Перейти к основному содержанию

158688 просмотров

Почему три казахстанских банка решили объединиться

«Курсив» узнал неофициальные подробности сделки

Три банка, освобожденные регулятором от процедуры AQR, продолжают заниматься слиянием. Официально они ход сделки не комментируют, но «Курсиву» удалось узнать некоторые подробности.

Слияние Tengri Bank, Capital Bank и AsiaCredit Bank заслуживает внимания хотя бы потому, что в 2017 году Tengri и Capital уже делали попытку объединиться, но тогда сделка сорвалась. Пуб­лично банки свои намерения не дезавуировали, но уведомить биржу о том, что совместные собрания акционеров, назначенные на 25 и 27 октября 2017 года, не состоялись, банкам пришлось. Об отмене сделки рынок догадался по умолчанию.

По информации «Курсива», инициатором отказа от слияния был акционер одного из банков. А передумал он, возможно, потому, что рассчитывал получить контрольный пакет в объединенной структуре, но договориться с другими сторонами сделки ему не удалось. В результате банки вернулись на исходную позицию и продолжили работать самостоятельно.

Единственный акционер Capital Bank Орифджан Шадиев (племянник миллиардера Патоха Шодиева из так называемой «евразийской тройки») нашел деньги на докапитализацию и финансовую поддержку своего института. В аудированной отчетности Capital Bank говорится, что в 2017 году Шадиев пополнил уставный капитал банка на 3 млрд тенге за счет выкупа новых акций, а также обеспечил фондирование на сумму 6,3 млрд тенге. Из этого же отчета видно, что Нацбанк предоставлял Capital Bank стабилизационный заем и пролонгировал его до 30 июня 2018 года.
 
Судя по информации, размещенной на сайте Нацбанка, Capital Bank до сих пор доставляет немало хлопот регулятору. 

Только в этом году Нацбанк зафиксировал у Capital Bank 11 случаев нарушений, в том числе систематическое несоблюдение пруденциальных нормативов.

Тем не менее, купив уже в этом году AsiaCredit Bank, Шадиев подтвердил, что его амбиции утвердиться в банковском бизнесе никуда не делись. И наоборот: продавец банка Нурбол Султан (сын влиятельного государственного функционера Сарыбая Калмурзаева, скончавшегося в 2012 году), судя по всему, с этими амбициями расстался. С 2017 года в Казахстане были ликвидированы пять финансовых институтов: Казинвестбанк, Delta Bank, Qazaq Banki, Эксимбанк и Банк Астаны. Тем самым власти страны дали четкий сигнал, что небольшим банкам помогать не будут, если их акционеры не помогут себе сами. Существующим маленьким игрокам было предложено либо серьезно докапитализироваться, либо объединяться. В этих условиях Султан, по всей видимости, посчитал, что для него, не имеющего достаточных ресурсов и связей, лучшим решением будет продажа банка. По информации «Курсива», сумма сделки составила около $50 млн. 

Покупая второй банк, Шадиев, скорее всего, руководствовался все той же идеей слияния, только теперь уже трех структур и с условием, что он станет контролирующим владельцем. Казалось бы, наличие третьего участника в лице AsiaCredit усложнило сделку. С другой стороны, в переговорах по слиянию участвовали те же самые лица, что и два года назад: Шадиев и акционеры Tengri. По информации нашего источника, Нацбанк поддержал сделку и пообещал акционерам, если они договорятся, предоставить объединенному банку финансирование на возвратной основе в объеме до 100 млрд тенге. 

Для того чтобы ударить по рукам, акционерам трех банков понадобилось два совместных собрания. На первом, 31 мая, акционеры, по их собственным официальным формулировкам, «одобрили реорганизацию». На втором, 25 июля, «окончательно одобрили». При этом самую интригующую для таких сделок информацию – о распределении долей в объединенном банке – стороны не раскрыли. Как утверждает наш источник, на собрании 25 июля договоренность по долям была зафиксирована: акционеры Tengri получили 60% в объединенной структуре, Шадиев – 40%. Причем у Шадиева, добавил источник, есть опцион на увеличение своего пакета до контрольного (50% + 1 акция). 

«Курсиву» не удалось выяснить, почему предшествовавшая слиянию сделка по купле-продаже AsiaCredit была проведена непублично. Возможно, стороны просто торопились. О том, что Шадиев возглавил совет директоров AsiaCredit, стало известно 10 апреля из сообщения банка для биржи. О том, что Шадиев находится в процессе получения статуса крупного участника AsiaCredit, стало известно из размещенного на KASE протокола общего собрания акционеров от 31 мая. 

Причем от имени единственного акционера банка Нурбола Сарыбайулы Султана на том собрании голосовал его представитель, действовавший по доверенности, выписанной нотариусом из Сан-Франциско. Согласие Нацбанка на приобретение Шадиевым статуса крупного участника AsiaCredit было выдано только 10 июля. На официальном сайте банка ситуация со сменой акционера никак не освещалась.

Возможно, отсутствие публичной информации о происходящих в банке переменах спровоцировало отток клиентских средств. Либо из банка ушли клиенты, связанные с предыдущим акционером или не доверяющие новому. Так или иначе, по данным Нацбанка, за май депозитный портфель физлиц в AsiaCredit «похудел» на 4,8 млрд тенге, за июнь – еще на 3,9 млрд, составив на 1 июля 25 млрд тенге (снижение на 26% за два месяца). Поведение вкладчиков можно было бы объяснить бегством от слияния, вот только Tengri и Capital с подобной проблемой не столкнулись. Впрочем, в Capital Bank объем вкладов физлиц настолько невысок (5,6 млрд тенге на 1 июля), что его вкладчиков трудно отнести к рыночным клиентам. Зато в Tengri Bank за те же два месяца депозиты физлиц выросли с 31,5 млрд до 32,5 млрд тенге. 

Проблему с ликвидностью AsiaCredit частично решил через договоренность с регулятором, который на два года пролонгировал срок обращения выпущенных банком облигаций на сумму 10 млрд тенге. Вот только сохраненная таким образом ликвидность обошлась банку гораздо дороже: ставка вознаграждения выросла с 8 до 13% годовых.

В свою очередь, в Tengri Bank в самый разгар переговоров по слиянию произошел акционерный конфликт. Крупнейшим акционером банка, как указано на сайте, является индийский Punjab National Bank с долей 41,64% на 1 июля, другим индийским инвесторам принадлежит 15,02% акций, казахстанским акционерам – 43,34%. В том числе долями свыше 5%, по данным KASE, владеют М. Ж. Ыдырыс (7,71%), А. А. Куанышева (7,65%) и Р. Г. Рахимов (6,2%). Из них публично известна лишь Альфия Куанышева. Она и ее супруг Тимур Куанышев несколько раз фигурировали в рейтингах местного Forbes. Сообщалось, что они были единственными казахстанцами, приглашенными на свадьбу британского принца Уильяма и Кейт Миддлтон.

30 мая на годовом общем собрании акционеров Tengri Bank было принято решение досрочно прекратить полномочия Тимура Куанышева на посту председателя совета директоров (СД) банка. 11 июня на заседании СД, которое прошло в Нью-Дели, новым главой СД был избран Ержан Шайкенов. И уже на следующий день, 12 июня, банк уведомил биржу о возбуждении в Алматы судебного дела по иску об оспаривании решения СД. Иск был подан 31 мая Р. Г. Рахимовым и А. М. Нургалиевой. 22 июля Tengri Bank сообщил, что получил от Нацбанка письмо, в котором регулятор признает изменения в составе СД нелегитимными. В соответствии с этим письмом Куанышев был возвращен на пост главы СД. 

По информации нашего источника, корпоративный спор в Tengri Bank не помешал переговорам по объединению. В настоящее время, говорит источник, акционеры ждут разрешения Нацбанка на добровольную реорганизацию путем слияния. Получив этот документ, банки уже непосредственно приступят к интеграции.

Национальный банк РК, Tengri Bank, Capital Bank и AsiaCredit Bank на запрос «Курсива» не ответили.

banner_wsj.gif

65370 просмотров

Все банки Казахстана за считаные дни реорганизовали свою работу

И направили усилия на дистанционное обслуживание клиентов

Иллюстрация: Shutterstock

Банки заявили о том, что поддержат своих заемщиков, платежеспособность которых пострадала из-за введения режима ЧП. Как будет администрироваться эта поддержка, кредитные организации не объясняют. По словам одного из финансистов, решения о предоставлении льгот будут приниматься индивидуально. 

Представители отечественных финансовых ассоциаций и банкиры отказались разъяснять анонсированные финсектором антикризисные меры, предложив использовать официальные пресс-релизы. Судя по всему, кредитные организации быстро согласились с инициативой Агентства по регулированию и развитию финансового рынка о поддержке потребителей, так как понимают, что их заработки напрямую зависят от благосостояния населения.

Из релизов Ассоциации финансистов Казахстана и Ассоциации микрофинансовых организаций следует, что все кредитные учреждения подтвердили готовность, во-первых, в период действия ЧП не начислять штрафы за просрочку, возникшую у заемщиков «в результате этих ограничений». Физическим лицам, уточняется в сообщении, обращаться в банк для применения этой меры не нужно. 

Во-вторых, для индивидуальных предпринимателей и субъектов МСБ, чье финансовое состояние из-за введения ЧП ухудшилось, «в индивидуальном порядке будет рассмотрена возможность предоставления отсрочки по исполнению обязательств по кредитам на срок до 90 дней и пересмотра графика погашения задолженности».

Инструкции – потом 

Подробно об алгоритме действий в отношении компаний МСБ, которые пострадают от закрытия двух крупнейших городов страны, банкиры рассказать не смогли. Пресс-служба финагентства на соответствующий запрос «Курсива» также не ответила.

«Решения принимались быстро, поэтому не подготовлены инструкции. Могу заверить, что будет изучаться каждое заявление предпринимателей, и не обязательно тех, кто работает в Алматы или столице. Например, у компании основные поставки товаров могут быть связаны с этими городами или, наоборот, какие-то комплектующие производят в Алматы. Все будем изучать и принимать справедливые решения», – сообщил «Курсиву» один из банкиров. 

Какое влияние окажет кризис, помноженный на карантин, на бизнес самих банков, предсказать сегодня нельзя – все будет зависеть от его глубины и продолжительности. «Курсив» через мессенджеры пообщался с представителями четырех крупных финансовых институтов. Все они сообщили, что еще не считали будущие потери.

«В лучшем случае, то есть при идеальном развитии событий, мы по итогам года недосчитаемся 25–30% прибыли. Но сейчас главное – сосредоточиться на действующих заемщиках и по возможности удержать качество ссудного портфеля на уровне, близком к итогам AQR», – признался один из собеседников.

Многие финансовые организации запустили собственные программы поддержки заемщиков. По состоянию перед длинными выходными, начавшимися 21 марта, «Курсив» насчитал как минимум семь таких институтов – это банки Алтын, Альфа, Евразийский, Forte, Jýsan, Kaspi и Хоум Кредит. Поддержка заключается в том, что банки дают своим клиентам (в основном физлицам, лишившимся доходов из-за введения ЧП) отсрочку по кредитным выплатам на срок от одного до трех месяцев. Некоторые банки в своих сообщениях указали, что на данную льготу могут претендовать только те заемщики, у которых нет просроченной задолженности. В некоторых банках, по их собственным формулировкам, «детали поддержки уточняются». Кроме того, почти все БВУ запустили программы лояльности для клиентов, предпочитающих онлайн-операции.

Блокадные хроники

Все банки страны за считаные дни реорганизовали свою работу, направив еще больше усилий на дистанционное обслуживание клиентов через интернет-банкинг и мобильные приложения. Работа банковских отделений в торговых центрах карантинных городов временно приостановлена. По оценкам экспертов, меньше всего от текущего кризиса пострадают именно те банки и компании, которые много лет вкладывались в цифровые технологии.

При подготовке этого материала корреспондент «Курсива» посетила отделения семи крупных банков в Алматы. Во всех финансовых организациях менеджеры и охранники работали в масках, при этом количество посетителей было минимальным. В нескольких офисах у банкоматов были замечены флаконы с санитайзерами.

Что касается страховых компаний, то некоторые из них в условиях карантина почти полностью ушли в онлайн.

«В Алматы работает только наш головной офис, но круглосуточно, – рассказала «Курсиву» зампредседателя правления СК «Amanat» Анна Некрюкова. – Сотрудникам аварийного комиссариата, колл-центра и отдела выплат выданы маски, перчатки – все необходимое. Усилена клининговая служба».

По ее словам, компания много лет инвестировала в диджитализацию процессов, поэтому способна продолжать деятельность даже при полном закрытии головного офиса и разделении Алматы на сектора.

Собеседница отметила, что на рынке резко сократилась продажа продукта «Медицинское страхование туристов» (МСТ) в связи с кратным уменьшением количества людей, выезжающих за границу.

«Тренд снижения начался в конце февраля, и продажа полисов МСТ резко сократилась в первой декаде марта. Если в январе компания в среднем продавала 50 полисов ежедневно, а в феврале – 54, то в марте данный показатель упал до 26 полисов», – привела статистику Некрюкова.

Также в связи с распространением коронавируса страховщики фиксируют снижение премий по страхованию временного въезда (транзитного транспорта).

СК «Nomad Life» в двух мегаполисах также переходит на удаленку. Дело в том, что на многих предприятиях в связи с вводом карантина нет сотрудников, ответственных за заключение договоров страхования, поэтому часть работы откладывается.

«По добровольным продуктам пенсионного аннуитета, накопительного страхования и другим работа с потенциальными клиентами происходит сейчас в основном путем онлайн-консультаций. Наблюдается небольшое падение спроса», – отмечает зампредседателя правления Nomad Life Мади Шалгимбаев.

В компании Freedom Finance Life некоторые сотрудники головного офиса также перешли на работу в режиме онлайн.

«Прежде всего это наиболее уязвимые категории сотрудников, подпадающие под риски (родители с маленькими детьми и работники старше 60 лет). Большинство процессов в компании выстроены онлайн, что позволяет проводить операции дистанционно, обеспечивая непрерывную деятельность организации», – сообщил председатель правления Freedom Finance Life Азамат Ердесов.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif