Перейти к основному содержанию

15178 просмотров

Банковский сектор: стадия сжатия

«Курсив» решил отследить эволюцию некогда самой сильной банковской системы в СНГ

Фото: Shuttrstock

Кризисная и посткризисная история банковского сектора Казахстана – это история сплошных альянсов, укрупнений и банкротств. На этой неделе было объявлено о слиянии сразу трех небольших банков – Tengri Bank, AsiaCredit Bank и Capital Bank. 

Акционеры трех банков на совместном собрании одобрили реорганизацию в форме присоединения AsiaCredit Bank и Capital Bank Kazakhstan к Tengri Bank, сообщила 4 июня KASE со ссылкой на пресс-службу Tengri Bank. Сделки по слиянию сложны: требуют терпения, осторожных переговоров и времени. Как следует из сообщения, сейчас в банках работают иностранные финансовые консультанты, чья задача – оценка стоимости чистых активов трех структур. Планируется, что на основе этой оценки уже в начале июля будут утверждены коэффициенты обмена акций и доли участия акционеров в объединенном банке.  

Все три организации в основном работают с корпоративными клиентами. На 1 мая активы Tengri составляли 133,1 млрд тенге (0,5% от сектора), доли AsiaCredit и Capital равняются 0,4 и 0,3% рынка соответственно. Несмотря на небольшой размер и очевидные сложности, эти банки пытаются выжить на конкурентном рынке страны. Так, Tengri за I квартал этого года смог снизить объем токсичных кредитов на 0,95 млрд тенге, до 1,48 млрд тенге. Любая борьба и готовность к переменам вызывают уважение. И кто знает, возможно, через несколько лет в стране появится новый технологичный банк.

Ты помнишь, как все начиналось?

На 1 февраля 2007 года в Казахстане работало 33 банка второго уровня. К октябрю Агентство по финнадзору выдает еще две новых лицензии на осуществление банковской деятельности. И как раз в это время начинается ипотечный кризис в США, который больно бьет по отечественным БВУ. Лопнувший пузырь на рынке недвижимости самой большой экономики мира автоматически закрывает для казахстанских банков возможность перекредитовываться. Банкиры впервые чувствуют парализующий голод – дефицит ликвидности. Но экономика страны все еще сильна и внушает надежды, поэтому одно из подразделений UniCredit покупает АТФБанк.

Приход иностранных финансовых организаций в Казахстан продолжался до 2011 года. Открываются российский ВТБ, корейский Шинхан Банк, дочерний Royal Bank of Scotland, индийский Punjab National Bank. Чешские инвесторы приводят бренд Хоум Кредит, корейский Kookmin покупает 23% акций Банка ЦентрКредит. В стране начинает работать первый в СНГ исламский банк Al Hilal. Однако уже в 2009 году два из четырех флагманских банков, БТА и Альянс, не могут самостоятельно справиться с выплатами по внешним обязательствам, и государство выкупает у них 78 и 76% акций соответственно. С этого момента банковский сектор Казахстана стабильно сжимается. Один за другим от нас уходят иностранные инвесторы, местные бизнесмены выкупают их акции, проводят сделки по слиянию и поглощению закредитованных БВУ.
По некоторым оценкам, только спасение БТА обошлось стране как минимум в $10 млрд. В конце концов проблемный актив взял под контроль Казком, но и он не смог переварить добычу, поэтому был выкуплен Народным банком. Правда, для того чтобы эта сделка состоялась, государство через Фонд проблемных кредитов приобрело токсичные займы Казкома на сумму 2,4 трлн тенге.

Все это аналитики назовут «большой расчисткой» банковского сектора. Финальным аккордом «большой стирки» стала программа повышения финансовой устойчивости, в рамках которой было инвестировано 653 млрд тенге в АТФ, Евразийский, БЦК, RBK и Цеснабанк. Последнему в прошлом году понадобилась повторная помощь, и Фонд проблемных кредитов купил у структуры портфель долгов на 604 млрд тенге. Затем финансовая организация была продана брокерской компании First Heartland Securities, и бренд аграрного банка перестал существовать. При этом благосклонность Нацбанка и правительства распрос­траняется не на все финансовые учреждения, и в прошлом году банковский сектор лишился сразу трех игроков – это Эксимбанк, Банк Астаны и Qazaq Banki.

Мүшел жас банковского сектора РК

Banks15-01 (1).jpg

Кадыржан ДАМИТОВ, председатель Национального банка РК в 1998–1999 годах

– Долгое время, с середины 1990-х, был «золотой дождь» инвестиций, привлечения иностранного капитала. С одной стороны, это позитивный момент: у нас появились новые технологии. Например, в России платежи шли неделями, а наши банки отправляли деньги день в день. Но была и обратная сторона. Стабильный поток денег сделал из наших бизнесменов, чиновников, банкиров слишком беззаботных людей. Незаметно, но мы оказались не готовы к глобальному экономическому кризису. Это и есть пример болезни роста. Если сравнивать нашу банковскую систему с жизнью человека, то по возрасту мы сейчас только-только подходим к 20 годам. А кризис у нас выпал на подростковый период. Теперь банки укрупняются естественным образом. Доходность сектора снизилась, и маленькие и средние БВУ должны либо уходить с рынка, либо объединяться. Думаю, этот процесс продолжится и со временем мы увидим иную конфигурацию банковского сектора. 

Анвар САЙДЕНОВ, председатель Национального банка РК в 2004–2009 годах 

– Основные скелеты из шкафов банковского сектора были вытащены (может быть, не все еще похоронены и процесс похорон затягивается), но теперь регулятор и сами финансисты знают все болевые точки сектора. На мой взгляд, по итогам «разгребания» реализовавшихся проблем наша банковская система показала себя хорошо. Большие банки выстояли, кто-то ушел с рынка, другие стали объединяться. В принципе, сейчас финансовая система стабильна и устойчива. Думаю, больше не будет массовых слияний среди крупных игроков. Мелким структурам, конечно, придется меняться. Одно время активно обсуждалась тема преобразования небольших банков в кредитные товарищества и микрофинансовые организации (МФО), но я не помню, чтобы это принимало когда-то массовый характер. 

Умут ШАЯХМЕТОВА, председатель правления Народного банка Казахстана

– Как эксперт, могу прогнозировать, что консолидация рынка будет продолжаться. Если раньше было около 35 банков, сейчас их 28. Но даже при консолидации финансовым структурам стоит смотреть в будущее. Банки должны иметь четкие бизнес-модели развития, достаточный капитал и чистые кредитные портфели – все риски у объединенных институтов должны быть закрыты. Думаю, иногда небольшим банкам стоит просто сдавать лицензии и уходить в микрокредитование, создавать МФО. Надеюсь, что с разделением функций Национального банка на рынке появится не только надзорный орган, который будет надзирать и наказывать, но и орган, который будет развивать наш сектор. Нельзя только душить и запрещать, финансовый сектор нужно и важно развивать.

 

banner_wsj.gif

5955 просмотров

Как в Казахстане будут развиваться банки в условиях кризиса

На некоторые БВУ коронавирус уже повлиял

Фото: Shutterstock

Банковская статистика за февраль сегодня интересна не сама по себе, а как некая отсечка, фиксирующая состояние сектора до наступления кризиса. Причем на работающие в Казахстане китайские банки коронавирус уже повлиял. С начала года активы дочерних Bank of China и ICBC снизились на 15% и 12% соответственно, и это максимальное падение на рынке.

С учетом всех тех вызовов, которые сегодня возникли в экономике, надо признать, что как минимум одну превентивную меру Казахстан предпринять успел. Речь о завершении процедуры AQR в банковском секторе. Для четырех банков, у которых проверка выявила дефицит капитала, разработана и реализуется программа поддержки. Остальные 10 игроков признаны вполне здоровыми. Поэтому неприятных сюрпризов от банков, касающихся именно их старых проблемных портфелей, во время наступившего сейчас нового кризиса быть не должно. Разумеется, при условии, что на финальном этапе AQR, когда некоторые банки торговались с регулятором по поводу сумм доначисленных провизий, надзорный орган проявил принципиальность.

Какими будут длина и глубина сегодняшнего атипичного кризиса, не дано знать никому. От этих измерений зависит и эффект, который испытают на себе банки. В лучшем случае, дело для них ограничится недополученной прибылью. В худшем – из-за роста необслуживаемых кредитов, вызванного резким спадом деловой активности в стране, некоторые банки рискуют ослабнуть до такой степени, что не смогут функционировать без внешней поддержки. Решающими факторами собственной конкурентоспособности в этих условиях становятся сила акционеров (заключающаяся в их способности докапитализировать банк в необходимом объеме) и сила самого банка (заключающаяся в его умении генерировать доход).

банковский сектор итоги 2 мес-1.jpg

25 марта рейтинговое агентство Fitch ухудшило до «негативного» прогноз по банковскому сектору Казахстана и еще шести постсоветских государств (Россия, Украина, Беларусь, Грузия, Армения и Азербайджан). Распространение коронавируса и падение цен на нефть негативно влияют на банки этих стран и могут привести к снижению их рейтингов, сообщило Fitch. По мнению агентства, степень давления на банки будет зависеть от степени и продолжительности экономического спада, конкретных рисков для национальной экономики (например, от снижения цен на нефть), политических мер властей, а также от бизнес-профилей, подверженности рискам и замедления финансовых показателей самих банков. Преобразуется ли это давление в негативные рейтинговые действия, будет также зависеть от наличия поддержки со стороны государства или акционеров, отмечает Fitch.

Аналитики агентства прогнозируют, что качество корпоративных активов в рассматриваемом регионе ухудшится из-за снижения экономической активности и высокой долларизации кредитов. Розничные риски также возрастут с учетом недавнего быстрого роста потребительского кредитования. Рентабельность банков снизится из-за ограниченного количества новых кредитов, более высоких расходов на покрытие рисков и некоторого сокращения маржи, предупреждает Fitch. При этом ликвидность вряд ли окажется под давлением из-за разумных буферов капитала, умеренных сроков погашения оптовых долгов и доступных средств поддержки в чрезвычайных ситуациях, считают аналитики.

По мнению рейтингового агентства Moody’s, смягчить негативное влияние кризиса на казахстанские банки поможет новая программа поддержки МСБ по ставке 8% годовых, на которую государство выделит 600 млрд тенге. Финансирование будет осуществляться через 13 банков, прошедших AQR. «Пакет объемом 600 млрд тенге составляет около 16% всех кредитов, выданных субъектам МСБ. Используя эту ликвидность, банки смогут рефинансировать своих заемщиков из данного сегмента и ограничить рост просроченных кредитов», – считают в Moody’s. 

В то же время аналитики Moody’s настороженно отнеслись к решению Агентства по регулированию и развитию финансового рынка ослабить пруденциальное регулирование на период с 1 апреля по 1 октября 2020 года. В частности, надзорный орган заявил о снижении коэффициентов риск-взвешивания при расчете достаточности капитала по займам, выданным МСБ, с 75 до 50%, а по займам в иностранной валюте – с 200 до 100%. Кроме того, банкам разрешено не формировать провизии по кредитам, просроченным из-за введения ЧП. 

По мнению Moody’s, меры, направленные на сдерживание риска сбоев в банковской системе РК, «являются кредитно негативными, поскольку маскируют фактический эффект от последующего ухудшения качества активов». Хотя меры являются временными, они лишают банки стимулов поддерживать достаточные резервы капитала и подрывают ценность регулятивной финансовой отчетности банков, что затруднит внешним наблюдателям мониторинг профилей платежеспособности банков, предупреждает Moody’s.

«Временные меры пруденциального регулирования направлены на недопущение снижения уровня кредитования казахстанского бизнеса. Они имеют контрцикличный характер и направлены на снижение давления на капитал и ликвидность банков», – объяснило логику своего решения финагентство. По расчетам регулятора, применение данных норм позволит банкам дополнительно высвободить собственный капитал в размере 168 млрд тенге для кредитования экономики.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif