Перейти к основному содержанию

1 просмотр

Почему три казахстанских банка решили объединиться

«Курсив» узнал неофициальные подробности сделки

Три банка, освобожденные регулятором от процедуры AQR, продолжают заниматься слиянием. Официально они ход сделки не комментируют, но «Курсиву» удалось узнать некоторые подробности.

Слияние Tengri Bank, Capital Bank и AsiaCredit Bank заслуживает внимания хотя бы потому, что в 2017 году Tengri и Capital уже делали попытку объединиться, но тогда сделка сорвалась. Пуб­лично банки свои намерения не дезавуировали, но уведомить биржу о том, что совместные собрания акционеров, назначенные на 25 и 27 октября 2017 года, не состоялись, банкам пришлось. Об отмене сделки рынок догадался по умолчанию.

По информации «Курсива», инициатором отказа от слияния был акционер одного из банков. А передумал он, возможно, потому, что рассчитывал получить контрольный пакет в объединенной структуре, но договориться с другими сторонами сделки ему не удалось. В результате банки вернулись на исходную позицию и продолжили работать самостоятельно.

Единственный акционер Capital Bank Орифджан Шадиев (племянник миллиардера Патоха Шодиева из так называемой «евразийской тройки») нашел деньги на докапитализацию и финансовую поддержку своего института. В аудированной отчетности Capital Bank говорится, что в 2017 году Шадиев пополнил уставный капитал банка на 3 млрд тенге за счет выкупа новых акций, а также обеспечил фондирование на сумму 6,3 млрд тенге. Из этого же отчета видно, что Нацбанк предоставлял Capital Bank стабилизационный заем и пролонгировал его до 30 июня 2018 года.
 
Судя по информации, размещенной на сайте Нацбанка, Capital Bank до сих пор доставляет немало хлопот регулятору. 

Только в этом году Нацбанк зафиксировал у Capital Bank 11 случаев нарушений, в том числе систематическое несоблюдение пруденциальных нормативов.

Тем не менее, купив уже в этом году AsiaCredit Bank, Шадиев подтвердил, что его амбиции утвердиться в банковском бизнесе никуда не делись. И наоборот: продавец банка Нурбол Султан (сын влиятельного государственного функционера Сарыбая Калмурзаева, скончавшегося в 2012 году), судя по всему, с этими амбициями расстался. С 2017 года в Казахстане были ликвидированы пять финансовых институтов: Казинвестбанк, Delta Bank, Qazaq Banki, Эксимбанк и Банк Астаны. Тем самым власти страны дали четкий сигнал, что небольшим банкам помогать не будут, если их акционеры не помогут себе сами. Существующим маленьким игрокам было предложено либо серьезно докапитализироваться, либо объединяться. В этих условиях Султан, по всей видимости, посчитал, что для него, не имеющего достаточных ресурсов и связей, лучшим решением будет продажа банка. По информации «Курсива», сумма сделки составила около $50 млн. 

Покупая второй банк, Шадиев, скорее всего, руководствовался все той же идеей слияния, только теперь уже трех структур и с условием, что он станет контролирующим владельцем. Казалось бы, наличие третьего участника в лице AsiaCredit усложнило сделку. С другой стороны, в переговорах по слиянию участвовали те же самые лица, что и два года назад: Шадиев и акционеры Tengri. По информации нашего источника, Нацбанк поддержал сделку и пообещал акционерам, если они договорятся, предоставить объединенному банку финансирование на возвратной основе в объеме до 100 млрд тенге. 

Для того чтобы ударить по рукам, акционерам трех банков понадобилось два совместных собрания. На первом, 31 мая, акционеры, по их собственным официальным формулировкам, «одобрили реорганизацию». На втором, 25 июля, «окончательно одобрили». При этом самую интригующую для таких сделок информацию – о распределении долей в объединенном банке – стороны не раскрыли. Как утверждает наш источник, на собрании 25 июля договоренность по долям была зафиксирована: акционеры Tengri получили 60% в объединенной структуре, Шадиев – 40%. Причем у Шадиева, добавил источник, есть опцион на увеличение своего пакета до контрольного (50% + 1 акция). 

«Курсиву» не удалось выяснить, почему предшествовавшая слиянию сделка по купле-продаже AsiaCredit была проведена непублично. Возможно, стороны просто торопились. О том, что Шадиев возглавил совет директоров AsiaCredit, стало известно 10 апреля из сообщения банка для биржи. О том, что Шадиев находится в процессе получения статуса крупного участника AsiaCredit, стало известно из размещенного на KASE протокола общего собрания акционеров от 31 мая. 

Причем от имени единственного акционера банка Нурбола Сарыбайулы Султана на том собрании голосовал его представитель, действовавший по доверенности, выписанной нотариусом из Сан-Франциско. Согласие Нацбанка на приобретение Шадиевым статуса крупного участника AsiaCredit было выдано только 10 июля. На официальном сайте банка ситуация со сменой акционера никак не освещалась.

Возможно, отсутствие публичной информации о происходящих в банке переменах спровоцировало отток клиентских средств. Либо из банка ушли клиенты, связанные с предыдущим акционером или не доверяющие новому. Так или иначе, по данным Нацбанка, за май депозитный портфель физлиц в AsiaCredit «похудел» на 4,8 млрд тенге, за июнь – еще на 3,9 млрд, составив на 1 июля 25 млрд тенге (снижение на 26% за два месяца). Поведение вкладчиков можно было бы объяснить бегством от слияния, вот только Tengri и Capital с подобной проблемой не столкнулись. Впрочем, в Capital Bank объем вкладов физлиц настолько невысок (5,6 млрд тенге на 1 июля), что его вкладчиков трудно отнести к рыночным клиентам. Зато в Tengri Bank за те же два месяца депозиты физлиц выросли с 31,5 млрд до 32,5 млрд тенге. 

Проблему с ликвидностью AsiaCredit частично решил через договоренность с регулятором, который на два года пролонгировал срок обращения выпущенных банком облигаций на сумму 10 млрд тенге. Вот только сохраненная таким образом ликвидность обошлась банку гораздо дороже: ставка вознаграждения выросла с 8 до 13% годовых.

В свою очередь, в Tengri Bank в самый разгар переговоров по слиянию произошел акционерный конфликт. Крупнейшим акционером банка, как указано на сайте, является индийский Punjab National Bank с долей 41,64% на 1 июля, другим индийским инвесторам принадлежит 15,02% акций, казахстанским акционерам – 43,34%. В том числе долями свыше 5%, по данным KASE, владеют М. Ж. Ыдырыс (7,71%), А. А. Куанышева (7,65%) и Р. Г. Рахимов (6,2%). Из них публично известна лишь Альфия Куанышева. Она и ее супруг Тимур Куанышев несколько раз фигурировали в рейтингах местного Forbes. Сообщалось, что они были единственными казахстанцами, приглашенными на свадьбу британского принца Уильяма и Кейт Миддлтон.

30 мая на годовом общем собрании акционеров Tengri Bank было принято решение досрочно прекратить полномочия Тимура Куанышева на посту председателя совета директоров (СД) банка. 11 июня на заседании СД, которое прошло в Нью-Дели, новым главой СД был избран Ержан Шайкенов. И уже на следующий день, 12 июня, банк уведомил биржу о возбуждении в Алматы судебного дела по иску об оспаривании решения СД. Иск был подан 31 мая Р. Г. Рахимовым и А. М. Нургалиевой. 22 июля Tengri Bank сообщил, что получил от Нацбанка письмо, в котором регулятор признает изменения в составе СД нелегитимными. В соответствии с этим письмом Куанышев был возвращен на пост главы СД. 

По информации нашего источника, корпоративный спор в Tengri Bank не помешал переговорам по объединению. В настоящее время, говорит источник, акционеры ждут разрешения Нацбанка на добровольную реорганизацию путем слияния. Получив этот документ, банки уже непосредственно приступят к интеграции.

Национальный банк РК, Tengri Bank, Capital Bank и AsiaCredit Bank на запрос «Курсива» не ответили.

6332 просмотра

Казахстанские банкиры готовятся оспорить результаты AQR

Если они их не устроят

Иллюстрация: Shutterstock.com/aurielaki

Руководители пяти казахстанских банков на условиях анонимности заявили «Курсиву», что намерены оспорить результаты AQR в том случае, если на их основании банкам вменят в обязанность увеличить капитал. Государственные деньги на эти цели банкирам, по их словам, тоже не нужны. 

«Курсив» встретился с топ-менеджерами пяти банков, и каждый из них сообщил, что организации уже наняли аудиторов, которые в случае необходимости будут оспаривать решения регулятора, вынесенные по итогам AQR. Таким образом банкиры прокомментировали публикацию Reuters о том, что государство намерено оказать поддержку как минимум четырем БВУ, после того как анализ качества активов выявил у них потребность в дополнительном капитале.

Один из источников Reuters сказал, что пакет новой помощи может стоить до 1 трлн тенге ($2,6 млрд). По информации другого источника, новая программа будет дороже предыдущей, которая обошлась государству в 410 млрд тенге ($1,1 млрд), и может охватить более чем четыре банка. Ранее рейтинговые агентства Moody’s и S&P прогнозировали, что потенциальный уровень вливаний в сектор после AQR может составить от 400 млрд до 1 трлн тенге.

В настоящее время завершены три из девяти блоков AQR по всем 14 проверяемым банкам. Уже получены результаты анализа банковских процессов и политик, на этой основе регулятор приступил к подготовке отчета. 

«После завершения оценки будут разработаны планы корректирующих мер по улучшению бизнес-процессов банков в соответствии с международной практикой. Также в случае необходимости будут предусмотрены меры по докапитализации банков и увеличению провизий», – заявил глава Нацбанка Ерболат Досаев на брифинге 9 декабря.

Досаев подчеркнул, что самое сложное – это намеченная на январь-февраль разработка индивидуальных планов развития на предстоящие два-три года с каждым проблемным банком. Личные беседы «Курсива» с финансистами подтвердили, что обсуждение действительно может оказаться сложным. На условиях анонимности банкиры заявили, что устали от государственной поддержки и что калька с европейского опыта не всегда хороша для развивающейся экономики. 

«Сама методология оценки вызывает некоторые вопросы. Нацбанк внес адаптацию, но AQR выдвигает жесткие требования к нашим заемщикам. У многих банков есть клиенты, которые имеют колебания в платежах. Для аналитика это плохой клиент, так как у него нет большой материальной базы, но для нас это отличный клиент, с которым мы работаем много лет», – утверждает один из банкиров. Обычно такие заемщики сконцентрированы в секторах АПК и торговли. «Иногда они испытывают недостаток средств. Например, клиент занимается зернотрейдингом, у него нет залога, зато есть крупный депозит в нашем банке. Скажите, мне надо согласиться с тем, что это проблемная компания? Мое мнение: нет», – рассуждает собеседник.

«Если мы согласимся с регулятором, то тогда нам следует докапитализироваться, доначислять провизии, – говорит другой финансист. – Помощь Нацбанка никогда не бывает бесплатной. Не знаю, какую форму поддержки они намерены предложить, но нам не нужны лишние заемные деньги. Если раньше шла борьба за корпоративных клиентов, то сейчас мы сражаемся с конкурентами за стабильных клиентов среднего бизнеса. По сути, деньги некуда вкладывать, кредитовать некого».

Как заявляли в Нацбанке, по результатам AQR для банков будет определен необходимый уровень достаточности капитала и провизий, чтобы обеспечить выполнение ими минимальных требований. «Мы наняли международную аудиторскую компанию, чтобы оспорить выводы AQR. Пока не знаю, как регулятор оценивает наш банк, что они думают о наших клиентах, но мы готовимся к спору и просто так с надзорным решением не согласимся. У нас есть свободная ликвидность, поэтому пополнять акционерный капитал или увеличивать провизии не имеет смысла», – примерно в таком духе высказались все пять собеседников «Курсива».

Один из банкиров уточнил, что привлеченный его организацией аудитор имеет опыт проведения AQR в странах Восточной Европы, Украине и Беларуси. «Такой аудитор сможет легче и понятнее объяснить, что не все маркеры европейского AQR срабатывают в Казахстане, – как раз опыт Украины и Беларуси пригодится», – подчеркнул собеседник.

Помимо Казахстана из стран СНГ на AQR решились только Украина и Беларусь. Ни Киев, ни Минск не принимали программы поддержки финансового сектора после оценки качества активов – банки сами справлялись с новыми требованиями регуляторов. Правда, на основе AQR было принято решение о национализации самого успешного банка Украины – ПриватБанка. Однако его бывший владелец оспаривает эти действия в международных и украинских судах.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance