Насколько защищены клиенты казахстанских банков от мошенников

Несколько полезных советов, которые помогут сохранить свои сбережения

Фото: Shutterstock.com

Код из SMS, Secure code, CVC/CVV-код, доверенный номер телефона – во всем этом простому обывателю очень легко запутаться. Поэтому зачастую клиенты банков, выдавая, сами того не подозревая, нужную для мошенников информацию, лишаются денег на своем банковском счете. Эксперты советуют клиентам банков быть более бдительными.

Не секрет, что при том обилии систем, которыми пользуются банки, чтобы обеспечить свою защиту и защиту клиентов, последние начинают все чаще путаться в том, кому и какие данные можно предоставлять. Например, сообщать ли код, пришедший в SMS сотруднику банка или CVC/CVV-код на сайте, когда совершаешь покупки. Председатель ОЮЛ «Казахстанская ассоциация информационной безопасности» Виктор Покусов считает, что все зависит от уровня компьютерной грамотности и культуры информационной безопасности самого клиента банка.

«Зачастую люди сами раздают коды. А это все равно что ключ от квартиры отдать первому встречному. Например, когда приходит от банка SMS, там говорится, что нельзя никому передавать код, даже сотруднику банка. Но зачем читать – гораздо проще передать эту информацию мошенникам, а потом искать, куда ушли ваши деньги», – отметил в интервью «Курсиву» Виктор Покусов.

Он уверен, что в большинстве случаев причина того, что деньги без ведома клиента были сняты с его счета, – это человеческий фактор. 

В Казахстан, по словам Покусова, технологии безопасности пришли с запада, и там вся эта система уже давно упорядочена.

«Там каким-то образом повысили грамотность и народ понимает, какую информацию, когда и кому сообщать, а когда не стоит этого делать. Хотя, конечно, и у них хватает инцидентов. У нас же компьютеры и мобильные телефоны появились не так давно, поэтому люди оказались не готовы к интернет-мошенничеству», – считает г-н Покусов.

Уж сколько раз твердили миру

Сегодня дистанционным обслуживанием банковских клиентов не удивишь. Все они имеют возможность проводить платежи и переводы денег в режиме онлайн, без обязательного посещения отделений банка. Для безопасности таких сервисов применяется целый комплекс защитных мер. При таком обилии систем безопасности сложно не растеряться. Ведь чем больше банки придумывают схем для защиты своего клиента, тем больше схем, чтобы обойти эту защиту, изобретают мошенники.

По словам директора департамента защиты информационных ресурсов АО «Народный банк Казахстана» Евгения Белова, большинство киберпреступников не станут тратить время на осуществление технологически сложных приемов взлома систем банка, если необходимые сведения можно получить непосредственно у потерявшего бдительность клиента, используя психологические приемы воздействия. Так, мошенники часто выдают себя за покупателя, благотворителя, что позволяет быстро заручиться доверием жертвы и получить от него все необходимые данные для совершения операции. Основными площадками реализации такого рода схем являются интернет-сервисы объявлений, а также странички в социальных сетях. 

«Схема проста: например, вы продаете квартиру или автомобиль, по вашему объявлению звонит «покупатель» и говорит, что готов купить, но находится в другом городе или в другой стране, поэтому до приезда готов внести предоплату. Обманным путем вас просят сообщить ваши паспортные данные, номер карты, срок ее действия, код CVC/CVV или отправить фотографию карты на номер WhatsApp», – говорит Евгений Белов. 

Далее мошенник просит подключить через банкомат его номер телефона к карте продавца или сообщить коды подтверждения операций с поступивших на телефон SMS-сообщений. Когда вся операция завершена, продавец лишается денег на карте, а «покупателя» уже и след простыл. 

Также мошенники могут представляться сотрудниками банка или звонить с поддельного номера, схожего с официальным номером финансового учреждения. Это простая технология, и злоумышленники давно ее уже освоили и спокойно используют. Есть технологии SIP– или IT-телефонии, которые позволяют задавать любой исходящий номер. «Поэтому, если у вас закралось сомнение, что вам звонят именно из банка, лучше перезвонить в банк по номеру, указанному на официальном сайте или на обратной стороне банковской карты», – советует Виктор Покусов. 

Информация о том, что клиенту звонили лжесотрудники банка, будет полезна и для самого финансового учреждения, где постараются принять меры и обезопасить остальных клиентов. Кстати, по мнению специалистов, отличить номер мошенника можно просто: входящий звонок с номера мошенников будет начинаться с префикса «+7», на экране телефона высветится регион другой страны, например России. 

Также злоумышленниками может использоваться схема, при которой создается практически точная копия сайта или странички банка в социальной сети, а затем рассылается сообщение о якобы проводимых опросах или лотереях, за которые банк выдает денежное вознаграждение. Для получения вознаграждения подобные сервисы предлагают ввести данные банковской карты. 

Иногда для получения желаемого мошенникам не обязательно владеть полной информацией.

«Порой достаточно просто срока действия и номера карты, именно поэтому я советую никому не передавать фото своей карты даже с одной стороны», – добавляет г-н Покусов.

По его мнению, от защиты от мошенников полезно иметь две банковские карты, одну из них – виртуальную для оплаты в интернете. Ее можно разблокировать для транзакции, а затем вновь заблокировать. 

К слову, потерять свои деньги можно и «с помощью» бесконтактной технологии платежей PayPass. 

«Я лично не встречал такие случаи, когда мошенники проходят мимо и снимают с карты, лежащей в вашем кармане, деньги. Но для особо мнительных можно посоветовать класть карты в специальные конверты и не держать все деньги на карте», – советует Виктор Покусов.

На прошлой неделе департамент госдоходов по Мангистауской области распространил пресс-релиз о необходимости требовать чек за покупку или полученную услугу, и, кроме всего прочего, в информации было указано, что выбрасывать чеки нельзя категорически, так как мошенники могут по ним получить доступ к банковской карте, с которой был совершен платеж. 

«Это могло быть раньше в случае, когда вы расплачивались за покупку своей картой, а на чеке был номер карты. Сейчас такой информации на чеках нет. Но в любом случае лучше не оставлять лишней информации о себе, даже чеки, потому что мошенники могут пользоваться разными платежными системами», – считает г-н Покусов.

Не несут ответственности

Если клиент сам сообщил третьему лицу конфиденциальную информацию, предназначенную исключительно для него, и, как следствие, потерял свои деньги, то банк не будет нести ответственности за это. Это отражено в договоре, заключаемом при получении банковских услуг. Но надо отдать должное – банки постоянно усиливают безопасность, чтобы исключить подобные случаи. 

Свой уровень защищенности каждый банк определяет самостоятельно. Но при этом Нацбанк законодательно регулирует обеспечение информационной безопасности банков второго уровня и наделен компетенцией по утверждению требований к обеспечению информационной безопасности банков и финансовых организаций, поясняет Виктор Покусов.

«Поэтому мы не видим в своей практике каких-то критичных ситуаций, когда систему какого-либо банка взломали и украли деньги», – отмечает глава Казахстанской ассоциации информационной безопасности. По его словам, вычислить мошенников, которые сняли деньги с банковской карты, возможно. «При этом должны быть задействованы специалисты по расследованию из банков, правоохранительные органы. Но во многих случаях это зависит от того, стоят ли потерянные средства привлечения всех этих ресурсов», – заключил собеседник «Курсива».

naskolko-zaschischeny-klienty-kazahstanskih-bankov-ot-moshennikov_1.png

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Казахстанские банки снижают объемы «плохих» кредитов

Июнь оказался первым месяцем с начала года, в котором объем NPL 90+ в системе сократился

Фото: Аскар Ахметуллин

Июнь, хоть и не был затронут карантином, не принес оживления на рынке кредитования. Совокупный ссудный портфель казахстанских банков за этот месяц снизился на 0,53% к маю. Впрочем, если верить бумажной статистике, это было снижение со знаком плюс, поскольку произошло оно за счет уменьшения безнадежной просрочки.

Кредиты: июнь

Опубликованная Нацбанком отчетность БВУ по состоянию на 1 июля свидетельствует, что по итогам первого полугодия объем выданных банками кредитов увеличился на 1,7% и составил 14,99 трлн тенге. Однако в июне динамика кредитования была отрицательной: по сравнению с маем ссудный портфель сократился на 76 млрд тенге. Надо отметить, что статистика Нацбанка помимо кредитов, выданных клиентам, включает в себя займы, предоставленные другим банкам, и операции обратного РЕПО. Без учета последних, объем которых за июнь снизился на 47 млрд, сокращение кредитования за месяц составило 29 млрд тенге.

Самый большой вклад в июньское снижение кредитования внес Jýsan, ссудный портфель которого за месяц упал сразу на 99 млрд тенге, или на 10,7%. В то же время объем безнадежной просрочки в этом банке сократился на 87 млрд тенге, а это позволяет предположить, что наблюдаемая динамика является результатом работы с плохими заемщиками. В банке эту версию подтвердили.

«В июне Jýsan Bank произвел списание на внебаланс безнадежных займов на сумму около 100 млрд тенге за счет созданных провизий, в связи с чем кредитный портфель уменьшился», – сообщили «Курсиву» в пресс-службе организации. Провизии Jýsan за июнь снизились на 204 млрд тенге, до 426 млрд, но продолжают перекрывать весь объем NPL 90+, составляющий 384 млрд тенге на 1 июля.

Ссудник Евразийского банка сократился к маю на 41 млрд тенге, или на 5,8%. Впрочем, такая динамика объясняется снижением на 47 млрд тенге операций обратного РЕПО. «С кредитами клиентам это не связано, они выросли за месяц почти на 7 млрд тенге», – сообщили «Курсиву» в пресс-службе Евразийского.

Ссудник Халыка в июне снизился на 27 млрд тенге. Но, во-первых, в относительном выражении это изменение было ничтожным (–0,6% к маю). Во-вторых, вложения банка в РЕПО сократились за отчетный месяц на 39 млрд.

Существенный спад также продемонстрировали Нурбанк (22 млрд, или 9,4%) и АТФ (11 млрд, или 1,3%). У Нурбанка все месячное снижение пришлось на сделки РЕПО, клиентское кредитование не изменилось. Противоположная ситуация у АТФ: этот банк инструмент РЕПО в текущем году не использовал, поэтому его ссудный портфель уменьшается именно за счет сужения основного бизнеса (если пренебречь динамикой межбанковских займов, статистику которых в разрезе БВУ Нацбанк не публикует).

Разумеется, не для всех игроков последний отчетный месяц оказался бесплодным. Лучшую динамику кредитования в июне показали четыре организации: Банк ЦентрКредит (+45 млрд тенге, или 4%), Жилстройсбербанк (+37 млрд, или 3,5%), Сбербанк (+22 млрд, или 1,5%) и Bank RBK (+20 млрд, или 4,5%). Но и здесь надо уточнить, что в структуре роста БЦК на операции РЕПО пришлось 34 млрд тенге, Жилстроя – 3 млрд, Bank RBK – 14 млрд. Сбербанк, наоборот, снизил присутствие на рынке РЕПО на 14 млрд тенге, то есть по наращиванию кредитов экономике этот банк в июне стал лидером на рынке.

Кредиты: полугодие

Пятерку банков с самым большим объемом кредитования по итогам первого полугодия составили Халык (4,51 трлн тенге), Сбербанк (1,52 трлн), Kaspi (1,39 трлн), БЦК (1,17 трлн) и Жилстрой (1,09 трлн). Три игрока из этой пятерки – Халык, Сбербанк и БЦК – стали также и лидерами по абсолютному росту ссудного портфеля с начала года (см. инфографику). Лучшими по относительному росту стали турецкий Казахстан-Зираат Интернешнл Банк, дочерний Bank of China и Bank RBK. Из крупных игроков быстрее среднерыночных темпов росли Халык (6,3%), БЦК (5,8%) и Сбербанк (5,0%).

У 15 из 27 работающих в Казахстане банков ссудный портфель за полгода сократился. Самое большое снижение кредитования в денежном измерении произошло у Евразийского банка, АТФ и Хоум Кредита. Из крупных и относительно крупных банков отрицательную динамику продемонстрировали также Kaspi (–30 млрд тенге), Jýsan (–21 млрд), Нурбанк (–13 млрд), Forte (–9 млрд) и Алтын (–7 млрд).

Антилидерами по темпам падения стали Kassa Nova, а также проблемные Capital Bank и Tengri Bank. Из значимых игроков сектора больше всех в процентном соотношении просели Хоум Кредит (–12,2%), Евразийский (–7,3%), Нурбанк (–5,8%) и АТФ (–5,2%). На бизнес специализирующегося на рознице Хоум Кредита могли повлиять введенные в стране антикризисные налоговые каникулы, в рамках которых предприятия МСБ до 1 октября освобождены от выплат пенсионных взносов за своих работников.

«На данный момент клиентов без отчислений в ЕНПФ мы не кредитуем. При улучшении ситуации в стране банк будет рассматривать возможность возврата к кредитованию данных клиентов», – сообщили «Курсиву» в пресс-службе Хоум Кредита.

Кредиты: качество

Как видно на примере Jýsan, в некоторых банках снижение ссудного портфеля может объясняться проводимой работой с токсичными активами. Например, в Евразийском банке объем NPL 90+ за июнь уменьшился на 8 млрд тенге.

В АТФ объем неработающих займов снизился на 3,5 млрд тенге по итогам полугодия, однако в июне они начали расти (+4 млрд к маю). В этом банке сокращение кредитования не привело к сокращению доли NPL 90+, которая на 1 июля составила 7,16% – ровно столько же, сколько в начале года. Здесь надо отметить, что показатель просрочки свыше 90 дней не отражает в полной мере реальное качество ссудного портфеля. Особенно это касается четырех игроков (АТФ, БЦК, Евразийский и Нурбанк), в отношении которых были приняты меры господдержки по итогам AQR.

Например, у АТФБанка доля проблемных кредитов (которые относятся к Стадии 3 по классификации МСФО и имеют повышенный риск дефолта) на отчетную дату AQR (1 апреля 2019 года) составила 32,6%. Для закрытия кредитных рисков акционеры вышеперечисленной четверки обязались докапитализировать свои структуры в срок до 25 мая, однако владелец АТФ это условие не выполнил (подробнее см. статью «Продлевать будете?» в №17 от 18.06.2020).

В примечаниях к аудированной финотчетности АТФ (размещена на KASE 22 июля) сказано, что «конечный собственник банка принял на себя обязательство по докапитализации на сумму более 14 млрд тенге до конца 2020 года». Обращает на себя внимание не только перенос сроков докапитализации, но и увеличение ее объемов. Согласно итоговому отчету Нацбанка по результатам AQR, сумма докапитализации АТФ должна была составить 10,3 млрд тенге.

В целом по системе объем NPL 90+ за полугодие вырос на 12,5% (с 1,2 трлн до 1,35 трлн тенге), но в июне, после пяти месяцев непрерывного роста, этот показатель заметно улучшился (–4,93% к маю). Из 14 банков, прошедших AQR, четыре игрока по итогам полугодия добились снижения безнадежной просрочки: вышеупомянутый АТФ (–3,5 млрд тенге), Халык (–2,7 млрд), Альфа (–2,6 млрд) и Евразийский (–0,9 млрд). Остальным системно значимым банкам улучшить показатель не удалось.

Jýsan, несмотря на масштабные списания в июне, остался антилидером сектора с точки зрения динамики NPL (+58 млрд тенге за полгода). В Сбербанке объем NPL 90+ перевалил за 100 млрд тенге (больше только у Jýsan, Халыка и Kaspi), а рост за полугодие составил 31 млрд. На 6,9 млрд тенге увеличилась безнадежная просрочка в Forte, на 5,1 млрд – в Нурбанке, на 3,1 млрд – в Kaspi, на 2,2 млрд – в Хоум Кредите.

Из небольших банков резко ухудшилось качество портфеля в Tengri, где объем NPL за полгода вырос на 23,3 млрд тенге, а их доля – почти в 6 раз (с 6,5 до 35,6%). Из аудированной финотчетности этого банка становится окончательно ясно, что коронакризис стал лишь катализатором, но никак не источником его проблем. В документе раскрывается, что уже по состоянию на конец 2019 года доля кредитно-обесцененных займов в его портфеле достигла 52,1% – «в основном за счет реструктуризации корпоративных кредитов со значительными финансовыми трудностями». Аудитор указал на существенную неопределенность в отношении непрерывности деятельности Tengri Bank.

В Capital Bank практически весь ссудник превратился в дефолтный, в AsiaCredit Bank не обслуживается половина займов. Аудитор двух этих банков (оба принадлежат Орифджану Шадиеву) указал на значительные сомнения в том, что они смогут продолжать свою деятельность непрерывно. При этом в аудиторском заключении по отчетности AsiaCredit Bank говорится, что «руководство банка не планирует прекращения деятельности в течение как минимум 12 месяцев после отчетной даты», тогда как заключение по Capital Bank подобной информации не содержит. Отсюда можно предположить, что слияние этих структур будет происходить под брендом AsiaCredit, а бренд Capital уйдет с рынка. Вот только Нацбанку надо будет решить, что делать с выданным Capital Bank займом, остаток основного долга по которому на начало года составлял 14 млрд тенге.

В аудиторском отчете сказано, что этот заем подлежал погашению 28 февраля (символично, ведь именно в этот день были обнародованы итоги AQR) и что его продление «находится на стадии обсуждения».

Провизии, сформированные тремя этими банками, намного уступают масштабу плохих активов. В Tengri сумма резервов под ожидаемые кредитные убытки составляет 18,7 млрд тенге на 1 июля, тогда как объем безнадежной просрочки достиг 29,8 млрд. У Capital Bank на 48,3 млрд тенге неработающих займов приходится всего 12,7 млрд тенге провизий, у AsiaCredit – 19,8 млрд и 8,9 млрд тенге соответственно. В целом по системе провизии за полугодие снизились на 5,1%, хотя NPL 90+ увеличились на 12,5%.

Активы

Совокупные активы БВУ за полугодие выросли на 6,7%, до 28,59 трлн тенге. Доля ссудного портфеля в активах за рассматриваемый период времени снизилась с 55 до 52,4%.

Состав пятерки самых крупных банков с начала года не изменился, но внутри нее произошла одна рокировка: Forte опустился на четвертую строчку, поменявшись местами с Kaspi. Тенденция полугодия такова, что большие становятся еще больше. Тройка крупнейших банков в точности совпадает с тройкой лидеров по абсолютному росту активов. В относительном выражении быстрее всех росли ВТБ, а также совсем маленькие Al Hilal и КЗИ. Из значимых игроков двузначные темпы роста показали Сбербанк (20,2%), Альфа (16,1%), Kaspi (14,1%), БЦК (12,7%) и RBK (10,9%).

Наибольшее падение активов в абсолютных цифрах продемонстрировали Forte, АТФ и дочерний китайский ICBC. Из относительно крупных игроков отрицательная динамика наб­людается также у Хоум Кредита (–2,2 млрд тенге) и Нурбанка (–1,5 млрд). В процентном выражении антилидерами падения стали Tengri, корейский Шинхан и ICBC. Активы Forte снизились на 6,8%, АТФБанка – на 4,1%.

Прибыль

В июне банковский сектор продолжил восстанавливать прибыльность после резкого апрельского падения (с 80 млрд тенге в марте до 24 млрд в апреле), однако не смог ни достичь докарантинных уровней начала года, ни хотя бы повторить прошлогодний результат. Совокупная прибыль БВУ в июне составила 65 млрд тенге. За полугодие банки заработали 368 млрд, и это на 2,4% меньше, чем было год назад (без учета Jýsan, чей убыток в первом полугодии 2019-го составил 165 млрд тенге).

В разрезе отдельных игроков с явным преимуществом лидируют Халык и Kaspi, за полгода преодолевшие планку в 100 млрд тенге. Еще шесть банков заработали свыше 10 млрд, что в текущих условиях можно считать достойным результатом. В эту шестерку вошли Forte, Сбербанк, Ситибанк, а также Альфа (16,6 млрд тенге), Жилстрой (16,5 млрд) и Хоум Кредит (11,85 млрд).

Четыре организации закончили полугодие с убытком. Худший финансовый результат продемонстрировал Нурбанк (–39,3 млрд тенге). Компанию ему составило проблемное трио в составе Tengri Bank, AsiaCredit Bank и Capital Bank.

7-полоса_Банковский-сектор-РК.jpg

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg