Перейти к основному содержанию
2864 просмотра

Экспрессы делают кассу

Застой на рынке бизнес-кредитования банки пытаются компенсировать за счет розничного сегмента

Фото: Shutterstock.com

По итогам апреля совокупная задолженность по кредитам, выданным бизнесу, составила 16,4 трлн тенге, снизившись с начала года на 4,2%. Кредитный портфель физлиц за аналогичный период, напротив, увеличился на 2,8%, до 6,2 трлн тенге. Такие данные приводятся в свежем обзоре аналитического центра Первого кредитного бюро (ПКБ).

В исследовании говорится, что в апреле месячные объемы выдачи кредитов физлицам сильно выросли и впервые в этом году перевалили за 300 млрд тенге. Двигателем рынка по объемам выдачи в апреле были розничные кредиты без залога (+19% за месяц) и ипотека (+28%). При этом необеспеченные кредиты занимают львиную долю в общей структуре задолженности физлиц – 54,7% на 1 мая текущего года.

Конкуренция за клиента растет

По данным Нацбанка, общий объем потребительских займов, выданных банками населению, на начало мая составлял 3,48 трлн тенге (в статистике регулятора не отражаются отдельно кредиты без залога).

«Наибольший объем такого портфеля у Kaspi – 1084 млрд тенге, также в топ-5 входят Народный банк – 706 млрд, ДБ «Сбербанк» – 242 млрд, БЦК – 132 млрд и АТФ – 126 млрд тенге», – поделился информацией Рамазан Досов из Ассоциации финансистов Казахстана.

Эксперт пояснил, что большая часть займов (81,6%) лидера рынка приходится на consumer financial services – ссуды, выданные в торговых точках и магазинах торговых партнеров, оставшиеся 18,4% – так называемый e-Finance, то есть кредиты, полученные через интернет, в том числе через мобильное приложение. 

Почему БВУ, которые раньше специализировались только на залоговых ссудах, изменили стратегии?

«Скорее всего, банкиры считают потребкредитование менее рисковым. Например, если клиент перестает платить по ипотечному займу, суд с большой вероятностью будет на его стороне. Банк не сможет вернуть квартиру. Или сможет, но спустя некоторое время. Экспресс-кредиты по размеру гораздо меньше ипотечных, но если человек перестает совершать выплаты по ним, его счет арестовывается, то есть банк гораздо быстрее вернет ссуду», – размышляет финансовый аналитик Александр Криенко.

Беззалоговые займы действительно невелики по размеру, подтверждает статистика ПКБ. На начало мая средняя сумма такой ссуды составляла 297 тыс. тенге.

«Причем 47% кредитов от общего количества были выданы в сегменте менее 150 тыс. тенге, но по сумме задолженности на этот сегмент выдач приходится 9,8%. Более половины портфеля по сумме задолженности (58,5%) – это кредиты от 500 тыс. до 3 млн тенге», – сообщила исполнительный директор ПКБ Асем Нургалиева.

Банкиры умеют хорошо считать, наблюдать за тенденциями, делать выводы и не боятся менять стратегии. Например, БЦК начал выдавать необеспеченные ссуды лишь в прошлом году. Переход на такие займы обусловлен новой стратегией банка, которая, в свою очередь, отражает ситуацию в экономике.

«В Казахстане много розничных займов берется на развитие малого бизнеса. Беззалоговый кредит физическому лицу получить легче, чем юридическому. В итоге банк видит потребительский заем, но целевое назначение этой ссуды – развитие МСБ или микробизнеса», – рассказал «Курсиву» глава БЦК Галим Хусаинов.

В розничном портфеле Народного банка доля необеспеченных ссуд увеличилась на 1 июня до 70%.

«В этой цифре не учитываются кредитные карты. На 1 января портфель «потребов» был на 2% меньше. Вы можете видеть, что объем и доля беззалоговых кредитов имеют тенденцию к росту», – прокомментировали в пресс-службе Народного банка.

По этому же пути идут банки Forte и RBK. Причем у последнего доля потребительских ссуд в розничном портфеле по состоянию на 13 июня составила 85%.

Кстати, все опрошенные «Курсивом» банки предлагают клиентам различные программы лояльности, бонусы, вручают заемщикам гарантированные недешевые подарки, разыгрывают среди них автомобили. Возможно, из-за этих маркетинговых ходов экспресс-кредиты подорожали.

«По данным Нацбанка, средневзвешенная ставка по выданным потребительским займам на 1 мая составила 20,7% годовых против 19% на начало года», – привел статистику Рамазан Досов.

В чем проблема?

В прошлом месяце регулятор выразил беспокойство по поводу роста необеспеченного кредитования в стране. По словам зампреда Нацбанка Олега Смолякова, потребзаймы имеют порядка 5 млн человек, их общая задолженность превышает 4 трлн тенге.

«Наиболее активный прирост портфеля потребительских кредитов наблюдается в нерегулируемом секторе, это онлайн-кредиторы, кредитные товарищества и ломбарды», – сообщил Смоляков, выступая в мае в парламенте.

«Странно, что регулятор пытается предотвратить формирование пузыря на рынке потребительского кредитования только среди нерегулируемых организаций. Первая опасность роста таких ссуд в банковском секторе – это дополнительная нагрузка на доходы населения. Кроме того, Базель III очень жестко относится к выдаче любых займов, что может со временем создать в виде провизий дополнительную нагрузку на БВУ», – прокомментировал Александр Криенко.

Диаграмма кредиты.PNG

banner_wsj.gif

19085 просмотров

Как казахстанские банки переживают глобальный экономический кризис

И какие риски их ждут

Фото: Shutterstock.com

На результаты работы казахстанских банков в марте ключевое влияние оказало не начало кризиса, а сильное ослабление тенге в отчетном месяце. «Благодаря» высокой долларизации отечественной финансовой системы все ключевые показатели, характеризующие деятельность банковского сектора, в марте существенно выросли. Что касается эффекта от кризиса, то таковым можно считать резкий рост необслуживаемых кредитов – за один только март он составил 12,25%.

Мартовская отчетность банков не позволяет в достаточной мере судить о том, как повлияли кризис, ЧП и карантин на состояние отечественного банковского сектора. Этого следовало ожидать – и не столько из-за того, что деловая активность в стране была заморожена лишь с середины отчетного месяца (режим ЧП введен 16 марта, карантин – 19-го), сколько из-за мартовской девальвации тенге. Произошедшая в ее результате валютная переоценка банковских активов и пассивов привела к тому, что на бумаге они показали существенный рост. Но это именно «бумажная» динамика, не отражающая фактического положения дел. 

Насколько затрудняет «нетвердость» казахстанской валюты изучение финансовой отчетности, можно понять на примере депозитной базы. По данным Нацбанка, за март совокупный объем депозитов в банках РК вырос с 17,81 трлн до 19,16 трлн тенге, то есть на 1,35 трлн тенге, или на 7,6%. Очевидно, что речь не может идти о таком гигантском притоке денег вкладчиков, особенно в условиях карантина и остановки множества бизнесов. 

Здесь надо учесть уровень долларизации депозитов, который составлял 41,9% и 46,7% на начало и конец марта соответственно, и рост курса доллара с 381,1 до 447,67 тенге за рассматриваемый период. Используя эти переменные, «Курсив» приблизительно подсчитал, что за март объем тенговых вкладов уменьшился на 140 млрд тенге, а валютных – увеличился на $0,4 млрд, или на 179 млрд тенге. Таким образом, чистый приток депозитов в банковской системе в марте, по нашим расчетам, составил 39 млрд тенге, а остальной рост депозитной базы является всего лишь эффектом девальвации. Причем и этот приток гипотетически мог быть сформирован «из воздуха» предприимчивым вкладчиком, купившим доллары, например, по курсу 400 и продавшим по 440.

 

банковский сектор РК по итогам 1 квартала копия-1.jpg

Активы

Совокупные активы банковского сектора по итогам первого квартала увеличились на 6,9%, при этом рост за март составил 7,2%, тогда как первые два месяца динамика была отрицательной. Пятерку самых крупных банков (см. инфографику) сформировали Халык, Сбербанк, Kaspi, Forte и Банк ЦентрКредит.

Наибольший прирост активов с начала года (в абсолютном выражении) зафиксирован у Халыка, за ним в почтительном отдалении расположились Jýsan и Сбербанк. Любопытно, что по итогам двух первых месяцев 2020 года Халык находился в числе антилидеров по динамике активов с показателем минус 159 млрд тенге. Однако в марте активы Халыка выросли с 8,7 трлн до 9,6 трлн, то есть сразу на 940 млрд тенге (это 3,3% от всех активов банковской системы). В процентном соотношении быстрее всего росли иностранные «дочки» – ВТБ, Альфа и совсем небольшой турецкий Казахстан-Зираат Интернешнл Банк. 

Снижение активов допустили 8 из 27 работающих в стране банков. Тройку аутсайдеров в абсолютном выражении составили Forte, дочерний Bank of China и Kassa Nova. Кроме них в минус по итогам квартала ушли АТФ, Заман-Банк и все три участника несостоявшегося слияния в лице Tengri Bank, AsiaCredit Bank и Capital Bank. 

Кредиты

Совокупный ссудный портфель (включая межбанковские займы и обратное РЕПО) по итогам первого квартала вырос на 3,5% за счет роста на 5% в марте после ухода в минус в январе и феврале. Удельный вес кредитов в тенге на конец марта составил 82,6% против 84,3% на конец февраля. В пятерку банков с самым большим объемом кредитования вошли Халык (4,45 трлн тенге), Сбербанк (1,50 трлн), Kaspi (1,46 трлн), БЦК (1,12 трлн) и Жилстройсбербанк (1,05 трлн). 

Лучшую динамику кредитования с начала года продемонстрировали Халык, Jýsan и Сбербанк. Как и в случае с активами, для Халыка март оказался переломным. По итогам двух месяцев его кредитный портфель сократился на 56 млрд тенге, и это был худший показатель в банковском секторе. За март ссудник Халыка вырос на 262 млрд тенге, и он с последней строчки рэнкинга переместился на первую. В относительном выражении самые высокие темпы роста показали Jýsan, дочерний китайский ICBC и Ситибанк. 

Нахождение Jýsan Bank среди лидеров по динамике кредитования нуждается в пояснении. Дело в том, что в марте ссудный портфель этого банка включал 167 млрд тенге, выданных в рамках операций обратного РЕПО. Остальные БВУ пользовались этим инструментом гораздо менее активно – общая сумма обратного РЕПО для банковского сектора составила в марте 289 млрд тенге. Без учета РЕПО ссудник Jýsan вырос бы с начала года с 841 млрд до 885 млрд тенге, или на 5,2%. При таких расчетах Jýsan сохранил бы за собой второе место по абсолютному росту кредитного портфеля, но по темпам роста остался бы за пределами первой пятерки.

Снижение ссудного портфеля по итогам квартала было зафиксировано у 10 банков. В денежном выражении больше всех ушли в минус Forte, Евразийский и Жилстрой. В процентном соотношении худшие показатели у Capital Bank, дочернего НБ Пакистана и Kassa Nova.   

Качество кредитов

Объем кредитов с просрочкой платежей свыше 90 дней (NPL 90+) вырос за квартал на 13,8%, в том числе рост за март составил 12,25%. Возможно, именно эту динамику следует считать первым тревожным флажком, сигнализирующим об ухудшении платежеспособности заемщиков из-за кризиса. Доля NPL 90+ в совокупном ссудном портфеле за январь и февраль выросла с 8,13 до 8,37%, а по итогам марта достигла отметки 8,94%.

Кризис требует также обратить внимание на динамику всей просрочки. За квартал она выросла с 1,8 трлн до 2,4 трлн тенге, или на 33%. При этом рост показателя непосредственно за март составил 23,2%. Доля всей просрочки за январь и февраль увеличилась с 12,24 до 13,54%, а по итогам марта достигла 15,88%. 

Тройку банков с худшим качеством кредитного портфеля составили Capital Bank, AsiaCredit Bank и Jýsan. Наибольший рост объемов NPL 90+ с начала года зафиксирован у Jýsan, Bank RBK и Capital Bank.

О плачевном состоянии банков Capital и AsiaCredit «Курсив» неоднократно писал. По состоянию на 1 марта эти организации не выполняли целый ряд пруденциальных нормативов. Финнадзор продолжает выписывать в адрес AsiaCredit штрафы за несвоевременные платежи. Последние сообщения такого рода датируются 22 апреля, когда на банк было наложено два штрафа на общую сумму 1,2 млн тенге. После того как в феврале этого года Tengri Bank отказался от слияния с Capital и AsiaCredit, последние сообщили, что будут объединяться без участия Tengri. Единственный владелец обоих банков Орифджан Шадиев заявил о готовности «предпринять все усилия, чтобы уже к концу года создаваемый финансовый институт отвечал по всем требованиям клиентов».

Иная ситуация у банков Jýsan (экс-Цесна) и RBK. Они были оздоровлены, вернулись к стабильной деятельности, но груз старых плохих займов (которые, что немаловажно, банки в полной мере признали в своей отчетности) продолжает давить на показатели качества активов.

Что касается Jýsan, то, например, аналитики S&P настолько спокойны за его будущее, что 28 апреля даже повысили ему рейтинги до уровня «В/В» – несмотря на всю сложность и неопределенность текущей экономической ситуации. По мнению рейтингового агентства, Jýsan сформировал значительные запасы капитала и ликвидности, что должно позволить ему противостоять последствиям замедления темпов экономического роста и ухудшения операционной среды в связи с пандемией коронавируса и падением цен на нефть.

Базовый сценарий S&P предполагает, что Jýsan Bank, скорее всего, как и прежде, будет демонстрировать более низкую склонность к принятию рисков, чем сопоставимые казахстанские банки, и продолжит ориентироваться на предоставление услуг Назарбаев Университету и связанным c ним образовательным учреждениям. «Мы считаем, что это поддерживает общий бизнес-профиль банка, позволяя ему развивать казначейские услуги и зарплатные проекты в среднесрочной перспективе», – отметили аналитики агентства.

В отчете S&P не упоминается о том, что Jýsan Bank изыскал на рынке эксклюзивные и очень щедрые источники фондирования. Месяц назад банку удалось разместить на KASE 10-летние облигации с купонной ставкой 0,1% годовых. По результатам аукциона эмитент разместил весь запланированный объем, сообщила биржа. Сумма привлеченных банком средств составила 15 млрд тенге. 

В отношении Bank RBK аналитики S&P проявили осторожность, подтвердив 28 апреля сами рейтинги на уровне «В-/В», но изменив прогноз с позитивного на стабильный. «Пересмотр прогноза отражает наше мнение о том, что в текущих операционных условиях банку будет сложнее, чем предполагалось ранее, поддерживать темпы урегулирования проблемных активов», – пояснило свое решение агентство. Способность банка развивать сотрудничество с крупной группой «Казахмыс» может в определенной степени ослабить давление на его показатели и поддерживать стабильность доходов, считают в S&P. Прогноз «Стабильный» означает, что, по мнению S&P, банк сможет справиться с давлением, оказываемым на качество активов и показатели капитализации со стороны сложных операционных условий. 

Депозиты: население

Объем вкладов физлиц за первый квартал вырос на 6,3%, при этом собственно за март рост составил 4%. Их долларизация, на конец февраля составлявшая 41,9%, по итогам марта повысилась до 47%.  

В пятерку банков с самым большим объемом средств населения вошли Халык (3,49 трлн тенге), Kaspi (1,54 трлн), Жилстрой (878 млрд), Сбербанк (817 млрд) и БЦК (587 млрд). Лидерами по привлечению новых вкладов с начала года стали Халык, Сбербанк и Жилстрой.

Отток депозитов физлиц наблюдался только в трех организациях – Forte, Kassa Nova и Tengri. Но если для первых двух отрицательная динамика представляла собой не более чем статистическую погрешность, то для Tengri потеря почти 5 млрд тенге могла оказаться критичной. Уже в апреле банк столкнулся с дефицитом ликвидности и ограничил доступ клиентов к их деньгам. В результате получилось так, что именно Tengri Bank первым из отечественных БВУ заявил о том, что стал жертвой кризиса. Как утверждает председатель правления банка Паван Сингх, «снижение ликвидности было связано, во-первых, с несвоевременной выплатой сомнительных кредитов и, во-вторых, с переносом выплаты основного долга и вознаграждения по текущим займам из-за введения режима ЧП».

Депозиты: бизнес  

Вклады юрлиц за первый квартал выросли на 6,9%. На этом показателе валютная переоценка сказалась особенно сильно. Если по итогам первых двух месяцев он ушел в минус на 4,3%, то непосредственно за март рост составил 11,7%. Маловероятно, что бизнес-клиенты начали резко пополнять свои банковские счета в условиях, когда деятельность многих из них остановилась.

Долларизация в этом сегменте на конец марта составила 46,5% против 41,7% на конец февраля. По данным Нацбанка, тенговые депозиты бизнеса в депозитных организациях (это понятие шире, чем банки второго уровня) за отчетный месяц выросли на 5,3% (с 5,36 млрд до 5,64 млрд тенге), валютные – на 28% (с 3,82 млрд до 4,89 млрд тенге).

В пятерку банков с самым большим объемом средств юрлиц вошли Халык (3,27 трлн тенге), Сбербанк (882 млрд), Forte (818 млрд), Ситибанк (774 млрд) и АТФ (520 млрд). Лидерами по привлечению новых вкладов с начала года стали Forte, Jýsan и Ситибанк.

Отток вкладов бизнес-клиентов произошел в десяти организациях. Из них худшую динамику продемонстрировали АТФ, Евразийский и Хоум Кредит.

Прибыль и риски

Совокупная прибыль банковского сектора за квартал составила 249 млрд тенге. Чтобы сравнить ее с прошлогодним показателем, нам пришлось пренебречь результатами Jýsan и его предшественника Цесны. Дело в том, что первый квартал 2019 года Цеснабанк завершил с убытком в размере 209 млрд тенге, вследствие чего прибыль всего сектора тоже сложилась отрицательной – минус 50 млрд тенге. Без учета Jýsan и Цесны чистый доход банков (квартал к кварталу) вырос со 158,7 млрд до 226,6 млрд тенге, или на 42,8%.

Если рассматривать помесячные показатели текущего года, то в январе банки заработали 71 млрд, в феврале – 79 млрд и в марте – 98 млрд тенге. Таким образом, на прибыльность банков в марте кризис еще не повлиял. Пятерку самых доходных банков составили Халык, Kaspi, Jýsan, Forte и Сбербанк. Две организации – Tengri и AsiaCredit – оказались по итогам квартала убыточными.

По мнению S&P, основными каналами распространения кризисных явлений для казахстанских банков будут снижение платежеспособности заемщиков и высокий уровень долларизации. Агентство прогнозирует, что совокупная чистая прибыль банковского сектора уменьшится с 812 млрд тенге в 2019-м до примерно 300 млрд в 2020-м. В S&P ожидают, что показатели прибыльности банков будут существенно различаться, при этом у большинства банков они будут находиться на уровне безубыточности в текущем году в связи с ростом расходов на формирование провизий.

Судя по отчетности банков, увеличения провизий, адекватного возросшим рискам, в системе пока не наблюдается. На 1 января совокупный объем провизий составлял 1,976 трлн тенге, на 1 февраля – 1,946 трлн, на 1 марта – 1,949 трлн, на 1 апреля – 2,070 трлн. С начала годы резервы на кредитные потери увеличились на 4,8% при росте объемов NPL 90+ на 13,8%. 

А, например, российский Сбербанк решил поступиться частью прибыли, чтобы лучше подготовиться к кризису. Чистый доход Сбербанка в первом квартале 2020 года упал на 47% по сравнению с аналогичным периодом 2019-го. При этом из отчетности банка следует, что его чистые отчисления в резервы выросли в 8 раз – с 17,3 млрд до 138 млрд руб. «Динамика процентного и комиссионного дохода в первом квартале соответствовала нашим ожиданиям. Однако пандемия COVID-19 вмешалась в наши планы. Принимая во внимание высокую степень неопределенности, в которой оказался весь мир, мы приняли решение существенно увеличить уровень отчислений в резервы, что повлияло на финансовый результат группы», – цитирует агентство «РБК» зампреда Сбербанка Александра Морозова.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png