Перейти к основному содержанию
1018 просмотров

БРК за пять лет увеличил ссудный портфель в 4,5 раза

По сведениям председателя правления БРК Болата Жамишева, в структуре кредитного портфеля Банка 77% займов приходится на проекты в обрабатывающей промышленности

Ссудный портфель Банка Развития Казахстана за последние пять лет (с 2014-го по 2018 год включительно) увеличился более чем в четыре раза, сообщил 11 апреля председатель правления БРК Болат Жамишев. 

«За период с 2013 по 2018 гг. мы в 4,5 раза увеличили ссудный портфель, то есть мы активно кредитуем на рынке, при это мы не какой-то агрессивный банк в этом отношении, мы не перетягиваем клиентов, когда говорят: «Проектов в Казахстане мало», мы видим, что проекты есть для кредитования. Безусловно, нам в этом помогает правительственная программа индустриально-инновационного развития Казахстана, поскольку мы можем по ней предоставлять для обрабатывающего сектора доступные займы», - сказал Жамишев на пресс-конференции по итогам деятельности БРК в 2018 году. 

По его данным, кредитный портфель АО «Банк Развития Казахстана» («дочка» холдинга «Байтерек»,) по итогам 2018 года в сравнении с 2017-м увеличился на 8,7%, достигнув 1,7 трлн тенге. В настоящий момент в структуре кредитного портфеля БРК порядка 77% приходится на проекты в обрабатывающей промышленности.

«При этом, в 4,5 раза увеличив ссудный портфель, мы сохранили его высокое качество, у нас внедрен новый рискориентированный стандарт, который учитывает не только фактические какие-то убытки, но и возможные будущие», - добавил глава правления банка.
 
По его словам, консолидированная чистая прибыль Банка по итогам 2018 года составила 3,2 млрд тенге, при этом провизии к валовому кредитному портфелю не превысили 4%, доля неработающих займов на конец 2018 года составила всего 0,5% с одновременным ростом доли кредитного портфеля в активах Банка до 67% на конец 2018 года с 61% на конец предыдущего года, а за пять лет – на 30%.

Всего в 2018 году Банком было профинансировано 30 проектов на сумму 443 млрд тенге против 31 проекта на сумму 422 млрд тенге в 2017 году. Кроме того, за минувший год Банком было принято решение о финансировании 9-ти проектов на сумму 225 млрд тенге в таких отраслях промышленности, как энергетика, металлургия, транспорт и логистика, телекоммуникации.
 
В частности, речь идет о таких проектах, как строительство завода по производству ферросилиция в Караганде, солнечной электростанции «Жылга» мощностью 20 МВт в Туркестанской области, модернизация в Павлодарской области энергетических активов АО «Евразийская энергетическая корпорация» (17% выработки электроэнергии и 20% добычи угля в Казахстане), запуск установки дизтоплива экологического класса К-5 на базе АО «Конденсат» в Западно-Казахстанской области.

Одновременно БРК становится определенным драйвером появления на рынке новых инструментов заимствований для обеспечения в последующем доступного финансирования экономики: в апреле прошлого года Банк успешно разместил второй выпуск еврооблигаций, деноминированных в тенге, на сумму 100 млрд тенге. По сравнению с предыдущим выпуском тенговых евробондов, осуществленным в декабре 2017 года, Банк добился увеличения сроков заимствования до 5 лет с 3 лет и снижения ставки купона до 8,95% с 9,5% годовых. 

«Банк всегда старался выступать пионером по различным новым финансовым инструментам, которые могут оказать влияние на весь рынок Казахстана – в 2017 году БРК был первым, кто разместил исламские бонды СУКУК, первым провел операции по исламскому лизингу и в конце 2017 года мы в тенге первыми в нашей стране разместили еврооблигации, привлекли 100 млрд тенге с международных рынков капитала и 98% этих средств поступило от иностранных инвесторов, - прокомментировал этот факт Болат Жамишев. - Эту же операцию мы провели и в 2018 году, также привлекли 100 млрд тенге. Понятно, что за тенге правильнее ходить на внутренний рынок, но после кризиса тенговой ликвидности, на наш взгляд, на нас внутренние инвесторы выставляли неоправданно высокие спрэды для наших размещений на рынках, и мы хотели показать, что наша реальная стоимость лучше, чем нам дают на внутреннем рынке, пошли на внешние рынки и двумя привлечениями показали, что мы, как эмитент, являемся надежным и интересным», - добавил он. 

Болат Жамишев_0.JPG

По мнению главы правления института развития, это задало некий бенч-марк для внутреннего рынка в целом. Одновременно, если говорить об источниках финансов, которые БРК аккумулирует для кредитования экономики, то в целом из 291 млрд тенге объема фондирования, привлеченного БРК в прошлом году из различных источников, доля бюджетных средств составила всего 16%. Остальной объем пришелся на внебюджетные источники, включая заимствования на рыночных условиях.

Жамишев также напомнил, что в 2015 году БРК провел беспрецедентную операцию по конвертации валютных займов, которые были наиболее чувствительны к валютным рискам. 

«Мы перевернули требования в тенге, и Банк для себя принял принципиальное решение – не кредитовать проекты в валюте, если они не могут утилизировать валютные риски. Это было тогда сделать не очень легко, поскольку был кризис на рынке тенговой ликвидности, деньги на рынке стоили очень дорого, но нам это удалось», - заметил он. 

В результате за последние пять лет валютная структура Банка изменилась следующим образом: если в 2014 году тенговые займы составляли всего 21%, то по итогам 2018 года она поднялась вдвое, до 42% - высокая доля валютных займов обусловлена тем, что Банк в иностранной валюте финансирует экспортоориентированные займы, а они по объемам больше тенговых. 

Помимо этого, БРК оперативно отреагировал на уменьшение предложения кредитов на рынке, снизив минимальный лимит кредита в 2016 году с 30 млн до 20 млн тенге с тем, чтобы расширить круг кредитования потенциальных заемщиков. 

«В последующем, конечно, этот лимит будет увеличиваться с тем, чтобы не конкурировать с банками второго уровня и кредитовать крупные инвестпроекты, но ввиду ситуации на рынке правительство тогда временно сократило этот лимит», - напомнил Жамишев. 

В декабре 2018 года БРК впервые в истории своей деятельности оказал поддержку экспорту казахстанских услуг, выдав гарантию ТОО «AAEngineeringGroup» в сумме до $37,8 млн на строительство золотоизвлекательной фабрики на крупнейшем золоторудном месторождении Кыргызстана «Джеруй».
 
Возвращаясь же к кредитованию крупных проектов, профинансированных БРК, следует отметить, что вводом в эксплуатацию завершились в 2018 году шесть из них, в том числе такие значимые, как комплекс по производству железнодорожных колес в Экибастузе, транспортно-логистический центр в Шымкенте, первая очередь фабрики по выращиванию бройлеров в Акмолинской области, установка по производству дизтоплива на базе АО «Конденсат» в Западно-Казахстанской области.

В качестве одного из ключевых операторов Государственной Программы индустриально-инновационного развития на 2015-2019 годы (далее - ГПИИР) БРК по состоянию на 31 декабря прошлого года профинансировал 20 крупных инвестиционных проектов на сумму 338,4 млрд тенге. В настоящее время на рассмотрении БРК находятся 8 проектов на общую запрашиваемую сумму займа до 452,14 млрд тенге, в том числе в рамках ГПИИР - до 220,58 млрд тенге.

«Прошлый, 2018 год стал периодом испытаний на прочность всей банковской системы Казахстана. Волатильность валютного курса, ситуация в коммерческих банках-партнерах БРК по Программе «Нұрлы Жол», внедрение нового международного стандарта финансовой отчетности IFRS9. Нас всегда критикуют: мол, ленточку на новом предприятии перерезали – и что на нем дальше происходит, никого не интересует, так вот, этот новый стандарт предполагает, что если какой-либо проект не генерирует ожидаемые денежные потоки, он в отчетности может отразиться как проблемный, несмотря на то, что ленточку на нем перерезали и вроде все построено. Поэтому для нас при структурировании проектов снятие рисков, связанных с не запуском проектов очень важно. Все эти факторы испытали на эффективность систему риск-менеджмента Банка, и можно сказать, что нам в непростых условиях удалось завершить минувший год с положительным финансовым результатом», - заключил председатель правления БРК.

banner_wsj.gif

2607 просмотров

Как банкам пережить сильнейший кризис за 100 лет

Мнение управляющего директора ДБ «Альфа-Банк» Максата Нуриденулы

Фото: Shutterstock/Tallmaple

Пандемия COVID-19 может стать самой серьезной проблемой для финансовых учреждений почти за столетие. К такому выводу пришли эксперты PwC USA в исследовании, посвященном розничным банкам. Коронавирус внес свои коррективы в стратегии развития финансовых институтов по всему миру.

«Они [банки] работают над тем, чтобы каналы сбыта оставались открытыми, несмотря на советы по дистанцированию; при этом функции банковского надзора не предназначены для удаленной работы. Они [банки] пытаются управлять доходами и ожиданиями клиентов, несмотря на почти нулевые процентные ставки и растущее давление на потребителей. И им необходимо следить за стратегией и проблемами бренда, которые будут определять их будущее, так как рыночные силы и поведение потребителей могут измениться в результате этого кризиса», – говорится в исследовании PwC. 

Что нужно сделать банкам прямо сейчас? Эксперты PwC предложили несколько шагов, которые, по их мнению, помогут банкам справиться с кризисом. Большинство этих рекомендаций так или иначе связано с «цифрой» и с оптимизацией классических процессов. Приведу некоторые примеры.

Первое. Банкам рекомендуется сосредоточиться на непрерывности бизнеса. Речь идет о том, как изменить работу филиалов банка, банкоматов, колл-центра, бэк-офиса. Например, для усиления колл-центра PwC предлагает воспользоваться «возможностями чат-ботов, которые постоянно совершенствуются и становятся проще в развертывании». Бэк-­офис можно усилить, автоматизировав рутинные процессы.

«Интеллектуальные средства могут позволить вам автоматизировать простые и умеренные задачи в течение двух-трех недель», – считают эксперты.

Второе. Проявляйте сочувствие к своим клиентам. Предлагая индивидуальные решения для отдельных клиентов, нужно быть уверенным, что операционная команда сможет доставить эти предложения.

«Вы можете обнаружить, что вам нужно разработать обходные пути для операционных «узких» мест, поскольку многие банковские системы не могут обрабатывать отсрочки платежа или отмены комиссий, особенно в больших масштабах», – считают в PwC.

Третье. Найдите способы сократить ваши расходы быстро. В числе прочего рекомендуется «использовать интеллектуальные средства автоматизации, если вы еще этого не сделали».

«Они быстро совершенствуются в простоте использования, а отдача часто может быть достигнута за считаные месяцы», – отмечают эксперты.

Четвертое. Перепишите стратегию после COVID-19.

«До сих пор большинство банков продавали продукты, используя широкую демографическую сегментацию. Но клиенты все чаще ожидают индивидуализированных предложений, и лидеры должны будут использовать данные (data) для точной настройки своих продуктов и ценовой стратегии, чтобы соответствовать этим ожиданиям», – считают PwC.

Стратегии банков серьезно изменятся, потому что их клиенты нуждаются в поддержке – и физлица, и юрлица. Думаю, банки трансформируются в советников, которые обучают и рекомендуют своим клиентам, куда и когда инвестировать. При этом, зная специфику многих бизнесов, банк должен выступить лидером, помощником в развитии и перестройке бизнеса своих клиентов, изменении их операционной модели.

Отсюда, на мой взгляд, глобальный вывод – кредитные учреждения становятся банками данных и информации; платформой для облегчения ведения бизнеса онлайн в новой парадигме удаленной работы и обслуживания; и, конечно же, банк остается драйвером экономики в части финансирования и кредитования населения и МСБ.

Как долго продлится кризис, пока неизвестно, однако уже есть некоторые прогнозы. Например, компания Forrester – эксперт в потребительском поведении – предположила, что, возможно, банкам удастся выйти на докризисные уровни к осени 2021 года.

«В каждом кризисе кроется возможность. Кризис COVID-19 может в итоге принести пользу банкам-конкурентам за счет ускорения цифровизации населения в целом, а также цифровой трансформации финансовых услуг. Но банкам-претендентам нужно будет бороться, чтобы выжить. Горстка цифровых банков – те, которые недавно получили финансирование или уже имели большое количество клиентов, смогут выдержать пандемический кризис до III квартала [2020] года, а затем пережить период восстановления 12–18 месяцев», – говорит старший аналитик Forrester Аурели Л’Хостис.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png