Перейти к основному содержанию

954 просмотра

Как «умирают» автомобили казахстанских чиновников

И сколько «живут» служебные авто

Фото: Nurlan Tastanbekov / Shutterstock.com

Новый автомобиль за семь лет полностью исчерпывает свой 100%-ный ресурс и его не запрещается списать или выставить на аукцион. Однако у чиновников не всегда есть возможность вовремя менять израсходовавшие свой ресурс авто на новые.

Семь лет не срок

Руководитель управления финансов Жамбылской области Роза Исаева сообщила «Курсиву», что согласно правилам ведения бухучета в госучреждениях, утвержденным приказом Минфина №59 от 10.02.2016 года, годовая норма износа автотранспорта – 15% от первоначальной стоимости. Это значит, что любой новый автомобиль за семь лет полностью исчерпывает свой ресурс и его, согласно действующему законодательству, не запрещается списывать или выставлять на аукцион. 

Однако ввиду того что источником для покупки новых авто являются местные бюджеты – областной и районные, – то не всегда есть возможность вовремя менять израсходовавшие свой ресурс авто на новые.

По данным финуправления, у них числится 242 автомобиля, из них 62 находится у государственных органов, 182 – у подведомственных им организаций.

Пусть старенькая, но будет

По словам замначальника обл­управления финансов Сакена Асатова, есть еще одна причина не избавляться от старых автомашин.

«Списать или выставить на аукцион – это необязательное условие. У простых автолюбителей, например, машины эксплуатируются по 15-20 лет. Если служебная машина в хорошем состоянии, хоть и годом постарше, ее могут использовать. Организациям невыгодно списывать или продавать на аукционе хорошие авто с истекшим сроком эксплуатации, ведь они могут от них избавиться, а взамен ничего не получить», – пояснил замглавы финуправления.

Сакен Асатов также отмечает, что автомобилей в утиль списывается очень мало. Это происходит лишь в том случае, если авто сильно повреждено и не подлежит восстановлению. По данным чиновника, через аукцион также продается не много машин. К примеру, в прошлом году было реализовано на торгах всего 34 авто, в результате чего в областной бюджет поступило 10 млн тенге. 

Аукцион – одно из решений

Аукционы по продаже госсобственности проводятся на республиканской электронной площадке АО «Информационно-учетный центр» – «дочки» Минфина. Для того чтобы госучреждению продать авто, по словам Розы Исаевой, необходимо подать заявку в облфинуправление. После изучения документов там проводится согласование с областным акиматом. И если выясняется, что целесообразнее продать его, чем тратить деньги на ремонт и закупку запчастей, то аким области издает постановление на выставление авто на аукцион. 

«В таких случаях лучше продать, чтобы государство заработало больше, чем потратилось на ремонт, – пояснила глава облуправления. – А в будущем для этой организации можно закупить новые. Мы выставляем его на портал gosreestr.kz. Все время машины находятся в организациях, за сохранность отвечают они, наше управление только следит за процедурами. Желающий участвовать в аукционе вносит гарантийный взнос, составляющий 15% от первоначальной стоимости – цены, которую выставили оценщики. Тем, кто не стал победителем, взнос возвращают, а тому, кто выиграл, но отказался от покупки, деньги не выплачиваются».

Глава управления финансов Жамбылской области также отметила, что в ведомстве не видят, какое количество и кто участвует в аукционе. Победителя и цену, за которую он приобрел авто, узнают только после состоявшегося аукциона. Потом также в элект­ронном виде составляется договор купли-продажи и выдается на руки акт приема-передачи, по которому организация снимает авто с баланса, а покупатель затем оформляет в автоЦОНе авто на себя.

Списание – крайняя мера

Для подготовки авто к списанию в каждой организации, по данным облфинуправления, создается комиссия, которая оценивает имущество. Для этого привлекаются эксперты, которые должны обследовать авто и вынести заключение, где указывают причину, почему машину невозможно эксплуатировать. Затем облфинуправление выносит соответствующее разрешение. 

«Мы либо разрешаем сдать его в АО «Вторчермет» полностью, либо даем разрешение на использование некоторых запчастей автомашины в этой организации для другого транспорта. В таком случае эти запчасти ставятся на их баланс», – рассказала Исаева.

Областная полиция обеспечена на 90%

У департамента полиции Жамбылской области на «приколе» стоит около 140 отслуживших свой срок авто. По словам замглавы департамента по тылу Фахреддина Шанкарова, в основном это «нивы», «нексии», «газели», «приоры». 

«Все они имеют 100%-ный износ, – рассказал полковник полиции. – Они уже откатали по два-три срока. Мы написали письмо в облфинуправление с просьбой дать разрешение на выставление их на аукцион. Областной акимат раньше покупал нам по 30-40 машин в год. А в этом году нам закупили 233 легковых авто». 

