В Нурбанке прокомментировали рейтинговую оценку

12 августа агентство S&P подтвердило рейтинги банка и негативный прогноз по ним

Рейтинги АО «Нурбанк» подтверждены на уровне «В-/В» в связи с ожидаемым получением внешней поддержки; прогноз остается «Негативным» вследствие низкого качества активов, говорится в отчете S&P Global Ratings от 12 августа.

«Подтверждение рейтингов обусловлено нашими ожиданиями того, что Нурбанк получит достаточную внешнюю поддержку (…), которая, как мы понимаем, будет оказана ему в ближайшие шесть месяцев», – отмечают аналитики S&P.

Они допускают, что объем такой поддержки может быть достаточен для покрытия резервами примерно 50-60% проблемных кредитов. Вероятнее всего, пишут авторы отчета, внешняя поддержка будет иметь форму долгосрочного финансирования.

Кроме того, полагают в S&P, при необходимости акционер (Рашит Сарсенов. – «Курсив») может оказать банку дополнительную значительную поддержку ликвидностью, которой будет достаточно, чтобы компенсировать потенциальный отток средств клиентов.

«История предоставления такой поддержки подтверждает наши ожидания. Так, в 2018 году акционер выкупил портфель проблемных кредитов, что позволило банку отразить в отчетности значительную разовую прибыль. Кроме того, в 2017-2018 годах он разместил на счетах банка значительный объем депозитов, что способствовало стабилизации профиля фондирования после существенного оттока депозитов», – говорится в отчете.

Как уточняют аналитики, акционер Нурбанка, по данным Forbes, является одним из самых богатых бизнесменов в Казахстане, занимая в этом списке шестое место с состоянием $780 млн.

S&P констатирует, что, несмотря на проводимую Нурбанком с 2013 года расчистку баланса, объем проблемных кредитов, сформировавшихся в прошлые периоды, остается высоким и оказывает значительное давление на жизнеспособность бизнес-модели банка.

«Показатели качества активов Нурбанка по-прежнему ниже среднего уровня по банковской системе Казахстана. Доля проблемных кредитов (кредиты третьей стадии согласно определениям МСФО 9) составляет около 40% совокупного кредитного портфеля и 170% совокупного собственного капитала», – говорится в отчете.

Статистика просроченных кредитов, представленная на сайте регулятора, не подтверждает мнения S&P о том, что качество активов Нурбанка ниже среднего. На 1 августа доля NPL 90+ (займы с просрочкой свыше 90 дней) в Нурбанке составляет 8,26% (на начало года – 7,62%), доля всей просрочки – 15,99% (на начало года – 9,42%). Таким образом, оценка проблемных кредитов Нурбанка аналитиками S&P превышает уровень NPL 90+ почти в пять раз.

В пресс-службе Нурбанка «Курсиву» объяснили, с чем связано расхождение в оценках.

«Нацбанк считает уровень NPL по просрочке основного долга более 90 дней. S&P считает, что всё, что по отчетности МСФО 9 относится к третьей стадии, – это проблемная задолженность. При этом в третьей стадии могут быть кредиты без просрочек, но имеющие определенные признаки обесценения, например реструктуризация. При этом заем может быть обеспечен полностью хорошими залогами. Мы считаем, что это не проблемный кредит, но рейтинговое агентство такие нюансы не учитывает», – сообщили в Нурбанке.

Согласно аудированной отчетности Нурбанка, существует целый ряд критериев для перевода кредита в третью стадию, когда актив становится кредитно-обесцененным (дефолтным). Помимо просрочки свыше 90 дней, это может быть снижение внутреннего кредитного рейтинга заемщика до уровня «CC»; подача иска о признании заемщика банкротом; появление информации об обстоятельствах, которые нанесли заемщику существенный материальный ущерб; реструктуризация займа в связи с ухудшением финансового состояния заемщика один и более раз за последние 12 месяцев; и другое.

По данным аудированной отчетности Нурбанка, объем кредитов, выданных клиентам, на конец 2018 года составил 264,9 млрд тенге. Из них кредиты третьей стадии составляют 103,3 млрд тенге, или 39%, что практически совпадает с оценкой 40%, которой руководствуется S&P. Причем в корпоративном портфеле Нурбанка доля таких кредитов составляет 43,6%, в рознице – 35,5%, в портфеле МСБ ¬– 28,6%. 

Аналитики S&P оценивают коэффициент покрытия проблемных кредитов резервами (около 25%) в Нурбанке как «очень низкий».

«Мы полагаем, что объем генерируемой прибыли от основной деятельности до вычета расходов на формирование резервов недостаточен для существенного улучшения этого показателя. В связи с этим мы считаем Нурбанк зависимым от внешней поддержки», – говорится в отчете рейтингового агентства.

Получение такой поддержки, по мнению S&P, позволит банку сформировать значительные резервы на потери по кредитам с признаками обесценения и, как следствие, улучшить качество активов. 

В Нурбанке информацию о сроках, объемах и источниках внешней поддержки «Курсиву» не раскрыли. Комментируя ситуацию с провизиями, в банке отметили, что в данном случае (рейтинговым агентством. – «Курсив») не учитывается, что заемщики могут иметь хорошие залоги.

«Если заемщик обеспечен залогами, ставка по нему рыночная, но испытывает временные трудности, то почему банк должен сразу начинать процедуру взыскания долга через залоги? Мы неоднократно говорили, что к каждому заемщику, у которого возникают трудности, мы подбираем индивидуальный подход для выхода из сложившейся ситуации. В итоге выигрывают все: заемщик имеет возможность «встать на ноги», то есть выигрывает реальный сектор экономики, а банк имеет свою прибыль от вознаграждения. Но это не отражается в рейтинговой оценке», – сообщили в пресс-службе Нурбанка.

Возможно, расхождения в оценках между рейтинговым агентством и финансовым институтом будут приведены к общему знаменателю в рамках проводимой сейчас в Казахстане процедуры AQR .

Как отмечают аналитики S&P, прогноз «Негативный» отражает их мнение о том, что низкое качество активов Нурбанка обусловливает риски негативного вмешательства в его деятельность со стороны регулятора.

«Эти риски особенно актуальны в контексте правительственной программы по оценке качества активов в казахстанском банковском секторе. Насколько мы понимаем, ее результаты могут быть публичными. В отсутствие своевременной и достаточной внешней поддержки это может обусловить дополнительное давление на позицию капитала Нурбанка и его взаимоотношения с клиентами», – сказано в отчете.

О том, что фактическая ситуация на банковском рынке РК, мягко говоря, не совпадает с официальными данными, сигнализирует и агентство Fitch Ratings. В опубликованном вчера обзоре казахстанских банков за II квартал 2019 года (цитаты по interfax.kz) аналитики Fitch подчеркнули, что реальный объем проблемных займов в секторе как минимум вдвое выше, чем 11,4% (средний показатель неработающих кредитов согласно регулятивной финотчетности банков на конец II квартала).

«Об этом свидетельствуют данные по МСФО 9, которые мы считаем более показательными для оценки качества активов. По нашим оценкам, согласно отчетности банков по МСФО на конец 2018 года, средний показатель кредитов третьей стадии в секторе был равен 22%, а кредиты второй стадии составляли еще 7%», – говорится в обзоре Fitch.

Неясно, пишет Fitch, насколько строгой будет процедура AQR, но некоторым банкам, возможно, придется увеличить резервы, а банкам с существенными объемами недопровизирования может потребоваться привлечение капитала или даже применение мер финансового оздоровления. При этом Fitch не исключает, что при необходимости банкам вновь может быть предоставлена господдержка – например, через передачу плохих кредитов в принадлежащие государству фонды.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Как менялась прибыль банков на карантине

Изучили помесячную динамику и сравнили с прошлогодней

Коллаж: Вадим Квятковский

Статистика весеннего карантина достаточно ясно показала, насколько просел бизнес банков из-за введения изоляционных мер. «Курсив» изучил, как менялась прибыль кредитных организаций в разрезе отдельных игроков и отдельных месяцев. Эта информация может помочь понять, чего ждать сектору от повторного локдауна.

С точки зрения доходности работающие в Казахстане банки можно разделить на несколько категорий. В предлагаемой «Курсивом» классификации таких подразделений восемь.

Элита

Элитная лига представлена всего двумя игроками – Халыком и Kaspi, которые буквально штампуют прибыль в объемах, несопоставимых с конкурентами. Халык за первые пять месяцев текущего года заработал 122 млрд тенге, и это единственный банк, чья чистая прибыль за рассматриваемый период превысила сотню миллиардов. Однако из-за режима ЧС он пока уступает себе прошлогоднему (минус 9 млрд тенге, или –7%). Динамика стала отрицательной из-за показателей в апреле и мае, когда банк заработал на 14 млрд и 17 млрд тенге меньше, чем в соответствующие месяцы 2019-го.

Финансовый результат Kaspi за январь – май составил 91 млрд тенге, показав рост на 60% год к году. В апреле и мае прибыль банка уменьшилась по сравнению с предыдущими месяцами, но, во-первых, это снижение было незначительным, во-вторых, банк все равно идет с опережением прошлогоднего графика (как видно из диаграммы, кривая помесячной прибыли Kaspi в текущем году на всем своем протяжении находится выше прошлогодней кривой).

Прибыль банков (правки)-1.jpg

Гроссмейстеры

Следующее подразделение включает в себя три банка – Forte, Сбербанк и Ситибанк, которые по состоянию на 1 июня заработали от 22 млрд до 25 млрд тенге. Доход Forte год к году вырос более чем вдвое, причем ровно его половина (12,4 млрд тенге) была получена в марте. Ранее «Курсив» направлял в банк запрос с просьбой прокомментировать высокий мартовский результат. Forte на запрос не ответил.

Прибыль Ситибанка оказалась почти на 50% выше прошлогодней. Из графика этого института видно, что больше всего он заработал в марте (6 млрд тенге), когда произошла резкая девальвация. В мае доход Сити снизился по сравнению с двумя предыдущими месяцами, однако все равно остался выше показателя прошлого года.

Сбербанк проиграл себе прошлогоднему 6 млрд тенге, или 21%. Год для российской «дочки» начался успешно: в январе и феврале она заработала на 5 млрд больше, чем в 2019-м. Однако начиная с марта кривая доходов Сбербанка резко ушла вниз, и он покинул тройку самых прибыльных банков РК, которую замыкал по итогам 2019-го.

Мастера

В третий дивизион логично будет включить еще три банка, чья прибыль с начала года превысила 10 млрд тенге, но не дотянула до 15 млрд. Это Жилстройсбербанк, Хоум Кредит и дочерняя Альфа. Чистый доход специализированного Жилстроя год к году вырос на 21%, при этом в апреле и мае он практически повторил прошлогодние результаты. У этого банка пятый по величине ссудный портфель среди 27 казахстанских БВУ и минимальный объем безнадежной просрочки (0,32%).

Прибыль Хоум Кредита год к году сократилась на 23%, прежде всего за счет глубокой просадки в апреле. Однако этот банк, с учетом его относительно небольшого размера, продолжает оставаться одним из самых эффективных в стране. Другое дело, что вышеупомянутая апрельская яма может повториться в условиях нового карантина. Видимо, на клиентах Хоум Кредита экономические форс-мажоры отражаются быстрее всего.

Альфа-Банк заработал на 75% больше, чем в прошлом году. Для этого игрока особенно удачным оказался май, принесший 4,4 млрд тенге чистой прибыли. Надо отметить, что за весь 2019 год Альфа заработала 13,3 млрд тенге. При сохранении майских темпов банк может превысить этот результат уже по итогам первого полугодия. 

Кандидаты

Четвертая группа состоит из двух игроков – Jýsan и Алтына. Их прибыль расположилась в коридоре между 5 млрд и 10 млрд тенге. Деятельность Jýsan не поддается сравнению с прошлым годом, поскольку на
1 июня 2019-го этот банк отра­зил в своей отчетности убыток в размере 186 млрд тенге. В текущем году Jýsan добился высокой прибыли в марте (18,6 млрд тенге, почти как у Kaspi), после чего ушел в минус на 10 млрд и 2,6 млрд в апреле и мае соответственно. Что касается Алтына, то он улучшил прошлогодний показатель на 12%. По сравнению с графиком 2019 года этот банк проиграл самому себе лишь однажды – в апреле.

Подмастерья

В пятый дивизион напрашивается включение пяти банков с доходами от 2 млрд до 5 млрд тенге. Это Банк ЦентрКредит, Bank RBK, ВТБ и дочерние китайские Bank of China и ICBC. Прибыль БЦК сократилась год к году на 4%. В мае 2020-го она составила почти столько же, сколько в январе (порядка 800 млн тенге), и ровно столько же банк заработал в январе 2019-го.

Bank RBK хоть и прибавил к прошлогоднему показателю 32%, но сам размер прибыли (даже если сравнивать с представителями нашего условного четвертого дивизиона) остается весьма скромным – 2,9 млрд тенге. Кривая распределения доходов этого банка (если отбросить январь) напоминает графики Kaspi и Сити, что говорит о стабильном ежемесячном заработке, но в несоизмеримо меньших масштабах, чем это умеют делать лидеры.

ВТБ увеличил прибыль на 41% год к году, но в абсолютных цифрах этот рост составляет всего 730 млн тенге. Что касается помесячной динамики, то после достигнутого пика в марте доходы банка упали, в том числе в мае ВТБ проиграл себе самому годичной давности. 

Прибыль «дочек» Bank of China и ICBC выросла на 9 и 32% соответственно. Эти игроки не делают погоды в банковском секторе, работают с узким кругом корпоративных клиентов, не увлекаются кредитованием, концентрируясь больше на казначейских операциях, поэтому их статистика не является важной с точки зрения оценки состояния рынка. Месячная прибыль Bank of China с начала года находится в диапазоне 500–900 млн тенге, аналогичный показатель ICBC составляет 200–600 млн.

Шестая лига

В шестую группу можно включить три банка с прибылью от 1 млрд до 2 млрд тенге. Это турецкий КЗИ, Kassa Nova и АТФ. Из них важность для рынка представляет только последний. По объему активов АТФ на 1 июня занимает восьмое место в системе, по объему ссудного портфеля – седьмое. Имея такие размеры бизнеса, зарабатывает банк мало. Прибыль АТФ за пять месяцев составила 1,45 млрд тенге, снизившись почти на 80% год к году. Причем в каждом месяце текущего года банк проигрывает своему собственному прошлогоднему графику прибыли.

Символисты и утописты

Седьмой дивизион состоит из пяти игроков с прибылью до 1 млрд тенге, хотя ни один из этой пятерки не заработал даже половины этой суммы. Сюда вошли четыре карликовые структуры (Заман, Шинхан, Al Hilal и НБ Пакистана), компанию которым составил Евразийский банк – девятый по объему активов и ссудного портфеля в системе. Прибыль Евразийского сократилась год к году на 74%, до символических 374 млн тенге. Три весенних месяца банк отработал с убытком. 

Заключительный, восьмой по нашей классификации, дивизион сформировала четверка убыточных банков. Три из них испытывают проблемы и в текущей операционной деятельности, это Capital, AsiaCredit и Tengri. Самые большие убытки в системе допустил относительно крупный Нурбанк. Этот игрок и год назад не демонстрировал впечатляющих результатов, но хотя бы находился в положительной зоне с точки зрения декларируемой заработанной прибыли.

Банки 5,5х55 (правки)-1.jpg

Слово рынку

«Курсив» обратился в 16 банков (14 игроков, прошедших AQR, плюс Жилстрой и Сити) с просьбой сообщить, насколько изменились их прогнозы или планы по годовой прибыли в связи с возникшими форс-
мажорными трудностями в экономике. Судя по полученным нами ответам, банки либо не хотят раскрывать новые планы, либо опасаются, что озвученный ими прогноз сильно разойдется с реальным результатом по итогам года.

Действительно, ситуация в экономике остается крайне неопределенной. Но даже пока она была абсолютно благополучной (с точки зрения влияния внешних фундаментальных факторов), ряд крупных (или значимых для системы) банков не отличался высокой прибыльностью. В отношении отдельных структур создавалось впечатление (и оно остается), что они присутствуют на рынке не для того, чтобы приносить доход, а в каких-то иных целях, известных только их акционерам и, возможно, регулятору. 

Два банка – Forte и Алтын – на наш запрос не ответили в принципе. Kaspi, Сбербанк, Ситибанк и Bank RBK от комментариев отказались. Надо отметить, что все шесть вышеперечисленных организаций не относятся к числу аутсайдеров и в качестве зарабатывающих единиц свою роль так или иначе выполняют.
Два института – Халык и Евразийский – сообщили, что официальный пересмотр планов им еще предстоит.

По информации пресс-службы Халыка, планируется, что прогнозы банка обновятся во второй половине августа. В Евразийском пересмотр ключевых показателей будет обсуждаться на заседании совета директоров, которое пройдет «в ближайшие две недели».

Три организации – Хоум Кредит, АТФ и Нурбанк – заявили о сложности прогнозирования в условиях текущей неопределенности. В Хоум Кредите отметили, что «банк может вносить корректировки в прогноз по росту прибыли», но от озвучивания конкретных цифр воздержались. «Принимая во внимание воздействие пандемии и потенциальное введение локдаунов, назвать однозначные ожидаемые показатели не является возможным», – подчеркнули в банке.

«Прогнозы по плановым финансовым показателям в настоящее время продолжают оставаться волатильными в привязке к влиянию на них внешних факторов, – сказали в пресс-службе АТФ. – Возможность получить и озвучить данные по обновленным прогнозам банка появится не раньше того времени, когда ситуация в Казахстане станет более стабильной и предсказуемой и сможет послужить основой для корректного прогнозного анализа».

Планы Нурбанка были утверждены в декабре 2019-го, однако последовавшие значимые события создали необходимость внесения в них существенных корректировок, сообщили в организации. К числу таких событий в банке отнесли не только пандемию коронавируса, но и результаты AQR и участие в программе повышения финансовой устойчивости.

«Первое полугодие показало, что делать какие-либо прогнозы достаточно сложно, так как ситуация постоянно меняется, и, естественно, это сказывается на финансовых показателях», – отметили в пресс-службе Нурбанка. 

Три игрока – Альфа, ВТБ и Jýsan – утверждают, что все идет по старому плану. Альфа-Банк не пересматривал прогноз по прибыли и намерен достигнуть запланированных показателей, сообщили в пресс-службе организации. По информации банка, «благодаря высокому уровню цифровизации объем оказываемых услуг остается на запланированном уровне». 

В Банке ВТБ «не ожидают существенных отклонений по объемным показателям». Заработанный банком в I квартале чистый доход в размере 1,7 млрд тенге «в несколько раз превышает плановый показатель на эту дату», уточнили в пресс-службе ВТБ.

В Jýsan Bank сообщили, что «в настоящее время ведется работа по анализу влияния падения цен на нефть и коронавирусной инфекции на показатели банка».

«При этом мы не ожидаем существенного влияния на запланированный ранее размер годовой прибыли», – добавили в пресс-службе Jýsan.

Из 16 опрошенных банков только один – ЦентрКредит – откровенно заявил о готовности к выпадению части доходов.

«Пандемия и карантинные меры повлияли на снижение экономического роста в стране, деловую активность и потребление. С учетом сложившейся ситуации, а также реализации мероприятий по предоставлению отсрочек и реструктуризаций, прогнозные данные по прибыли пересмотрены в сторону снижения примерно на 25%», – рассказали в пресс-службе БЦК. 

Но даже БЦК, не говоря уже об остальных игроках, не стал раскрывать сами значения плановых показателей – ни принятые до кризиса, ни актуализированные. На это отважился только Жилстройсбербанк, что, впрочем, может объясняться его нахождением вне универсального конкурентного поля. По данным пресс-службы этого банка, согласно утвержденному в конце 2019 года плану в текущем году Жилстрой должен заработать 22,4 млрд тенге чистой прибыли. Планы на 2020 год официально еще не были пересмотрены, чистая прибыль ожидается на утвержденном уровне, сообщили в Жилстрое.

Экспертиза

Начавшийся новый локдаун вряд ли сделает богатые банки еще богаче, зато может усугубить и без того непростое положение неэффективных институтов. Особенно это касается игроков, у которых AQR выявила потребность в дорезервировании в связи с неважным качеством кредитного портфеля.

По мнению вице-президента – старшего аналитика рейтингового агентства Moody’s Семена Исакова, частичное возобновление ограничительных мер в Казахстане еще больше ухудшит и без того тяжелую ситуацию в секторе МСБ и потребительского кредитования.

«Сценарий быстрого восстановления экономики, ориентированной на внутренний спрос, и резкого возобновления обслуживания ранее реструктурированных кредитов теперь практически исключен, – сказал он «Курсиву». – Без дополнительной помощи со стороны государства это заставит банки скорректировать ожидаемые кредитные потери в большую сторону».

В S&P по-прежнему считают, что для банковского сектора РК этот год будет достаточно тяжелым, но свои базовые предпосылки агентство пока не пересматривало, сообщила «Курсиву» директор направления «Финансовые институты» S&P Global Ratings Ирина Велиева.

«Мы по-прежнему ожидаем, что прибыль в 2020 году упадет вдвое по сравнению с 2019-м, и многие банки окажутся убыточными. Мы ожидаем отчислений в резервы на уровне порядка 4,5% кредитного портфеля, – это достаточно высокий уровень, который будет существенно влиять на финансовые результаты банков. Мы видим, что наиболее существенно первая волна ограничений сказалась на качестве обслуживания кредитов со стороны МСБ – этот сегмент пока проявляет себя как наиболее чувствительный к вводимым ограничениям. Тем не менее, мы ожидаем, что качество обслуживания долга ухудшится по всем категориям заемщиков. Эффект от государственных мер поддержки поможет смягчить удар, но компенсирует его не полностью», – сказала Велиева.

Аналитики рейтингового агентства АКРА не столь пессимистичны. Объявленный в РК двухнедельный карантин пока напрямую не сильно влияет на банки, отметил в беседе с «Курсивом» глава офиса АКРА в МФЦА Аскар Елемесов.

«Во-первых, – перечисляет он, – по сравнению с весенним карантином вводимые ограничения намного легче. Может продолжать свою работу гораздо более широкий круг предприятий, в том числе МСБ. Во-вторых, продекларированный срок действия ограничительных мер гораздо короче. В-третьих, Нацбанку и финнадзору нет необходимости срочно принимать какие-то серьезные регуляторные послабления в дополнение к уже действующим».

Елемесов напомнил, что ранее финнадзор уже принял ряд мер по стимулированию кредитования – например, снизил требования к капиталу банков и ввел пониженное взвешивание по рискам для сектора МСБ. Более либеральный режим регулирования будет действовать до 1 октября.

«Для текущего момента более важно то, что недавно были ослаблены требования к ликвидности банков. Это позволяет им создать дополнительный запас прочности в случае наступления каких-то непредвиденных обстоятельств, к которым можно отнести и повторное введение карантина», – резюмировал эксперт.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg