По итогам AQR казахстанским банкам может понадобиться 400–600 млрд тенге

Средства нужны на формирование провизий

Иллюстрация: Shutterstock

С начала августа 14 крупнейших банков страны – Народный, Сбербанк, Kaspi, Forte, БЦК, АТФ, Евразийский, Jýsan Bank, Bank RBK, Альфа-Банк, Altyn Bank, Нурбанк, Хоум Кредит и ВТБ – проходят процедуру оценки качества активов (asset quality review, AQR). Для обеспечения прозрачности и объективности оценки Нацбанк проводит AQR совместно с международным консультантом, им стала выигравшая тендер глобальная консалтинговая компания Oliver Wyman. Ревизия продлится до конца года, после чего проверяющие вынесут соответствующий вердикт.

Свой прогноз относительно того, сколько денег понадобится влить в банки по результатам AQR, представило на днях международное рейтинговое агентство Moody’s в ходе состоявшейся в Алматы ежегодной конференции по кредитным рискам.

«Процедура AQR позволит оценить уровень проблемных кредитов, – сообщил вице-президент – старший аналитик группы оценки финансовых институтов Moody’s Владлен Кузнецов. – Понятно, что Нацбанк уже имеет какое-то представление по рынку. Просто публичное проведение позволит Нацбанку сделать реальные шаги по исправлению ситуации. По нашим внутренним оценкам, недостаток резервов в системе варьируется от 400 до 600 миллиардов тенге, что для государства является достаточно управляемым уровнем».

Насколько внутренняя оценка Moody’s соответствует реальному состоянию кредитного портфеля казахстанских банков? С этим вопросом «Курсив» обратился к авторитетным отечественным финансистам.

«Я бы не стала гадать на кофейной гуще, все зависит от консервативности подходов, применяемых аналитиками Oliver Wyman. Ситуацию с залоговым имуществом можно оценить по-разному. Например, сейчас сделки с землей активизируются, физические и юридические лица покупают и продают землю в городах, исходя из этого ликвидное обеспечение кредитов признается таковым. Но если использовать консервативный подход, можно заявить, что за последние два года не было крупных сделок с землей (допустим, в Алматы), и, соответственно, залог мы не рассматриваем как твердое обеспечение кредита, рассматриваем только денежные потоки заемщика. Оценка в этом случае будет иная, и размер резервирования будет намного выше, чем сейчас.

Я не исключаю, что будет выявлен какой-то недостаток в резервах банков. Какая это будет сумма, время покажет. Но вспомните: первая программа поддержки БВУ, реализованная в 2017 году, предполагала вливания в размере 650 млрд тенге для финансового оздоровления пяти банков. Возможно, оценки Moody’s базируются на предыдущем опыте. Но с тех пор ситуация поменялась. Подчеркну, дополнительный капитал, безусловно, понадобится. Я думаю, что вливать его будут акционеры и, при каких-то возвратных формах, Нацбанк или государство. Причем регулятор даст банкам время на исправление ситуации», - говорит Елена Бахмутова, председатель совета Ассоциации Финансистов Казахстана.

«Не знаю, как в Moody’s вышли на такую цифру. Это больше одного миллиарда долларов, средства немалые. Здесь возможны два варианта. Первый: их мнение основывается на анализе кредитного портфеля тех банков, которым они присваивают кредитные рейтинги. Ведь агентства работают как аудиторы, и на основе данных по отдельным банкам аналитики Moody’s могли сделать обобщение, касающееся всего рынка. Второе: возможно, у них есть инсайд из Национального банка. Не исключаю, что мы чего-то не знаем и регулятор готовится предоставить банкам определенный объем средств в рамках нового этапа программы оздоровления банковского сектора», - считает член совета директоров Нурбанка Ульф Вокурка.

«По оценке моей команды, AQR проходит нормально. Безусловно, это дополнительная нагрузка на людей: как любая проверка, AQR прибавляет работы. Процесс нелегкий, так как это происходит впервые. При этом мы учимся чему-то новому. Также интересно будет узнать, у каких банков нехватка капитала, объемы этой нехватки, какие действия будут предпринимать их акционеры. Что касается заявления Moody’s, то оно меня удивило, и вот почему. Я не знаю, на чем основываются их расчеты. Сумма очень большая, а само упражнение AQR только в середине. Мы даже не знаем о промежуточных результатах нашего банка. Как может кто-то знать о результатах всего банковского сектора? Я бы подождал еще два-три месяца – до завершения процедуры и оглашения официальных результатов. Конечно, аналитики могут называть цифры, но надо понимать, что они не окончательные», - делится своим мнением Гурам Андроникашвили, председатель правления ForteBank. 

«Сейчас сложно назвать какую-либо сумму. Могу сказать, что AQR находится в активной фазе. Например, в Банке ЦентрКредит к упражнению относятся очень ответственно, там люди до утра готовят отчеты аналитикам. Что касается оценок Moody’s, то могу сказать, что агентство делает прогнозы исходя из своих представлений о качестве активов. Но о возможных проблемных кредитах говорить еще очень рано. Я думаю, уже к концу декабря Нац­банк будет иметь более-менее объективную картину», - утверждает член совета директоров Банка ЦентрКредит Анвар Сайденов.

«Бывает лечение ракового больного, когда врачи говорят, что надо пройти курс и все будет хорошо. Но лекарства не помогают. Тогда говорят, что нужна операция, а человек внезапно умирает. То же самое с банками. Всякий раз, когда происходит спасение очередного банка с большим вливанием денег, возникает ощущение, что все проблемы решили, последнюю метастазу вырезали, пациент жив. Но проходит время, и мы понимаем: проблемы не решены. По озвученным Moody’s цифрам ничего не могу сказать, для этого надо иметь полный анализ кредитных портфелей банков. Зато могу сказать, что в Moody’s работают профессионалы, и если они осмеливаются называть цифры, то берут их не с потолка. Просто надо принять: проблемы в банковском секторе есть. А вот операбельные они или нет, мы пока не знаем», - резюмирует Айдан Карибжанов, председатель совета директоров и мажоритарный акционер Visor Holding.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Как изменится банк Kassa Nova после вхождения в состав Freedom Finance

Банк начнет предоставлять кастодиальные услуги

Фото: kursiv.kz

 Глава Freedom Holding Corp. Тимур Турлов рассказал, чем новый банк будет отличаться от других игроков на рынке.

Напомним, компания Freedom Holding Corp. во вторник, 4 августа, объявила о приобретении АО «Банк Kassa Nova», входящего в состав АО «Forte Bank». По завершении сделки банк Kassa Nova станет дочерней компанией АО «Freedom Finance». Ожидается, что сделка будет закрыта к концу года.

Комментируя сделку во вторник, Турлов отмечал, что приобретаемый холдингом банк будет в первую очередь сфокусирован на бизнесе инвестиционного банка.

Глава Freedom Holding Corp. представил свое видение банка после покупки, выступая в сегодня перед клиентами и сотрудниками.

«Мы считаем, что будем в состоянии построить эффективный цифровой банк с хорошими карточными продуктами и простым доступом к инвестициям, когда люди смогут со своей банковской карты инвестировать на фондовом банке», - отметил Турлов.

По его словам, холдинг планирует получить кастодиальную лицензию для своего банка.

«Сейчас кастодиальные издержки для подавляющего большинства игроков очень высокие, и это сильно сдерживает глобальную конкурентоспособность наших игроков. Мы постараемся перестроить базовую инфраструктуру, поработать над снижением операционной себестоимости и над радикальным ускорением этих процессов», - отметил глава Freedom Finance.

После завершения сделки Банк Kassa Nova больше не будет заниматься кредитованием в прежнем виде. Согласно условиям сделки, нынешний владелец банка, АО «Forte Bank», приобретет весь кредитный портфель Kassa Nova в размере 62 млрд тенге.

«Бизнес кредитования мы не поддерживаем, это не является нашей экспертизой, так же, как и банка в Москве (Freedom Finance Bank прим. ред.). Мы специализируемся на других направлениях, поэтому не планируем осуществлять кредитование ни своих структур, ни малого и среднего бизнеса в текущем формате», - отметил председатель правления АО «Freedom Finance» Сергей Лукьянов.

Вместе с тем, это не означает, что банк вообще не будет заниматься кредитованием. Инвестиционные банки предоставляют продукты в разных сегментах, в том числе в сегментах потребительского кредитования и ипотеки. При этом они не держат кредиты на своем балансе, а превращают их в ценные бумаги и продают на фондовом рынке.

«Даже пулы займов по кредитным картам могут продаваться на бирже каким-то крупным игрокам. Есть маленький региональный банк, он сделал выдачу каких-то займов и продал их крупному банку. Это – тоже интересный и хороший бизнес. Кто-то выдает займы, кто-то зарабатывает на том, что просто держит их на балансе и имеет доступ к дешевым деньгам», - пояснил Турлов.

Он отметил, что в Казахстане есть банки, накопившие большой объем свободных денег.

«Мы хотим дать возможность в том числе и нашим конкурентам и партнерам получить больший спектр интересных инструментов, которым они будут доверять, который будет хорошо структурирован и позволит зарабатывать больше и нам, и акционерам других крупных банков. В этом тоже одна из ключевых основ инвестиционного банка», - подчеркнул Турлов.

Отметим, Freedom Holding Corp. по итогам 2020 фискального года увеличил чистую прибыль втрое, до $22 млн.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg