Перейти к основному содержанию

2705 просмотров

В Нурбанке прокомментировали рейтинговую оценку

12 августа агентство S&P подтвердило рейтинги банка и негативный прогноз по ним

Рейтинги АО «Нурбанк» подтверждены на уровне «В-/В» в связи с ожидаемым получением внешней поддержки; прогноз остается «Негативным» вследствие низкого качества активов, говорится в отчете S&P Global Ratings от 12 августа.

«Подтверждение рейтингов обусловлено нашими ожиданиями того, что Нурбанк получит достаточную внешнюю поддержку (…), которая, как мы понимаем, будет оказана ему в ближайшие шесть месяцев», – отмечают аналитики S&P.

Они допускают, что объем такой поддержки может быть достаточен для покрытия резервами примерно 50-60% проблемных кредитов. Вероятнее всего, пишут авторы отчета, внешняя поддержка будет иметь форму долгосрочного финансирования.

Кроме того, полагают в S&P, при необходимости акционер (Рашит Сарсенов. – «Курсив») может оказать банку дополнительную значительную поддержку ликвидностью, которой будет достаточно, чтобы компенсировать потенциальный отток средств клиентов.

«История предоставления такой поддержки подтверждает наши ожидания. Так, в 2018 году акционер выкупил портфель проблемных кредитов, что позволило банку отразить в отчетности значительную разовую прибыль. Кроме того, в 2017-2018 годах он разместил на счетах банка значительный объем депозитов, что способствовало стабилизации профиля фондирования после существенного оттока депозитов», – говорится в отчете.

Как уточняют аналитики, акционер Нурбанка, по данным Forbes, является одним из самых богатых бизнесменов в Казахстане, занимая в этом списке шестое место с состоянием $780 млн.

S&P констатирует, что, несмотря на проводимую Нурбанком с 2013 года расчистку баланса, объем проблемных кредитов, сформировавшихся в прошлые периоды, остается высоким и оказывает значительное давление на жизнеспособность бизнес-модели банка.

«Показатели качества активов Нурбанка по-прежнему ниже среднего уровня по банковской системе Казахстана. Доля проблемных кредитов (кредиты третьей стадии согласно определениям МСФО 9) составляет около 40% совокупного кредитного портфеля и 170% совокупного собственного капитала», – говорится в отчете.

Статистика просроченных кредитов, представленная на сайте регулятора, не подтверждает мнения S&P о том, что качество активов Нурбанка ниже среднего. На 1 августа доля NPL 90+ (займы с просрочкой свыше 90 дней) в Нурбанке составляет 8,26% (на начало года – 7,62%), доля всей просрочки – 15,99% (на начало года – 9,42%). Таким образом, оценка проблемных кредитов Нурбанка аналитиками S&P превышает уровень NPL 90+ почти в пять раз.

В пресс-службе Нурбанка «Курсиву» объяснили, с чем связано расхождение в оценках.

«Нацбанк считает уровень NPL по просрочке основного долга более 90 дней. S&P считает, что всё, что по отчетности МСФО 9 относится к третьей стадии, – это проблемная задолженность. При этом в третьей стадии могут быть кредиты без просрочек, но имеющие определенные признаки обесценения, например реструктуризация. При этом заем может быть обеспечен полностью хорошими залогами. Мы считаем, что это не проблемный кредит, но рейтинговое агентство такие нюансы не учитывает», – сообщили в Нурбанке.

Согласно аудированной отчетности Нурбанка, существует целый ряд критериев для перевода кредита в третью стадию, когда актив становится кредитно-обесцененным (дефолтным). Помимо просрочки свыше 90 дней, это может быть снижение внутреннего кредитного рейтинга заемщика до уровня «CC»; подача иска о признании заемщика банкротом; появление информации об обстоятельствах, которые нанесли заемщику существенный материальный ущерб; реструктуризация займа в связи с ухудшением финансового состояния заемщика один и более раз за последние 12 месяцев; и другое.

По данным аудированной отчетности Нурбанка, объем кредитов, выданных клиентам, на конец 2018 года составил 264,9 млрд тенге. Из них кредиты третьей стадии составляют 103,3 млрд тенге, или 39%, что практически совпадает с оценкой 40%, которой руководствуется S&P. Причем в корпоративном портфеле Нурбанка доля таких кредитов составляет 43,6%, в рознице – 35,5%, в портфеле МСБ ¬– 28,6%. 

Аналитики S&P оценивают коэффициент покрытия проблемных кредитов резервами (около 25%) в Нурбанке как «очень низкий».

«Мы полагаем, что объем генерируемой прибыли от основной деятельности до вычета расходов на формирование резервов недостаточен для существенного улучшения этого показателя. В связи с этим мы считаем Нурбанк зависимым от внешней поддержки», – говорится в отчете рейтингового агентства.

Получение такой поддержки, по мнению S&P, позволит банку сформировать значительные резервы на потери по кредитам с признаками обесценения и, как следствие, улучшить качество активов. 

В Нурбанке информацию о сроках, объемах и источниках внешней поддержки «Курсиву» не раскрыли. Комментируя ситуацию с провизиями, в банке отметили, что в данном случае (рейтинговым агентством. – «Курсив») не учитывается, что заемщики могут иметь хорошие залоги.

«Если заемщик обеспечен залогами, ставка по нему рыночная, но испытывает временные трудности, то почему банк должен сразу начинать процедуру взыскания долга через залоги? Мы неоднократно говорили, что к каждому заемщику, у которого возникают трудности, мы подбираем индивидуальный подход для выхода из сложившейся ситуации. В итоге выигрывают все: заемщик имеет возможность «встать на ноги», то есть выигрывает реальный сектор экономики, а банк имеет свою прибыль от вознаграждения. Но это не отражается в рейтинговой оценке», – сообщили в пресс-службе Нурбанка.

Возможно, расхождения в оценках между рейтинговым агентством и финансовым институтом будут приведены к общему знаменателю в рамках проводимой сейчас в Казахстане процедуры AQR .

Как отмечают аналитики S&P, прогноз «Негативный» отражает их мнение о том, что низкое качество активов Нурбанка обусловливает риски негативного вмешательства в его деятельность со стороны регулятора.

«Эти риски особенно актуальны в контексте правительственной программы по оценке качества активов в казахстанском банковском секторе. Насколько мы понимаем, ее результаты могут быть публичными. В отсутствие своевременной и достаточной внешней поддержки это может обусловить дополнительное давление на позицию капитала Нурбанка и его взаимоотношения с клиентами», – сказано в отчете.

О том, что фактическая ситуация на банковском рынке РК, мягко говоря, не совпадает с официальными данными, сигнализирует и агентство Fitch Ratings. В опубликованном вчера обзоре казахстанских банков за II квартал 2019 года (цитаты по interfax.kz) аналитики Fitch подчеркнули, что реальный объем проблемных займов в секторе как минимум вдвое выше, чем 11,4% (средний показатель неработающих кредитов согласно регулятивной финотчетности банков на конец II квартала).

«Об этом свидетельствуют данные по МСФО 9, которые мы считаем более показательными для оценки качества активов. По нашим оценкам, согласно отчетности банков по МСФО на конец 2018 года, средний показатель кредитов третьей стадии в секторе был равен 22%, а кредиты второй стадии составляли еще 7%», – говорится в обзоре Fitch.

Неясно, пишет Fitch, насколько строгой будет процедура AQR, но некоторым банкам, возможно, придется увеличить резервы, а банкам с существенными объемами недопровизирования может потребоваться привлечение капитала или даже применение мер финансового оздоровления. При этом Fitch не исключает, что при необходимости банкам вновь может быть предоставлена господдержка – например, через передачу плохих кредитов в принадлежащие государству фонды.

banner_wsj.gif

5899 просмотров

Как в Казахстане будут развиваться банки в условиях кризиса

На некоторые БВУ коронавирус уже повлиял

Фото: Shutterstock

Банковская статистика за февраль сегодня интересна не сама по себе, а как некая отсечка, фиксирующая состояние сектора до наступления кризиса. Причем на работающие в Казахстане китайские банки коронавирус уже повлиял. С начала года активы дочерних Bank of China и ICBC снизились на 15% и 12% соответственно, и это максимальное падение на рынке.

С учетом всех тех вызовов, которые сегодня возникли в экономике, надо признать, что как минимум одну превентивную меру Казахстан предпринять успел. Речь о завершении процедуры AQR в банковском секторе. Для четырех банков, у которых проверка выявила дефицит капитала, разработана и реализуется программа поддержки. Остальные 10 игроков признаны вполне здоровыми. Поэтому неприятных сюрпризов от банков, касающихся именно их старых проблемных портфелей, во время наступившего сейчас нового кризиса быть не должно. Разумеется, при условии, что на финальном этапе AQR, когда некоторые банки торговались с регулятором по поводу сумм доначисленных провизий, надзорный орган проявил принципиальность.

Какими будут длина и глубина сегодняшнего атипичного кризиса, не дано знать никому. От этих измерений зависит и эффект, который испытают на себе банки. В лучшем случае, дело для них ограничится недополученной прибылью. В худшем – из-за роста необслуживаемых кредитов, вызванного резким спадом деловой активности в стране, некоторые банки рискуют ослабнуть до такой степени, что не смогут функционировать без внешней поддержки. Решающими факторами собственной конкурентоспособности в этих условиях становятся сила акционеров (заключающаяся в их способности докапитализировать банк в необходимом объеме) и сила самого банка (заключающаяся в его умении генерировать доход).

банковский сектор итоги 2 мес-1.jpg

25 марта рейтинговое агентство Fitch ухудшило до «негативного» прогноз по банковскому сектору Казахстана и еще шести постсоветских государств (Россия, Украина, Беларусь, Грузия, Армения и Азербайджан). Распространение коронавируса и падение цен на нефть негативно влияют на банки этих стран и могут привести к снижению их рейтингов, сообщило Fitch. По мнению агентства, степень давления на банки будет зависеть от степени и продолжительности экономического спада, конкретных рисков для национальной экономики (например, от снижения цен на нефть), политических мер властей, а также от бизнес-профилей, подверженности рискам и замедления финансовых показателей самих банков. Преобразуется ли это давление в негативные рейтинговые действия, будет также зависеть от наличия поддержки со стороны государства или акционеров, отмечает Fitch.

Аналитики агентства прогнозируют, что качество корпоративных активов в рассматриваемом регионе ухудшится из-за снижения экономической активности и высокой долларизации кредитов. Розничные риски также возрастут с учетом недавнего быстрого роста потребительского кредитования. Рентабельность банков снизится из-за ограниченного количества новых кредитов, более высоких расходов на покрытие рисков и некоторого сокращения маржи, предупреждает Fitch. При этом ликвидность вряд ли окажется под давлением из-за разумных буферов капитала, умеренных сроков погашения оптовых долгов и доступных средств поддержки в чрезвычайных ситуациях, считают аналитики.

По мнению рейтингового агентства Moody’s, смягчить негативное влияние кризиса на казахстанские банки поможет новая программа поддержки МСБ по ставке 8% годовых, на которую государство выделит 600 млрд тенге. Финансирование будет осуществляться через 13 банков, прошедших AQR. «Пакет объемом 600 млрд тенге составляет около 16% всех кредитов, выданных субъектам МСБ. Используя эту ликвидность, банки смогут рефинансировать своих заемщиков из данного сегмента и ограничить рост просроченных кредитов», – считают в Moody’s. 

В то же время аналитики Moody’s настороженно отнеслись к решению Агентства по регулированию и развитию финансового рынка ослабить пруденциальное регулирование на период с 1 апреля по 1 октября 2020 года. В частности, надзорный орган заявил о снижении коэффициентов риск-взвешивания при расчете достаточности капитала по займам, выданным МСБ, с 75 до 50%, а по займам в иностранной валюте – с 200 до 100%. Кроме того, банкам разрешено не формировать провизии по кредитам, просроченным из-за введения ЧП. 

По мнению Moody’s, меры, направленные на сдерживание риска сбоев в банковской системе РК, «являются кредитно негативными, поскольку маскируют фактический эффект от последующего ухудшения качества активов». Хотя меры являются временными, они лишают банки стимулов поддерживать достаточные резервы капитала и подрывают ценность регулятивной финансовой отчетности банков, что затруднит внешним наблюдателям мониторинг профилей платежеспособности банков, предупреждает Moody’s.

«Временные меры пруденциального регулирования направлены на недопущение снижения уровня кредитования казахстанского бизнеса. Они имеют контрцикличный характер и направлены на снижение давления на капитал и ликвидность банков», – объяснило логику своего решения финагентство. По расчетам регулятора, применение данных норм позволит банкам дополнительно высвободить собственный капитал в размере 168 млрд тенге для кредитования экономики.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif