партнерами ушло менее года. Основными рисками в этом направлении являются проблемы кибербезопасности, вопросы регулирования, плохая IT-совместимость существующих банковских систем.

Глобальные тенденции понятны. А как они отражаются на Казахстане? Мы не отстаем от этого тренда, так как пандемия захватила весь мир. В Казахстане есть точечные очаги digital, многие говорят о цифровизации, но на практике у всех разная готовность банковской инфраструктуры к трансляции цифрового мира своим клиентам. А клиенты казахстанских банков не избалованы качественным предложением, поэтому у отечественных банкиров есть все шансы перекроить банковский рынок Казахстана на новой, цифровой карте страны.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg