Перейти к основному содержанию

1925 просмотров

Как менялись динамика и структура карточных операций казахстанцев

Безналичные платежи по своему объему неминуемо догоняют обналичку в банкоматах

фото: shutterstock.com

В мае ежемесячный объем безналичных платежей по карточкам казахстанских эмитентов преодолел историческую отметку в 1 триллион тенге. «Курсив» изучил, как менялись динамика и структура карточных операций за последние пять лет.

Рост объема и количества транз­акций по платежным картам является естественным процессом, связанным с увеличением числа карточек и денежной массы. Внимания заслуживают два других тренда. Во-первых, безналичные платежи по своему объему неминуемо догоняют обналичку в банкоматах. Во-вторых, в структуре безнала стремительно растет доля оплаты в интернете: с начала 2015 года она выросла почти в 10 раз и сегодня занимает две трети рынка.

Передел долей в пользу интернет-платежей имеет простое и логичное объяснение: они удобнее и быстрее POS-терминалов. По словам гендиректора Cloud Payments Асылхана Амрекулова, интернет-платежи начали существенно доминировать с сентября 2018 года, когда они достигли отметки 273 млрд тенге, за которой последовал фактически экспоненциальный рост, продолжающийся и по сей день. В мае 2019-го объем транз­акций в интернете составил 610 млрд тенге.

«В эту сумму входят как расчеты картами в интернет-магазинах, так и платежи в интернет-банкинге, которым обычно пользуются при оплате коммунальных услуг, сотовой связи, налогов и прочего, а также онлайн-переводы с карты на карту», – говорит Асылхан Амрекулов.

По данным эксперта по финансовым услугам Петра Дербенко, помимо упомянутых сотовых операторов и комуслуг немалую долю в структуре интернет-оплат занимают букмекерские конторы. Также растет доля сферы развлечений и купонных сервисов.

По мнению Дербенко, сверхактивный рост оплаты в интернете происходит по принципу цепной реакции. Законодательные нормы (например, введение единого совокупного платежа для самозанятых), развитие маркетплейсов в банковских приложениях, расширение линейки сервисов платежных организаций, переход разных видов бизнеса в область безналичной оплаты выводят деньги из серой зоны в интернет. Эти изменения прямо или косвенно способствуют положительной трансформации рынка в сторону безналичной оплаты.

«Раньше эти деньги шли по другим каналам. Люди преимущественно ходили в магазины, на базары, рассчитываясь там наличными. Сейчас эти объемы постепенно переходят в интернет», – комментирует он.

Наряду с безналичной оплатой растет и объем снятия наличных денег через банкоматы, который в Казахстане всегда был ощутимо больше объема безналичных операций. Однако, судя по динамике, у безнала есть все шансы уже совсем скоро опередить кэш, считает Амрекулов. По его прогнозу, это может произойти уже в текущем году.

В ближайшее время такой разворот далеко не очевиден, возражает Дербенко. Казахстанская реальность, при всех существующих плюсах, пока еще далека от безоблачного безналичного будущего. Отсутствие достаточной инфраструктуры для безналичной оплаты в регионах и зарплаты в конвертах могут притормозить этот процесс. По его мнению, пока в Казахстане в полной мере не будут реализованы альтернативные каналы использования безнала, например электронные кошельки, хождение наличных денег у населения будет превалировать.

«Разворот произойдет, когда людям будет действительно удобно везде платить картой или иным виртуальным способом», – убежден Дербенко.

При этом оба специалиста нисколько не сомневаются, что объем безналичных платежей продолжит свой триумфальный рост параллельно со всеми изменениями, происходящими на финансовом рынке в направлении снижения доли наличных в стране.

banner_wsj.gif

5677 просмотров

Как в Казахстане будут развиваться банки в условиях кризиса

На некоторые БВУ коронавирус уже повлиял

Фото: Shutterstock

Банковская статистика за февраль сегодня интересна не сама по себе, а как некая отсечка, фиксирующая состояние сектора до наступления кризиса. Причем на работающие в Казахстане китайские банки коронавирус уже повлиял. С начала года активы дочерних Bank of China и ICBC снизились на 15% и 12% соответственно, и это максимальное падение на рынке.

С учетом всех тех вызовов, которые сегодня возникли в экономике, надо признать, что как минимум одну превентивную меру Казахстан предпринять успел. Речь о завершении процедуры AQR в банковском секторе. Для четырех банков, у которых проверка выявила дефицит капитала, разработана и реализуется программа поддержки. Остальные 10 игроков признаны вполне здоровыми. Поэтому неприятных сюрпризов от банков, касающихся именно их старых проблемных портфелей, во время наступившего сейчас нового кризиса быть не должно. Разумеется, при условии, что на финальном этапе AQR, когда некоторые банки торговались с регулятором по поводу сумм доначисленных провизий, надзорный орган проявил принципиальность.

Какими будут длина и глубина сегодняшнего атипичного кризиса, не дано знать никому. От этих измерений зависит и эффект, который испытают на себе банки. В лучшем случае, дело для них ограничится недополученной прибылью. В худшем – из-за роста необслуживаемых кредитов, вызванного резким спадом деловой активности в стране, некоторые банки рискуют ослабнуть до такой степени, что не смогут функционировать без внешней поддержки. Решающими факторами собственной конкурентоспособности в этих условиях становятся сила акционеров (заключающаяся в их способности докапитализировать банк в необходимом объеме) и сила самого банка (заключающаяся в его умении генерировать доход).

банковский сектор итоги 2 мес-1.jpg

25 марта рейтинговое агентство Fitch ухудшило до «негативного» прогноз по банковскому сектору Казахстана и еще шести постсоветских государств (Россия, Украина, Беларусь, Грузия, Армения и Азербайджан). Распространение коронавируса и падение цен на нефть негативно влияют на банки этих стран и могут привести к снижению их рейтингов, сообщило Fitch. По мнению агентства, степень давления на банки будет зависеть от степени и продолжительности экономического спада, конкретных рисков для национальной экономики (например, от снижения цен на нефть), политических мер властей, а также от бизнес-профилей, подверженности рискам и замедления финансовых показателей самих банков. Преобразуется ли это давление в негативные рейтинговые действия, будет также зависеть от наличия поддержки со стороны государства или акционеров, отмечает Fitch.

Аналитики агентства прогнозируют, что качество корпоративных активов в рассматриваемом регионе ухудшится из-за снижения экономической активности и высокой долларизации кредитов. Розничные риски также возрастут с учетом недавнего быстрого роста потребительского кредитования. Рентабельность банков снизится из-за ограниченного количества новых кредитов, более высоких расходов на покрытие рисков и некоторого сокращения маржи, предупреждает Fitch. При этом ликвидность вряд ли окажется под давлением из-за разумных буферов капитала, умеренных сроков погашения оптовых долгов и доступных средств поддержки в чрезвычайных ситуациях, считают аналитики.

По мнению рейтингового агентства Moody’s, смягчить негативное влияние кризиса на казахстанские банки поможет новая программа поддержки МСБ по ставке 8% годовых, на которую государство выделит 600 млрд тенге. Финансирование будет осуществляться через 13 банков, прошедших AQR. «Пакет объемом 600 млрд тенге составляет около 16% всех кредитов, выданных субъектам МСБ. Используя эту ликвидность, банки смогут рефинансировать своих заемщиков из данного сегмента и ограничить рост просроченных кредитов», – считают в Moody’s. 

В то же время аналитики Moody’s настороженно отнеслись к решению Агентства по регулированию и развитию финансового рынка ослабить пруденциальное регулирование на период с 1 апреля по 1 октября 2020 года. В частности, надзорный орган заявил о снижении коэффициентов риск-взвешивания при расчете достаточности капитала по займам, выданным МСБ, с 75 до 50%, а по займам в иностранной валюте – с 200 до 100%. Кроме того, банкам разрешено не формировать провизии по кредитам, просроченным из-за введения ЧП. 

По мнению Moody’s, меры, направленные на сдерживание риска сбоев в банковской системе РК, «являются кредитно негативными, поскольку маскируют фактический эффект от последующего ухудшения качества активов». Хотя меры являются временными, они лишают банки стимулов поддерживать достаточные резервы капитала и подрывают ценность регулятивной финансовой отчетности банков, что затруднит внешним наблюдателям мониторинг профилей платежеспособности банков, предупреждает Moody’s.

«Временные меры пруденциального регулирования направлены на недопущение снижения уровня кредитования казахстанского бизнеса. Они имеют контрцикличный характер и направлены на снижение давления на капитал и ликвидность банков», – объяснило логику своего решения финагентство. По расчетам регулятора, применение данных норм позволит банкам дополнительно высвободить собственный капитал в размере 168 млрд тенге для кредитования экономики.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif