Перейти к основному содержанию

596 просмотров

В Казахстане «обозначат» автомобили на газе

Это позволит проследить за тем, чтобы они не заезжали в закрытые стоянки

Фото: КЧС МВД РК

Владельцы автомобилей с газобаллонным оборудованием должны будут нанести на лобовое стекло специальный знак, а при въезде в закрытые автостоянки также поставят знак, запрещающий въезд автомобилям на газе. Об этом на брифинге 14 февраля сообщил председатель комитета по чрезвычайным ситуациям Министерства внутренних дел РК Владимир Беккер.

«Действительно, эскизы разработаны. Один эскиз – опознавательный знак, будет расположен на ветровом стекле автомобилей. Мы предполагаем, что он должен быть установлен, чтобы при въезде в паркинг секьюрити пропускали или не пропускали, видеофиксация и так далее», – сказал он, отвечая на соответствующие вопросы.

Беккер отметил, что эскиз в форме восклицательного знака с надписью «газ» на желтом фоне уже направлен в комитет административной полиции министерства внутренних дел, готовятся изменения и дополнения в Правила дорожного движения. Кроме того, подготовлен проект знака, запрещающего въезд автомобилей на газе в закрытые стоянки. В результате вносятся изменения в Национальный стандарт по знакам безопасности, сигнальным цветам и разметкам (СТ РК ГОСТ Р 12.4.026-2002), в части установления требований к запрещающему знаку, размещаемому на въездах в соответствующие паркинги. Проект находится на согласовании в аккредитованных организациях и технических комитетах по стандартизации.

«Опознавательный знак поставить, что данный автомобиль работает на газе. И следующий вопрос – это вопрос самого запрещающего знака (на въезд автомобилей на газе в закрытые стоянки)», – сказал он, отметив, что взрыв газа в закрытом помещении может привести к нарушению целостности несущих конструкций и, как правило, «обрушению всего здания».

В соответствии с требованиями технического регламента Таможенного союза в настоящее время органами дорожной полиции в случае переоборудования автомобиля на газ делается соответствующая отметка в техпаспорте.

Беккер отметил, что комитетом по ЧС проведен анализ по возникновению чрезвычайных ситуаций, связанных с пожарами на автомобильном транспорте, в том числе на транспорте, работающем на газе. Ежегодно по стране происходит более двух тысяч возгораний автотранспортных средств, а это 20% от общего количества пожаров.

За последние четыре года (2016-2019 годы) произошло 374 пожара на транспорте с газовым оборудованием, на которых погибло пять человек, в том числе два ребенка, травмировано 34 человека (три ребенка). К примеру, в 2016 году количество пожаров составляло 74 случая, в 2017 году – 80, в 2018 году – 114, в 2019 году – 106.

Так, в августе 2016 года в Актюбинской области на трассе Самара – Шымкент в результате утечки газовоздушной смеси в двигательном отсеке произошло полное загорание автомобиля «Тойота Хайландер». В результате пожара погиб ребенок, 2016 года рождения, а также травмировано четыре человека.

В ноябре 2016 года на автомойке Караганды произошел пожар с последующим взрывом в результате воспламенения паров газовоздушной смеси, образовавшейся из-за интенсивной утечки газа вследствие перепада температур. Погибло два человека.

При этом 84% (316) пожаров произошли из-за утечки газа, семь пожаров – с последующими взрывами.

Основная причина пожаров, отмечает Беккер, – это демонтаж клапана избыточного давления для максимальной заправки баллонов, что при повышении температуры приводит к расширению газа, взрыву и в последующем к пожару. Он сообщил, что максимальный уровень наполнения не должен превышать 85% от емкости баллонов, в то время как «умельцы» доводят этот показатель до 95%.

«Должен быть свободный объем, потому что газ при изменении температурного режима расширяется. Отрицательная температура на улице – минус 20, в паркинг заехали – плюс 20, идет расширение, должен быть свободный объем, но наши умельцы умудряются извлекать предохранительные клапаны для того, чтобы производить полную заправку (газом) до 95%, и все это приводит к таким печальным событиям», – сказал глава КЧС.

По данным комитета административной полиции МВД, по республике зарегистрировано более 340 тыс. машин с газобаллонным оборудованием (общее количество автотранспорта в стране – более четырех миллионов).

Беккер отметил, что с 2000 года действовали межгосударственные и национальные строительные нормы по запрету парковки автомобилей, работающих на газе, во встроенных и пристроенных закрытых стоянках (МСН 2.02-05-2000* «Стоянки автомобилей» и СН РК 3.03-05-2014 «Стоянки автомобилей»). В связи с этим были внесены соответствующие изменения в Правила пожарной безопасности для соблюдения указанных норм на данных объектах.

Глава КЧС сообщил, что на стадии разработки внесенные поправки согласованы с аккредитованными организациями (Казахстанская ассоциация организаций нефтегазового и энергетического комплекса «KAZENERGY», Казахстанская топливная ассоциация 1, «КазАвтоПром» и другие), Национальной палатой предпринимателей «Атамекен», а также с заинтересованными госорганами. Данный проект проходил процедуру согласования с апреля 2019 года и вступил в силу 29 декабря 2019 года.

В КЧС отмечают, что проверка закрытых автостоянок будет осуществляться в соответствии с требованиями Предпринимательского кодекса во внеплановом порядке по заявлениям граждан. В случае нарушения требований в отношении правонарушителей предусмотрена административная ответственность в виде штрафа от 5 до 50 МРП (от 13 255 до 132 550 тенге, 1 МРП = 2651 тенге) по статье 410 Кодекса об административных правонарушениях (нарушение или невыполнение требований пожарной безопасности).

Наряду с этим в случае возгорания транспорта с последующим взрывом газа в паркинге, которое повлекло причинение вреда здоровью человека или крупного ущерба, предусмотрена уголовная ответственность в виде штрафа до трех тысяч МРП или лишения свободы сроком до 10 лет (ст. 292 УК «Нарушение требований пожарной безопасности»).

893 просмотра

В Казахстане автомобили на газе не пускают на крытые и подземные парковки

Новые правила взбудоражили рынок – интерес к газомоторным технологиям со стороны потребителей резко снизился

Фото: Олег Спивак

Транспортные компании, которые подвозят товары в торговые центры, срочно снимают со своих автомобилей газовое оборудование – выгрузка товаров почти всегда происходит в боксах, а въезд туда транспорту на газе теперь закрыт. Новая редакция Правил пожарной безопасности запрещает стоянку автомобилей с ГБО (газобаллонное оборудование) «во встроенных в зданиях иного назначения и пристроенных к ним, а также расположенных ниже уровня земли автостоянках закрытого типа».

По «многочисленным обращениям граждан»

Запрет действует в Казахстане уже месяц – постановление правительства, меняющее правила парковки для автомобилей на газе, опубликовано 30 декабря 2019 года. Комитет по ЧС МВД РК обосновывает ограничение «многочисленными обращениями граждан», болезненно реагирующих на расширение газомоторного парка страны.

Механизм запрета прост: в правила дорожного движения внесена норма, обязывающая владельцев машин с ГБО устанавливать специальный опознавательный знак. Таким машинам и запрещен въезд на паркинги.

По данным НПП «Атамекен», только в Алматы есть 120 крытых парковок, принадлежащих торгово-развлекательным и бизнес-центрам. По парковкам в жилых комплексах точной информации нет, но и их явно больше сотни.

В управлении снижения рисков бедствий и контроля в области гражданской защиты Алматы «Курсиву» озвучили статистику, обосновывающую своевременность принятых мер. По данным городского акимата, в 2019 году в Алматы было зафиксировано 118 пожаров на транспорте, 7% таких случаев произошло с автомобилями на газе. Случись такое с газомоторным автомобилем на подземной стоянке, говорит главный специалист управления по ЧС Айдар Сарымбаев, будет трудно организовать эвакуацию людей и тушение пожара.

Также специалист по ЧС перечислил причины, подстегнувшие введение ограничений. Оказывается, в стране нет органа, который контролирует эту часть автомобильного рынка, нет специальной системы технического надзора и нет контроля за компаниями, которые устанавливают газобаллонное оборудование на машины.

Статистический учет автотранспорта на ГБО ведется без разделения на виды газа – сжатый природный (метан) и сжиженный углеводородный (пропан-бутан), хотя их характеристики различны.

Тормоз для клиента

Крупные компании, занятые установкой ГБО на автомобили, фиксируют резкое падение интереса к газомоторным технологиям. По словам директора «Эко Эксперт кз» Надежды Семидиянкиной, в январе работники компании установили ГБО на семь машин, в то время как в декабре – на 22. При этом сокращение заказов происходит на фоне роста цены на бензин. Собеседница «Курсива» говорит, что обычно в такие периоды – пик спроса, когда ежедневно проводится по три-четыре инсталляции ГБО. Сейчас же типичный заказ – на снятие уже установленного оборудования, такое решение принимают компании, обслуживающие бизнес-перевозки для крупных торговых центров.

Генеральный директор компании Green Auto Service Ерлан Нурпеисов подчеркивает, что Казахстан ратифицировал европейские нормы и законы по безопасности колесных транспортных средств, а эксперты всего мира считают ГБО наиболее безопасным. Такое оборудование снабжено целым рядом степеней защиты, которые делают невозможным взрыв даже при открытом пожаре. «Одним росчерком пера рынку закрывают доступ к экологичным современным технологиям, которые удобны для бизнеса», – удивляется Нурпеисов.

Принятый запрет может повлечь даже политические последствия – такое мнение высказывает председатель правления ОЮЛ «Газомоторная ассоциация Казахстана» Ербол Тохтаров. По его словам, ограничения для автомобилей на газе вызвали недоумение, прозвучавшее в обращениях из стран Европы, а также России и Китая. Перевод транспорта на экологическое топливо – важный общемировой тренд, который диктуют не только экономические интересы, но и тревога за изменение климата и сохранение здоровья людей. Тохтаров считает, что решение, принятое без консультации с экспертным сообществом, грозит стране потерей репутации.

Рынок ГБО: без «серых» и «белых»

Крупные игроки рынка недовольны тем, что чиновники предпочли грубый запрет поиску адекватного решения. Таковым, по их мнению, стал бы запрет мелких «серых» установщиков ГБО, которые из-за низкой компетенции работают с нарушением регламента и тем самым дискредитируют технологию и подрывают доверие к ней.

Не все участники рынка поддерживают это мнение, в числе антагонистов – официальный представитель четырех европейских производителей ГБО в Алматы Василий Бочкарев. Именно через его склад все оборудование попадает в город. Система обес­печения рынка такая: производители поставляют оборудование на сертифицированный дилерский склад в Уральске, откуда оно распределяется по стране.

По оценке Бочкарева, услуги по установке ГБО на автомобили в южной столице оказывают 150 компаний. Собеседник отрицает деление рынка на «серых» и «белых» установщиков, а все разговоры об этом объясняет конкуренцией.

Также Бочкарев не согласен с тем, что рынок установки ГБО переживает кризис: продажи склада стабильны. Главной проблемой эксперт считает падающий покупательский спрос населения. Из-за этого клиенты экономят на качестве комплектующих. Следовательно, для установки ГБО выбирают компании, не скованные жестким технологическим регламентом одного производителя, с которым заключен договор.

Кто ездит на газе

По оценке экспертов, устанавливать ГБО выгодно при ежедневном пробеге автомобиля не менее 100 километров. Стоимость оборудования и его инсталляции зависит от производителя и типа двигателя автомобиля. За установку на автомобиль, оснащенный двигателем с четырьмя цилиндрами, надо заплатить 150–200 тыс. тенге, если цилиндров шесть – 200–280 тыс. тенге, если восемь – 280–320 тыс. тенге.

Самое популярное оборудование – итальянского и польского производства, оно может безотказно «пробежать» 400–500 тыс. километров. При установке ГБО вырастают затраты на техничес­кое обслуживание автомобиля – примерно на 10–15%, по оценке Ербола Тохтарова. Потребитель выигрывает на экономии топлива и удлинении срока службы мотора.

Использование газового оборудования на автомобилях в Казахстане распространено довольно широко, несмотря на отсутствие активной пропаганды и мер стимулирования, а также обывательский страх перед газовыми технологиями. По статданным, в 2019 году в стране было 325 тыс. автомобилей, переведенных на газ. Если, опираясь на данные Ассоциации казахстанского автобизнеса, принять весь парк республики как 4,5 млн автомобилей, то на газе передвигаются чуть более 7% (с учетом гибридных), в основном использующих пропан-бутан.

Больше всего таких машин в западных регионах страны – до 80% автопарка. По Алматы оценки разнятся, максимальная из прозвучавших – 20%. Стоит учесть, что система государственного учета настроена весьма приблизительно – она разрешительная. Такая система усложняется волокитой, поэтому автовладельцы избегают хлопот, оставляя регистрацию установки оборудования «на потом».

Два вида топлива, два пути развития

Ербол Тохтаров рассказывает, что еще во времена СССР было несколько масштабных попыток внедрения ГБО. Тогда это было оборудование, работающее на сжатом природном газе – метане. В основе технологии – способность метана сжиматься, например, для ГБО его сжимают в 200 раз. Оборудование, работающее на сжатом газе, громоздкое и тяжелое, больше подходит для эксплуатации на рабочей технике и общественном транспорте.

Система снабжения этим топливом была и остается частью государственной газопроводной системы страны. На ее основе в РК сейчас делаются попытки перевода на метан муниципальной техники и общественного транспорта. Процесс идет с переменным успехом: планировалось, что число автобусов и специальной коммунально-дорожной техники на газе в 2020 году составит 6100 единиц, а в 2022 году – 12 тыс., но весь совокупный газовый автопарк страны сейчас примерно 1300 автобусов.

Параллельно развивается рынок пропан-бутана – это попутный продукт добычи нефти.
В 2006 году Казахстан взял на себя обязательство утилизировать это сырье, запустил его переработку и создал открытый рынок этого топлива. Особенность пропан-бутана – в переходе в жидкую форму при средних температурах, поэтому его так и называют – сжиженный. Топливо закачивают в баки автомобилей под давлением в 16 атмосфер. Такое оборудование менее громоздкое и пользуется популярностью у владельцев индивидуальных автомобилей.

Казахстан к развитию рынка автогаза подходит выборочно. Использование метана стимулируется. Например, сейчас разрабатываются субсидии для автопарков, обслуживающих маршруты общественного транспорта автобусами на сжатом газе. О мерах по стимулированию перехода на ГБО для индивидуальных владельцев автомобилей пока только говорят.

Перевод бензиновых и дизельных автомобилей на газовое топливо – заметный глобальный тренд. И хотя на острие информационной повестки – электромобили, эксперты авторынка, по мнению Ербола Тохтарова, видят в использовании газа большие перспективы. В соседних России и Китае применение газовых топливных систем поощряется серьезными мерами господдержки. Речь идет не только об общественном, грузовом или индивидуальном транспорте – на газ переводят дизельные локомотивы, тяжелую карьерную технику, морские суда.

infogr2.png

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif