Перейти к основному содержанию
25093 просмотра

Как казахстанские банкиры готовятся жить по новым правилам

Мнение управляющего директора ДБ «Альфа-Банк»

Фото: Shutterstock

На банковском рынке Казахстана, похоже, наступает эпоха настоящего капитализма. С одной стороны – в прошлое уходят старые правила игры, с другой – актуальными становятся недооцененные ранее казахстанскими банками возможности. А их очень много!

Эти возможности, о которых говорили годами, лично для меня сводятся к тезису, что эффективность государственных денег в банковской системе повысится. Как следствие – конкуренция со стороны банков за эти деньги будет только расти. Поэтому кредитные учреждения будут вынуждены активно погружаться в рынок. Ускорить этот процесс должно стресс-тестирование (оценка активов, AQR), которое идет в настоящее время в Казахстане и должно закончиться в декабре 2019 года. Какими будут итоги, пока до конца не ясно, но можно предположить, что некоторым банкам нужно будет принять серьезные стратегические решения.

Потенциал роста есть как в розничном, так и в корпоративном сегментах. Например, по данным Nielsen, несмотря на пессимистичную оценку экономической ситуации, потребительские настроения в Казахстане остаются на высоком уровне. Так, у 74% казахстанских потребителей есть свободные деньги (средства, оставшиеся после совершения расходов на базовые нужды), при этом 24% намерены делать сбережения. 44% полагают, что Казахстан не выйдет из экономической рецессии в ближайшие 12 месяцев.

Существующая инфраструктура в Казахстане обеспечивает значительный потенциал для развития цифрового банкинга. По разным оценкам, около 70% клиентов в мире к 2025 году будут в первую очередь требовать удаленное обслуживание посредством цифровых технологий. Казахстан в этом вопросе давно уже чуть ли не впереди планеты всей: проникновение интернета в Казахстане превысило 75%, мобильных устройств – 140% (по несколько телефонов на каждого человека). Тем временем проникновение цифрового банкинга все еще остается на уровне 30%, то есть только каждый третий казахстанский банк может похвастать удаленными каналами обслуживания. Более того – проблема организационной культуры, считают в McKinsey & Company, является сильнейшим препятствием для цифровой трансформации казахстанских компаний, об этом заявили 33% опрошенных McKinsey & Company. Далее идут: непонимание digital-трендов (25%), нехватка квалифицированных digital-специалистов (24%), неразвитая IT-инфраструктура (22%), отсутствие финансирования (21%) и многое другие. 

Если обратить внимание на возможности малого бизнеса, то достаточно взглянуть на статистику Миннацэкономики: в Казахстане более 809 тыс. ИП, 271 тыс. малых предприятий, 190 тыс. крестьянско-фермерских хозяйств – всего 1,27 млн компаний, из которых 352 тыс. не действуют. Кстати, 40% населения в Казахстане живет в сельской местности, хотя доля МСБ сельхозки в ВВП республики не превышает 4,2% за прошлый год – вот вам и потенциал роста. Средних компаний в Казахстане – 6,1 тыс., крупных – 2,4 тыс., рост за год – примерно 1%.

А вот долг индивидуальных предпринимателей демонстрирует значительный рост последние два года, а в 2019 году в основном как «розничных заемщиков» – по итогам 2018 года рост – 25%. То есть банки кредитуют бизнес, не как ИП, а как розничного клиента, предлагая потребительское кредитование на бизнес-нужды. Уровень проникновения кредитных продуктов в сегменте малого бизнеса не превышает 3-5% – то есть и здесь есть куда расти.

Статистику подтверждают аналитики, которые говорят о гармонизации мировых банковских тенденций и казахстанских. Эксперты McKinsey & Company считают, что глобальными банковскими трендами на сегодня являются: клиентский опыт, интеграция услуг в экосистемах, цифровые технологии и другие. По их данным, на казахстанском рынке ряд банков активно работают над улучшением клиентского опыта в целом – например, речь идет о работе над форматами отделений, запуске приложений. Помимо этого, в Казахстане уже существуют экосистемы, сочетающие в себе наличие нескольких торговых онлайн-платформ, продуктов транзакционного банкинга и кредитования.

Еще один мировой тренд заключатся в том, что клиенты предпочитают искать лучшие условия по продуктам, а технологический прорыв облегчает им этот процесс: клиенты могут получить ипотеку в одном банке, держать депозиты в другом банке, проводить платежи и переводы в третьем банке. Банки, которые способны пакетировать услуги под индивидуальные потребности клиентов на основе больших данных, получают преимущество, считают в McKinsey & Company.

banner_wsj.gif

4248 просмотров

Сумма докапитализации Tengri Bank должна была составить 23 млрд тенге

Такое требование к основному акционеру финнадзор выдвинул еще 30 марта

Фото: Офелия Жакаева

Сегодня, 28 мая, на сайте KASE размещен протокол внеочередного общего собрания акционеров Tengri Bank от 15 мая 2020 года. Документ содержит новые подробности о состоянии проблемного банка.

В частности, в протоколе указано, на какую сумму регулятор в лице агентства по финнадзору потребовал докапитализировать банк.

«30 марта агентство направило в Punjab National Bank (PNB) письмо с требованием представить план мероприятий по дополнительной капитализации Tengri Bank на сумму 23 млрд тенге», – говорится в документе.

Ранее ни финнадзор, ни банк эту сумму не раскрывали.

22 апреля финагентство направило в банк еще одно письмо, в котором «запросило план мероприятий по приведению пруденциальных нормативов в соответствие с требованиями». В ответ банк сообщил, что в качестве краткосрочной меры пополнения ликвидности получил поддержку от PNB в виде кредитной линии.

«Решение о плане мероприятий по докапитализации будет принято после получения от Deloitte отчета об оценке и плана оздоровления банка», – проинформировал акционеров председатель правления Tengri Bank Паван Сингх и «обратился к ним с просьбой сообщить о своих планах по дополнительной капитализации банка».

В протоколе перечислены 13 присутствовавших на собрании акционеров Tengri Bank, суммарная доля которых составляет 99,999%:

  1. Punjab National Bank (41,64% голосующих акций)
  2. Бауржан Бармамбеков (9,19%)
  3. Виктория Ким (9,19%)
  4. Мырзатай Ыдырыс (7,71%)
  5. Альфия Куанышева (7,65%)
  6. Ринар Рахимов (6,20%)
  7. ТОО «Paranoid» (4,77%)
  8. ТОО «Коктем Инвест» (4,28%)
  9. Алия Нургалиева (4,24%)
  10. Сания Жакупова (4,05%)
  11. Ажмат Алимов (0,09%)
  12. Алмат Бекжанов (0,09%)
  13. TOO «Павлодарский Вторчермет» (0,02%)

Также на собрании присутствовали представители Агентства по регулированию и развитию финансового рынка Бадельбаев Т.В. и Заурбеков Б.Н.

Повестка дня собрания включала в себя два вопроса: избрание нового состава совета директоров (СД) и «рассмотрение вопроса о заключении соглашения между акционерами Tengri Bank». По итогам голосования по первому вопросу состав СД сменился полностью, причем имя нового председателя СД банк не сообщил.

Перед тем как голосовать по второму пункту повестки, Павану Сингху пришлось выступить с разъяснениями в ответ на вопросы некоторых акционеров.

«Ранее имелось одно акционерное соглашение, заключенное в 2010 году, срок действия которого истек после 2015 года, когда доля PNB в Tengri Bank упала ниже 50%. В связи с этим возникла необходимость заключить новое акционерное соглашение, но стало понятно, что группа местных акционеров всегда представлена только двумя лицами при ведении любых переговоров от имени акционеров банка. Punjab National Bank попросил местных акционеров либо получить статус крупного участника Tengri Bank, либо решить, хотят ли они остаться в качестве независимых миноритарных акционеров. Однако консенсуса по данному вопросу так и не удалось достичь», – приводятся в протоколе слова Павана Сингха.

Судя по протоколу, консенсус между акционерами не найден до сих пор. «По итогам голосования акционерами банка единогласно принято решение ‹Против» рассмотрения и обсуждения проекта акционерного соглашения между акционерами банка», – говорится в документе.

Tengri Bank с 14 апреля ввел суточные лимиты на расходные операции с использованием платежных карточек до 50 тыс. тенге в сутки на фоне нестабильной ситуации с ликвидностью. Затем совокупный суточный лимит на расходные операции был увеличен с 50 тыс. тенге до 100 тыс. тенге.

Тогда международное рейтинговое агентство Moody's Investors Service понизило долгосрочные рейтинги по депозитам Tengri Bank в национальной и иностранной валюте с «B2» до «Caa3». Кроме того, Moody's понизило базовую оценку кредитоспособности (BCA) банка с «b3» до «ca». Moody's воспринимает введение лимитов на операции как событие дефолта, которое привело к понижению BCA.

22 апреля Агентство по регулированию и развитию финансового рынка потребовало от индийского Punjab National Bank докапитализировать Tengri Bank, испытывающий финансовые проблемы, в срок до 30 апреля. 24 апреля крупнейшим акционером Tengri Bank было принято решение об обеспечении ликвидности и поддержании банка для осуществления им своей операционной деятельности.

20 февраля Tengri Bank сообщил об отказе от ранее анонсированного слияния с AsiaCredit Bank и Capital Bank. Ранее Tengri Bank уведомлял биржу о двух корпоративных судебных спорах.

По состоянию на 1 мая Tengri Bank занимает 19-е место по объему активов (110,5 млрд тенге против 124,3 млрд на начало года) среди 27 казахстанских БВУ. Первые четыре месяца текущего года банк отработал с убытком, который составил 3,3 млрд тенге. Обязательства Tengri Bank на 1 мая составляют 91 млрд тенге, в том числе вклады физлиц – 26,4 млрд, вклады юрлиц – 27,7 млрд. Собственный капитал банка на отчетную дату, по данным Нацбанка, составляет 19,5 млрд тенге.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png