Основная часть их, по словам собеседника, ушла на обеспечение участковых инспекторов в районных подразделениях полиции. А на те машины, которые не смогли реализовать через аукцион, полицейские просят у облфин­управления вынести решение на утилизацию. «Когда мы получаем разрешение, то снимаем их с учета и сдаем в Жамбылский филиал АО «Вторчермет». Там есть свои тарифы, согласно которым высчитывается стоимость сданного металлолома. Деньги от продажи поступают в областной бюджет», – рассказал полковник.

По его словам, общая укомплектованность департамента полиции автотранспортом составляет около 90%. Сейчас в эксплуатации находятся автомобили от 2014 до 2019 года выпуска. Нехватка авто – в 10% – существует в трех районных подразделениях полиции.

«В последние два года мы делаем упор на обеспечение транспортом участковых инспекторов. Некоторые поселки малочисленны, поэтому полицейские охватывают по несколько сел. Надеемся, что в 2020 году мы будем обеспечены автотранспортом на 100%», – резюмировал Фахреддин Шанкаров.

547 просмотров

Как в борьбе с автомобилями не упустить звонкую монету

Знает основатель консалтинговой компании PFM Solutions

Фото: Shutterstock.com

В период распада Советского Союза бывшим советским странам и их столицам было не до урбанистики городов и заботы о горожанах, важно было становиться экономически независимыми и самостоятельными в шторме капитализма. После этапа становления всегда возникает желание сделать город лучше. Почти в каждом постсоветском городе можно найти свой пешеходный Арбат, но со временем аппетит городских властей растет. 

Москва в 2012 году активно начала создавать пешеходное пространство. Была организована большая пешеходная зона: Столешников переулок – Камергерский переулок – Кузнецкий Мост – Рождественка, в 2013-м к ним добавилась Никольская улица. Московская власть осваивала бюджеты на благое дело, арендодатели потирали руки и радовались спросу на свои помещения – их калькуляторы отсчитывали ежегодное повышение ставок аренды, горожане и туристы благодарно оставляли звонкие монеты. Сформировались кластеры люкс-зон и новых точек притяжения в городе, консультанты по недвижимости все в один голос говорили о позитивных изменениях на рынке стрит-ритейла. 

Но проект «Моя улица» и желание избавиться от пробок (читай: автомобилей) внесли свои коррективы. На Тверской люкс-бренды сменил «Ашан», доля fashion-арендаторов за последние три года, по данным JLL, сократилась на 4%. 

Опустел Кутузовский проспект, некогда считавшийся люксовой улицей для стрит-ритейла. По данным CBRE, 30% помещений там пустует. Повсеместно популярные и дорогие рестораны стали заменяться более демократичными, и у арендаторов на променадах оптимизма поубавилось. Системные изменения в транспортной инфраструктуре города, а именно активные действия власти по ограничению парковок и насильному пересаживанию горожан на общественный транспорт, оказали существенное влияние на улицы Москвы – владельцы дорогих автомобилей с хорошим достатком уже не стремятся попасть туда. А значит, звонкие монеты в этих районах тратит только власть, которая инвестирует в реконструкцию улиц без автомобилей и совсем забывает о влиянии преобразований на реальный бизнес и недвижимость. Москва увлеклась борьбой с автомобилями настолько, что горожанам на пешеходных улицах стало сложно воспользоваться даже такси, которые были призваны заменить персональный автомобиль: штрафные санкции преследовали и пассажирский транспорт с оплатой по счетчику. Автомобили каршеринга заполонили немногочисленный оставшийся паркинг. 

Теперь мы наблюдаем, как растет популярность каршеринга на улицах Алматы. Мои друзья в южной столице все чаще говорят о своем нежелании выбираться в центр, и мотивация только одна – желание власти избавиться от личных автомобилей в центре необратимо ведет к изменению состава арендаторов на променадах города. Конечно, роскошь не всегда хорошо, но и дешевые забегаловки и отсутствие выбора – это тоже перебор. Все, как в Москве. Такое ощущение, что акимат Алматы проходил практику именно на московских кейсах.

Несомненно, городу нужны пешеходные улицы, необходимо создавать новые точки притяжения, но делать это надо взвешенно и не впадая в крайности. Урбанистам Алматы необходимо не только думать о красоте и эстетике и выполнять наказ власти по борьбе с пробками, но и научиться проектировать инфраструктуру для автомобильного транспорта с учетом оценки текущей и планируемой нагрузки магистралей города. Надеюсь, власти Алматы проведут анализ ошибок и негативного опыта других городов и будут учитывать интересы всех горожан – и пешеходов, и автомобилистов.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance