Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1858 просмотров

В Нурбанке прокомментировали рейтинговую оценку

12 августа агентство S&P подтвердило рейтинги банка и негативный прогноз по ним

Рейтинги АО «Нурбанк» подтверждены на уровне «В-/В» в связи с ожидаемым получением внешней поддержки; прогноз остается «Негативным» вследствие низкого качества активов, говорится в отчете S&P Global Ratings от 12 августа.

«Подтверждение рейтингов обусловлено нашими ожиданиями того, что Нурбанк получит достаточную внешнюю поддержку (…), которая, как мы понимаем, будет оказана ему в ближайшие шесть месяцев», – отмечают аналитики S&P.

Они допускают, что объем такой поддержки может быть достаточен для покрытия резервами примерно 50-60% проблемных кредитов. Вероятнее всего, пишут авторы отчета, внешняя поддержка будет иметь форму долгосрочного финансирования.

Кроме того, полагают в S&P, при необходимости акционер (Рашит Сарсенов. – «Курсив») может оказать банку дополнительную значительную поддержку ликвидностью, которой будет достаточно, чтобы компенсировать потенциальный отток средств клиентов.

«История предоставления такой поддержки подтверждает наши ожидания. Так, в 2018 году акционер выкупил портфель проблемных кредитов, что позволило банку отразить в отчетности значительную разовую прибыль. Кроме того, в 2017-2018 годах он разместил на счетах банка значительный объем депозитов, что способствовало стабилизации профиля фондирования после существенного оттока депозитов», – говорится в отчете.

Как уточняют аналитики, акционер Нурбанка, по данным Forbes, является одним из самых богатых бизнесменов в Казахстане, занимая в этом списке шестое место с состоянием $780 млн.

S&P констатирует, что, несмотря на проводимую Нурбанком с 2013 года расчистку баланса, объем проблемных кредитов, сформировавшихся в прошлые периоды, остается высоким и оказывает значительное давление на жизнеспособность бизнес-модели банка.

«Показатели качества активов Нурбанка по-прежнему ниже среднего уровня по банковской системе Казахстана. Доля проблемных кредитов (кредиты третьей стадии согласно определениям МСФО 9) составляет около 40% совокупного кредитного портфеля и 170% совокупного собственного капитала», – говорится в отчете.

Статистика просроченных кредитов, представленная на сайте регулятора, не подтверждает мнения S&P о том, что качество активов Нурбанка ниже среднего. На 1 августа доля NPL 90+ (займы с просрочкой свыше 90 дней) в Нурбанке составляет 8,26% (на начало года – 7,62%), доля всей просрочки – 15,99% (на начало года – 9,42%). Таким образом, оценка проблемных кредитов Нурбанка аналитиками S&P превышает уровень NPL 90+ почти в пять раз.

В пресс-службе Нурбанка «Курсиву» объяснили, с чем связано расхождение в оценках.

«Нацбанк считает уровень NPL по просрочке основного долга более 90 дней. S&P считает, что всё, что по отчетности МСФО 9 относится к третьей стадии, – это проблемная задолженность. При этом в третьей стадии могут быть кредиты без просрочек, но имеющие определенные признаки обесценения, например реструктуризация. При этом заем может быть обеспечен полностью хорошими залогами. Мы считаем, что это не проблемный кредит, но рейтинговое агентство такие нюансы не учитывает», – сообщили в Нурбанке.

Согласно аудированной отчетности Нурбанка, существует целый ряд критериев для перевода кредита в третью стадию, когда актив становится кредитно-обесцененным (дефолтным). Помимо просрочки свыше 90 дней, это может быть снижение внутреннего кредитного рейтинга заемщика до уровня «CC»; подача иска о признании заемщика банкротом; появление информации об обстоятельствах, которые нанесли заемщику существенный материальный ущерб; реструктуризация займа в связи с ухудшением финансового состояния заемщика один и более раз за последние 12 месяцев; и другое.

По данным аудированной отчетности Нурбанка, объем кредитов, выданных клиентам, на конец 2018 года составил 264,9 млрд тенге. Из них кредиты третьей стадии составляют 103,3 млрд тенге, или 39%, что практически совпадает с оценкой 40%, которой руководствуется S&P. Причем в корпоративном портфеле Нурбанка доля таких кредитов составляет 43,6%, в рознице – 35,5%, в портфеле МСБ ¬– 28,6%. 

Аналитики S&P оценивают коэффициент покрытия проблемных кредитов резервами (около 25%) в Нурбанке как «очень низкий».

«Мы полагаем, что объем генерируемой прибыли от основной деятельности до вычета расходов на формирование резервов недостаточен для существенного улучшения этого показателя. В связи с этим мы считаем Нурбанк зависимым от внешней поддержки», – говорится в отчете рейтингового агентства.

Получение такой поддержки, по мнению S&P, позволит банку сформировать значительные резервы на потери по кредитам с признаками обесценения и, как следствие, улучшить качество активов. 

В Нурбанке информацию о сроках, объемах и источниках внешней поддержки «Курсиву» не раскрыли. Комментируя ситуацию с провизиями, в банке отметили, что в данном случае (рейтинговым агентством. – «Курсив») не учитывается, что заемщики могут иметь хорошие залоги.

«Если заемщик обеспечен залогами, ставка по нему рыночная, но испытывает временные трудности, то почему банк должен сразу начинать процедуру взыскания долга через залоги? Мы неоднократно говорили, что к каждому заемщику, у которого возникают трудности, мы подбираем индивидуальный подход для выхода из сложившейся ситуации. В итоге выигрывают все: заемщик имеет возможность «встать на ноги», то есть выигрывает реальный сектор экономики, а банк имеет свою прибыль от вознаграждения. Но это не отражается в рейтинговой оценке», – сообщили в пресс-службе Нурбанка.

Возможно, расхождения в оценках между рейтинговым агентством и финансовым институтом будут приведены к общему знаменателю в рамках проводимой сейчас в Казахстане процедуры AQR .

Как отмечают аналитики S&P, прогноз «Негативный» отражает их мнение о том, что низкое качество активов Нурбанка обусловливает риски негативного вмешательства в его деятельность со стороны регулятора.

«Эти риски особенно актуальны в контексте правительственной программы по оценке качества активов в казахстанском банковском секторе. Насколько мы понимаем, ее результаты могут быть публичными. В отсутствие своевременной и достаточной внешней поддержки это может обусловить дополнительное давление на позицию капитала Нурбанка и его взаимоотношения с клиентами», – сказано в отчете.

О том, что фактическая ситуация на банковском рынке РК, мягко говоря, не совпадает с официальными данными, сигнализирует и агентство Fitch Ratings. В опубликованном вчера обзоре казахстанских банков за II квартал 2019 года (цитаты по interfax.kz) аналитики Fitch подчеркнули, что реальный объем проблемных займов в секторе как минимум вдвое выше, чем 11,4% (средний показатель неработающих кредитов согласно регулятивной финотчетности банков на конец II квартала).

«Об этом свидетельствуют данные по МСФО 9, которые мы считаем более показательными для оценки качества активов. По нашим оценкам, согласно отчетности банков по МСФО на конец 2018 года, средний показатель кредитов третьей стадии в секторе был равен 22%, а кредиты второй стадии составляли еще 7%», – говорится в обзоре Fitch.

Неясно, пишет Fitch, насколько строгой будет процедура AQR, но некоторым банкам, возможно, придется увеличить резервы, а банкам с существенными объемами недопровизирования может потребоваться привлечение капитала или даже применение мер финансового оздоровления. При этом Fitch не исключает, что при необходимости банкам вновь может быть предоставлена господдержка – например, через передачу плохих кредитов в принадлежащие государству фонды.


955 просмотров

FinTech заставляет казахстанские банки учитывать интересы потребителей

Финансовые институты вынуждены подстраиваться под интересы нового поколения потребителей, предпочитающих пользоваться услугами удаленно

Иллюстрация: Shutterstock

2013 год стал переломным моментом в плане цифровизации банковских услуг. Именно в этот период количество обладателей смартфонов перевалило за 1 миллиард человек и компании были вынуждены начать этап цифровой трансформации с учетом изменения поведения пользователей. Об этом, выступая на ежегодной конференции Первого кредитного бюро (ПКБ) Казахстана, рассказал вице-президент компании Middleware (Украина) Дмитрий Ровинский. Кстати, форум ПКБ 2019 года был посвящен трансформации финансового рынка с применением высоких технологий.

По словам спикера, изначально не все компании были готовы менять устоявшуюся модель ведения бизнеса, но пришедшие на рынок цифровые технологии и количество пользователей, предпочитающих удаленное общение с услугодателем, заставили их пересмотреть свою стратегию.

В Казахстане сегодня более 60% населения пользуются смартфонами, и эта цифра продолжает расти, сообщил управляющий директор по программе модернизации АО «Казахтелеком» Сергей Назаренко.

Эксперт занимается осуществлением цифровой трансформации в национальной телекоммуникационной компании. Ранее он реализовал аналогичную задачу в системе казахстанского сотового оператора Kcell.

Как рассказал спикер, сейчас в мире в среднем 6,5 часов в сутки человек проводит во Всемирной паутине. Лидерами в этом отношении являются жители Филиппин, Бразилии и Таиланда, которые в среднем сидят в интернете от 9 до 10 часов в сутки. А меньше всех пользуются интернетом японцы, немцы и французы: от 3,5 до 4,5 часов в сутки. При этом растет число тех, кто чаще заходит в интернет через смартфоны, а не через стационарные компьютеры. Так, согласно статистике, более 50% доступа к интернету осуществляется через мобильные устройства, около 45% – через компьютеры и ноутбуки, свыше 3,7% – через планшеты и приблизительно 0,12% – через другие устройства.

Новое поколение потребителей и FinTech

Сергей Назаренко предлагает разделить потребителей на три поколения: X, Y и Z. К первому в Казахстане можно отнести более 3,3 млн человек, рожденных в период 1965–1980 годов, являющихся первыми пользователями компьютеров и e-mail, предпочитающих личное общение. Сегодня самую большую по численности группу составляют представители поколения Y – 4,5 млн человек, рожденных в период с 1980 по 1995 год. Они, можно сказать, «цифровые аборигены», пользователи первых текстовых сообщений и социальных сетей. И третьи – это поколение Z, рожденные в 1995–2004 годах, «погруженные в цифровой мир». Их количество сейчас составляет 2,3 млн человек.

«Это, можно сказать, те, кто родился со смартфоном в руке. Они не понимают, зачем куда-то идти, если можно открыть смартфон и получить необходимую информацию. Им непонятно, зачем идти куда-то что-то подписывать», – отмечает Сергей Назаренко.

То есть услугодателям необходимо учитывать, что более трети населения, или около 7 млн человек, являются представителями поколений Y и Z и предпочитают цифровой формат общения. При этом, согласно проведенному в 2019 году исследованию Lightico (США), 51% людей в возрасте от 18 до 24 лет и 45% людей в возрасте от 25 до 39 лет готовы сменить банк из-за плохого клиентского обслуживания. Около 75% опрошенных отметили, что их не устраивают необходимость посещения банка и количество документов, которые надо подписывать, в то время как все это можно сделать онлайн. При этом 52% хотят меньше платить банку, а 82% ожидают «превосходного онлайн-сервиса».

Все это в итоге приводит к демонополизации банковского сектора и росту числа организаций FinTech (финансовые технологии), предоставляющих финансовые услуги с использованием новейших интернет-технологий, мобильных приложений. Такие компании не то что не берут банковские комиссии за те или иные финансовые операции, но и сами доплачивают за использование их услуг. В числе таких организаций британский Revolut, российский Тинькофф и казахстанский Kaspi.kz.

По мнению соучредителя холдинга Globerce Capital (Казахстан) Айдоса Жумагулова, у казахстанских банков и IT-компаний есть еще возможность составить конкуренцию вышеназванным организациям и запустить свои разработки. Например, из 18 млн платежных карт в Казахстане около 70% используются только для зачисления и снятия заработной платы. При этом в республике до сих пор встречаются банки, которые раздают свои бумажные рекламные проспекты среди посетителей торговых центров.

Между тем, как отметил Сергей Назаренко, основываясь на анализе данных одного из банков, прошедших процесс цифровой трансформации, по сравнению с традиционным отделением банка мобильные приложения значительно больше привлекают клиентов и при меньших затратах.

Безымянный_97.png

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

duster-kaptur_240x400.gif

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций