Перейти к основному содержанию

3149 просмотров

Как биржа цифровых финансовых услуг может помочь казахстанским банкам

Разбирались вместе с экспертами

Изображение: Shutterstock.com

Агрегатор финансовых услуг должен стать точкой роста для банковского сектора Казахстана, но банки пока не видят, как можно зарабатывать на бирже цифровых финансовых продуктов.

За последние годы банковский бизнес по всему миру изменился, иногда до неузнаваемости. Из средства управления финансами банки становятся провайдерами всевозможных услуг: от страхования до авиабилетов и бронирования отелей. Это так называемая концепция everyday bank, когда банк стремится стать частью жизни клиента, интегрировав свои продукты в различные экосистемы, трансформируясь для клиента из состояния my money в my life – банк, который всегда с тобой. На распространение этой концепции повлияли так называемые компании GAFA (Google, Apple, Facebook, Amazon), фактически составляющие цифровую среду обитания современного горожанина.

При этом, согласно исследованию банковских рынков, проведенному глобальной консалтинговой компанией Accenture, если банки не будут использовать эту концепцию, то они в перспективе ближайшей пятилетки потеряют до 30% своих доходов, а если к 2025 году реализуют, то приобретут до 20%.

«Эти цифры относятся прежде всего к рынку США и Европы, при этом концепция everyday bank особенно быстро развивается в странах, где банковская сфера не отягощена наследием старых процессов и банковских систем: построить сервис с нуля всегда гораздо легче, чем переделывать старое. Проще говоря, оплату со смартфона быстро можно внед­рить там, где клиентов не надо сначала отучать от чековых книжек. К таким странам относится и Казахстан», – комментирует Антон Мусин, управляющий директор Accenture Казахстан.

Банковская система Казахстана в целом открыта для изменений и экспериментов, и важно, что инновационные процессы поддержаны регулятором. Ярким примером сотрудничества государственных и частных структур по внедрению новых финансовых продуктов является проект финансового маркетплейса, который инициирует МФЦА. Предпосылки для реализации такого проекта очевидны: Казахстан отстает от стран со средним доходом, при этом в стране очень активно развиваются сервисы электронной коммерции, растет проникновение мобильного интернета, есть достаточно широкое проникновение цифровых экосистем (Facebook, «ВКонтакте», WhatsApp), куда успешно можно интегрировать банковский маркетплейс. Очевидно, что за счет вовлечения населения в цифровые финансовые сервисы можно увеличить темпы роста финансового сектора и экономики в целом.

Согласно концепции МФЦА, маркетплейс – это медиатор между финансовыми институтами и их партнерами, которые вместе составляют единую экосистему. Как это работает? Представим интернет-магазин, который торгует, например, бытовой техникой. Покупатель добавляет товар в корзину и видит кнопку «купить в кредит» с предложениями банков. Маркетплейс является универсальным агрегатором таких финансовых продуктов с возможностью интеграции в любые существующие или будущие front-end-платформы, будь то порталы e-commerce, продуктовые маркетплейсы, мессенджеры или соцсети. Именно с этой модели – быстрые онлайн-кредиты на потребительские товары – и началась разработка концепции маркетплейса.

Решение будет интегрировать в себя существующие и разрабатываемые на рынке Казахстана финансовые инфраструктурные сервисы, такие как идентификация пользователя, платежная система, оценка риска заемщика и другие. Тем самым маркетплейс реализует де-факто новый инфраструктурный финансовый сервис, интегрирующий и стандартизирующий через свои API (интерфейсы взаимодействия платформы и участников) существующие и будущие финансовые сервисы, площадки потребления этих сервисов и инфраструктурные сервисы масштаба страны.

Благодаря финансовому маркетплейсу у банков нет необходимости строить свои экосистемы, что достаточно затратно. Не все банки готовы вкладывать значительные средства в проекты с трудно прогнозируемым возвратом инвестиций. Особенно это касается небольших банков, которые таким образом получают дополнительный канал продаж своих финансовых продуктов посредством появления их в нефинансовых экосистемах.

В рамках пилотного проекта МФЦА должен отработать операционную модель взаимодействия между платформой, экосистемными и финансовыми игроками. Фактически у финансового центра есть мандат на тестирование изменений, которые нужно будет провести в политиках регулятора. Поэтому и банкам, и партнерам важно участвовать в проекте, поскольку «регуляторная песочница» дает возможность влиять на регуляторную среду в интересах рынка.
Ключевые риски проекта – регуляторные. Надо очень аккуратно отслеживать риски доминирования крупных игроков, потому что небольшие банки, не имея достаточной экспертизы или инвестиций для развития своих онлайн-направлений, могут остаться за бортом, не попасть в маркетплейс и потерять ту небольшую долю рынка, которую имеют.

Поэтому надо дорабатывать концепцию финансового маркетплейса и рассматривать дальнейшее развитие в том ключе, чтобы процесс «взятия на борт» небольших финансовых организаций и экосистемных парт­неров был очень простым и не представлял для них технических сложностей.

Кроме того, разработчикам маркетплейса придется столкнуться с очевидными трудностями: банки не спешат делиться своими клиентскими данными с партнерами, недостаток экспертизы внутри банков, слабая готовность партнеров и экосистем, а главное – неочевидный бизнес-кейс: участники пока не понимают, где точки заработка.

«Экономическая модель в рамках такого рода решений всегда сложный вопрос, – комментирует Владимир Николенко, руководитель практики Blockchain, старший менеджер компании Accenture. – Так же как и выработка операционной модели взаимодействия между такой платформой, экосистемой и финансовыми игроками. Это сложная задача, по уровню примерно равная разработке операционной модели таких международных платежных систем, как Visa и MasterCard».

«На входе проекта маркетплейса МФЦА стоит задача фасилитации рынка, – отмечает Антон Мусин. – Чтобы финансовый рынок начал работать с маркетплейсом и проявил энергию, ему эта работа должна быть коммерчески интересна. Кроме того, участие в «песочнице» маркетплейса – это уникальная возможность оказывать активное влияние на регуляторные механизмы, которые сейчас очень быстро меняются как в Казахстане, так и в других странах, где правительства и центробанки стараются привести практику в соответствие с новыми технологиями».

«Концепция проекта, разработанная совместно с компанией Accenture, предполагает создание необходимой среды для повышения уровня финансовой инклюзивности населения, а также для внедрения важнейших компонентов будущей финансовой системы Казахстана, тем самым создавая необходимые стандарты взаимодействия игроков на рынке, – комментирует Асель Байтасова, глава Финтеххаба МФЦА. – В настоящий момент мы реализуем пилотный проект финансового маркетплейса с лидерами финансового рынка и рынка онлайн-торговли Казахстана. Мы уверены, что сможем преодолеть все сложности дизайна и тестирования пилотного решения и успешно запустить наш сервис до конца 2019 года в промышленную эксплуатацию».

По мнению экспертов Accenture, внедрение маркетплейса может привлечь в цифровую экономику дополнительно до 23% финансово активного населения Казахстана.

banner_wsj.gif

5844 просмотра

Как в Казахстане будут развиваться банки в условиях кризиса

На некоторые БВУ коронавирус уже повлиял

Фото: Shutterstock

Банковская статистика за февраль сегодня интересна не сама по себе, а как некая отсечка, фиксирующая состояние сектора до наступления кризиса. Причем на работающие в Казахстане китайские банки коронавирус уже повлиял. С начала года активы дочерних Bank of China и ICBC снизились на 15% и 12% соответственно, и это максимальное падение на рынке.

С учетом всех тех вызовов, которые сегодня возникли в экономике, надо признать, что как минимум одну превентивную меру Казахстан предпринять успел. Речь о завершении процедуры AQR в банковском секторе. Для четырех банков, у которых проверка выявила дефицит капитала, разработана и реализуется программа поддержки. Остальные 10 игроков признаны вполне здоровыми. Поэтому неприятных сюрпризов от банков, касающихся именно их старых проблемных портфелей, во время наступившего сейчас нового кризиса быть не должно. Разумеется, при условии, что на финальном этапе AQR, когда некоторые банки торговались с регулятором по поводу сумм доначисленных провизий, надзорный орган проявил принципиальность.

Какими будут длина и глубина сегодняшнего атипичного кризиса, не дано знать никому. От этих измерений зависит и эффект, который испытают на себе банки. В лучшем случае, дело для них ограничится недополученной прибылью. В худшем – из-за роста необслуживаемых кредитов, вызванного резким спадом деловой активности в стране, некоторые банки рискуют ослабнуть до такой степени, что не смогут функционировать без внешней поддержки. Решающими факторами собственной конкурентоспособности в этих условиях становятся сила акционеров (заключающаяся в их способности докапитализировать банк в необходимом объеме) и сила самого банка (заключающаяся в его умении генерировать доход).

банковский сектор итоги 2 мес-1.jpg

25 марта рейтинговое агентство Fitch ухудшило до «негативного» прогноз по банковскому сектору Казахстана и еще шести постсоветских государств (Россия, Украина, Беларусь, Грузия, Армения и Азербайджан). Распространение коронавируса и падение цен на нефть негативно влияют на банки этих стран и могут привести к снижению их рейтингов, сообщило Fitch. По мнению агентства, степень давления на банки будет зависеть от степени и продолжительности экономического спада, конкретных рисков для национальной экономики (например, от снижения цен на нефть), политических мер властей, а также от бизнес-профилей, подверженности рискам и замедления финансовых показателей самих банков. Преобразуется ли это давление в негативные рейтинговые действия, будет также зависеть от наличия поддержки со стороны государства или акционеров, отмечает Fitch.

Аналитики агентства прогнозируют, что качество корпоративных активов в рассматриваемом регионе ухудшится из-за снижения экономической активности и высокой долларизации кредитов. Розничные риски также возрастут с учетом недавнего быстрого роста потребительского кредитования. Рентабельность банков снизится из-за ограниченного количества новых кредитов, более высоких расходов на покрытие рисков и некоторого сокращения маржи, предупреждает Fitch. При этом ликвидность вряд ли окажется под давлением из-за разумных буферов капитала, умеренных сроков погашения оптовых долгов и доступных средств поддержки в чрезвычайных ситуациях, считают аналитики.

По мнению рейтингового агентства Moody’s, смягчить негативное влияние кризиса на казахстанские банки поможет новая программа поддержки МСБ по ставке 8% годовых, на которую государство выделит 600 млрд тенге. Финансирование будет осуществляться через 13 банков, прошедших AQR. «Пакет объемом 600 млрд тенге составляет около 16% всех кредитов, выданных субъектам МСБ. Используя эту ликвидность, банки смогут рефинансировать своих заемщиков из данного сегмента и ограничить рост просроченных кредитов», – считают в Moody’s. 

В то же время аналитики Moody’s настороженно отнеслись к решению Агентства по регулированию и развитию финансового рынка ослабить пруденциальное регулирование на период с 1 апреля по 1 октября 2020 года. В частности, надзорный орган заявил о снижении коэффициентов риск-взвешивания при расчете достаточности капитала по займам, выданным МСБ, с 75 до 50%, а по займам в иностранной валюте – с 200 до 100%. Кроме того, банкам разрешено не формировать провизии по кредитам, просроченным из-за введения ЧП. 

По мнению Moody’s, меры, направленные на сдерживание риска сбоев в банковской системе РК, «являются кредитно негативными, поскольку маскируют фактический эффект от последующего ухудшения качества активов». Хотя меры являются временными, они лишают банки стимулов поддерживать достаточные резервы капитала и подрывают ценность регулятивной финансовой отчетности банков, что затруднит внешним наблюдателям мониторинг профилей платежеспособности банков, предупреждает Moody’s.

«Временные меры пруденциального регулирования направлены на недопущение снижения уровня кредитования казахстанского бизнеса. Они имеют контрцикличный характер и направлены на снижение давления на капитал и ликвидность банков», – объяснило логику своего решения финагентство. По расчетам регулятора, применение данных норм позволит банкам дополнительно высвободить собственный капитал в размере 168 млрд тенге для кредитования экономики.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif