Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


2486 просмотров

Гонка за трендом

Пока в стране зарегистрировано менее 700 подобных автомобилей

Фото: Аскар Ахметуллин

Первый казахстанский автопробег электромобилей по маршруту Нур-Султан – Бурабай – Нур-Султан возглавляли JAC отечественной сборки. Ивент должен был продемонстрировать, что 300 км без подзарядки для электрокаров уже не проблема. 

Рынок электромобилей находится в стадии становления: на конец 2018 года в мире было зарегистрировано 5,6 млн электрокаров (в это число входят и гибриды). Доля электрокаров в общем объеме транспортных средств пока достаточно мала, но постоянно растет, говорит глава отдела сотрудничества представительства ЕС в РК Йоханнес Стенбек Мадсен.

«В 2017 году из 262 млн транспортных средств, зарегистрированных в Евросоюзе,около 2 млн классифицировались либо как электромобили, либо как гибридные электромобили, – сообщил Мадсен на круглом столе по продвижению альтернативных видов транспорта. – Но в последние годы мы наблюдаем постоянный рост числа электро- и гибридных автомобилей, зарегистрированных в ЕС. Так, гибридных электромобилей в 2017 году было уже в 7 раз больше, чем в 2013 году».

В Норвегии сейчас 4 из 10 автомобилей оснащены электродвигателями, в Исландии – 12 из 100. На ведущие позиции претендуют и два лидера по продажам электрокаров в последние несколько лет – Китай и США. В США на конец 2018 года было зарегистрировано 1,1 млн электромобилей, а в Поднебесной – 2,6 млн электрокаров, то есть почти половина от общемирового количества электромобилей ездит как раз по Китаю.

В Казахстане зарегистрировано 696 транспортных средств на электротяге (для сравнения: в уже упомянутой Норвегии – 298 тыс.). По данным Союза предприятий автомобильной отрасли Казахстана «КазАвтоПром», непосредственно легковых электрокаров в республике всего около 200. По мнению экспертов, автолюбители РК не спешат менять авто с двигателем внутреннего сгорания на авто с электродвигателем по двум причинам. Это стоимость электрокаров, которая делает их пока неконкурентоспособными на казахстанском рынке, и отсутствие развитой инфраструктуры для их эксплуатации. Прежде всего – зарядных станций.

Электрокары требуют субсидий

Председатель «КазАвтоПром» Олег Алферов, выступая пару месяцев назад на пресс-конференции, был категоричен: «Спрос на эту категорию транспорта по той цене, по которой она предлагается на рынке, не только на рынке Казахстана, но и на глобальном, отсутствует. При отсутствии спроса нет экономического смысла в производстве. И на данном этапе мы уже не можем пенять на отсутствие инфраструктуры».

Цена, о которой говорил Алферов, – свыше $100 тыс. за электромобили марки Tesla. 

Вице-президент Ассоциации казахстанского автобизнеса Анар Макашева предлагает альтернативу – китайский электромобиль JAC S3 примерно за $20 тыс. Более того, у казахстанских производителей, занимающихся сборкой JAC (их собирает в Костанае «СарыаркаАвтоПром»), есть предложение по снижению и этой цены при помощи государства. «Мы сейчас стараемся добиться того, чтобы цена на JAC S3 начиналась от $15 тыс. Мы хотим, чтобы субсидировалось до $5 тыс.», – говорит Макашева. 

Эта мера – вместе с разрешением электрокарам ездить по выделенным автобусным линиям – заложена в дорожную карту по развитию производства электромобилей. Документ обсуждается с правительством, и в АКАБ рассчитывают на принятие решения по нему уже к концу года. 

bya_1.jpg

Батарея «садится» в цене

Электрокары могут подешеветь и без субсидий. Примерно 40% цены электромобиля – это стоимость его батареи. Жомарт Шаймерденов, генеральный директор компании – производителя электробусов и спецтехники на электротяге HigerQuazar, сам эксплуатирует электрическую Tesla. Шаймерденов отмечает, что американский производитель достаточно дорогой техники значительно продвинулся в вопросе удешевления батареи в последние два года. «Я думаю, что ценовая политика скоро изменится. Цена батареи – это была основная проблема, средний киловатт-час на Tesla еще года два назад стоил около $500, то есть батарея в 100 киловатт стоила около $50 тыс. Вот буквально в апреле этого года цена киловатта упала до $170, а у китайских производителей – до $120, и есть прогнозы, что к концу года она упадет ниже $100. В этом случае электромобиль будет если не дешевле обычного, то, по крайней мере, сопоставим с ним по цене», – прогнозирует Шаймерденов. 

«Ценовую войну» с двигателями внутреннего сгорания электрокары могли бы выиграть и при уже случившемся снижении стоимости батарей. В эксплуатации, по оценке экспертов ТОО «Оператор ЭЗС», они обходятся в 6–7 раз дешевле бензиновых аналогов – хотя бы за счет того, что не надо менять масло, свечи, фильтры и т. д. Помимо этого электричество в стране изначально дешевле бензина, а обладателям электрокаров в Нур-Султане и Алматы оно при зарядке электромобиля вообще ничего не стоит – бесплатная зарядка на ЭЗС входит в пакет льгот наравне с нулевой ставкой растаможки при ввозе импортного электрокара в Казахстан, освобождением от уплаты транспортного налога, вдвое меньшим (по сравнению с ДВС) регистрационным сбором, уплачиваемым при первичной постановке на учет, и минимальным размером утилизационного сбора.

Однако все эти стимулы и эксплуатационные преимущества не увеличивают число приобретаемых казахстанцами электрокаров. По данным «КазАвтоПрома», в Казахстане в 2016 году на учет было поставлено 35 новых легковых автотранспортных средств на электрической тяге, в 2017-м – 36, в 2018-м – вновь 35. За пять месяцев 2019 года на учет поставлено всего семь новых электрокаров. 

Илон Макс и ПРООН в помощь

Преимущество электромобиля в том, что его можно заряжать и от обычной розетки. Недостаток – время такой зарядки: оно составляет от 10 до 12 часов. Зарядка электрокаров на паркингах и заправочных станциях позволяет сократить время полной зарядки до 0,5–4 часов. Даже получасовое ожидание «полного бака» на специализированной станции – это огромный потребительский минус в сравнении с бензиновым аналогом, бак которого заполняется до отказа за считаные минуты. А если количество мест, где электрокар можно зарядить хотя бы за полчаса, ограниченно, то это не менее серьезный сдерживающий фактор, чем заоблачная для массового потребителя цена машины.

Без подзарядки электрокары сейчас в среднем покрывают расстояние от 300 до 400 км. И без уверенности в том, что подзарядиться можно на каждом углу, массово пересаживаться на электрокары потребитель не станет. В Казахстане специализированные заправки пока централизованно устанавливаются далеко не во всех регионах. «На сегодня в Нур-Султане установлено 47 зарядных станций, в Алматы – 30, в Боровом одну скоростную зарядную станцию установили», – говорит гендиректор ТОО «Оператор ЭЗС» Руслан Дюсенов

Стоимость строительства ЭЗС зависит от имеющейся инфраструктуры – например, от расстояния до имеющихся энергосетей. Скоростная станция обойдется примерно в $25 тыс., станция с трехфазной сетью в паркинге – около $4,5 тыс. «Мы планируем довести количество станций в итоге до сотни, но без поддержки государства, в частности административной, такие вещи не продвигаются. Одновременно мы пытаемся развивать и некоторые другие инфраструктурные вещи – сейчас мы тестируем софт, который позволит дистанционно выбирать себе подходящую ЭЗС, резервировать себе место для зарядки там, видеть статистику расхода и управлять, таким образом, всем процессом зарядки», – продолжает Дюсенов.

Представитель «Оператора ЭЗС» обращает внимание на то, что Казахстану рано или поздно придется разворачивать зарядную сеть не только для легкового автотранспорта казахстанцев, но и для грузовых электрокаров из Европы и Китая. «Инфраструктура грузовых электромобилей также развивается, в Европе уже тестируются целые участки дорог, где грузовые автомобили ездят по аналогии с троллейбусами – подпитываясь от сетей на ходу, – отмечает Дюсенов. – Соответственно, если Европа и Китай перейдут на электротранспорт, чтобы быть транзитной связкой между этими двумя регионами, нужно будет предоставлять им инфраструктуру. И это возможности привлекать инвестиции и зарабатывать на продажах электроэнергии, поэтому вопрос программы по разворачиванию зарядной инфраструктуры надо поднимать на уровне государственной программы».

Помощь «Оператору ЭЗС» в этом может прийти откуда не ждали: на прошлой неделе глава компании Tesla Илон Маск в Twitter пообещал уже в этом году построить скоростные зарядные станции для автомобилей Tesla в Казахстане. А координатор проектов ПРООН/ГЭФ и правительства РК по энергоэффективности Александр Белый не исключает, что одним из совместных проектов будет внесение в строительные нормы требования об обязательном строительстве зарядных станций для электрокаров в подземных паркингах.


2052 просмотра

«Гибридные» тенденции обходят Казахстан

Почему это происходит

Фото: Shutterstock

В небе над одним из центральных районов Тбилиси – Авлабари – уже второй год наблюдаются ласточки. Местные жители не сомневаются: пернатые вернулись спустя почти 20 лет из-за заметного улучшения качества воздуха, которое произошло после кардинального изменения структуры столичного парка личных автомобилей. На улицах и проспектах не только Тбилиси, но и других городов Грузии ныне доминируют автомобили с гибридными двигателями. 

Помимо относительно знакомых моделей вроде Toyota Prius или Honda Insight можно встретить и совершенно неизвестные казахстанцам легковушки, такие как Chevrolet Volt или Kia Niro. Этот факт не совсем вяжется со сложившейся на постсоветском пространстве точкой зрения, что население Грузии особый пиетет испытывает лишь к автомобилям марки Mercedes. 

Prius вместо Mercedes

По словам владеющего пятой версией автомобиля Toyota Prius Левана Давиташвили, до 2017 года он, как и его друзья из Тбилиси, Кутаиси и Самтредиа, действительно отдавали предпочтение автомобилям Mercedes. «У меня много лет был 230-й на 124-м кузове. Хорошая машина, надежная. Бензина только много ест, да и запчасти дорого стоят. В начале 2018-го поменял ее на Prius и совсем не жалею. Бензина теперь надо 5–6 литров на 100 км, по городу в основном на электричестве езжу», – рассказал Леван. Он добавил, что растаможенный гибрид 2016–2018 годов выпуска в Тбилиси можно купить за $17–20 тыс., что эквивалентно 6,58–7,75 млн тенге. Для сравнения: в Казахстане цены на аналогичные авто начинаются от 10,5 млн тенге. 

Бум на гибриды в Грузии во многом определен комплексной программой правительства, которая начала действовать с 2016 года и имеет цель значительно улучшить экологическую обстановку в стране. Последние 15 лет тема загрязненности воздуха в Тбилиси и других городах страны была одной из самых обсуждаемых в грузинском обществе. Столичные жители жаловались на постоянный смог над окруженным горами городом и на ощущаемую нехватку свежего воздуха. 

Было и стало

Власти Грузии взяли за основу опыт большинства стран Европы и изменили налоги на импорт автомобилей. С января 2017 года акциз на ввоз автомобилей с двигателями внутреннего сгорания (ДВС) был существенно увеличен, одновременно на 60% снижены пошлины на импорт гибридов. Электромобили и вовсе освободили от таможенных пошлин. Результата долго ждать не пришлось. По информации Национальной службы статистики Грузии, если в 2016 году гибридов вместе с электромобилями было импортировано на общую сумму $233 тыс., то по итогам 2017 года речь уже шла о сумме $57,9 млн. И поскольку жители Грузии стали массового пересаживаться на гибриды (с электромобилями пока сложнее из-за недостаточно развитой инфраструктуры), значительное увеличение их ввоза наблюдается до сих пор. 

Аналогичные процессы в настоящий момент идут и в других странах мира. В Германии, которая еще в 2009 году приняла программу по постепенному отказу от использования автомобилей с традиционными ДВС, только в первом полугодии текущего года на учет поставлено более 31 тыс. электромобилей и 103 тыс. гибридов. Чуть ли не в геометрической прогрессии растет число автомобилей с гибридными двигателями во Франции, Дании, Италии, Израиле, США и даже в нефтедобывающих странах Персидского залива. Популярность таких авто объясняется не только их экономичностью и экологичностью, но и тем, что производители нередко предлагают для гибридов более богатую комплектацию в сравнении с их полными аналогами, работающими на бензине или дизеле. 

Четыре причины непопулярности 

Казахстан общемировой тренд пока обходит стороной. Гибриды и электромобили в нашей стране практически не пользуются спросом. Чтобы понять, с чем это связано, «Курсив» обратился за комментариями к ведущим автомобильным экспертам. 

Александр Кислюк – украинский специалист в области продвижения новых автомобильных брендов, сотрудничающий с рядом известных казахстанских автодилеров. По его наблюдениям, отсутствие интереса к гибридам со стороны казахстанцев определяется сразу несколькими факторами. 

«Безусловно, с точки зрения экологии гибриды являются более предпочтительными. Но на самом деле про экологию ни в Казахстане, ни у нас в Украине никто не думает. Посмотрите, часто ли люди сортируют мусор? В отличие, например, от стран Европы этим занимаются лишь единицы. Также и с продажами автомобилей. Для европейских стран характерны экологические сборы на эксплуатацию машин. Они очень большие. Если, например, повсеместно вводится экологический стандарт Euro 5, а у вас автомобиль до сих пор стандарта Euro 4, да еще и с большим объемом двигателя, который работает на дизеле, налоги будут такими, что от него проще избавиться, а на сэкономленные деньги купить новую машину. Второй момент – доступность автокредитования. Для Европы, как и для США, характерны дешевые кредиты при достаточно высоком уровне доходов населения. Поэтому чаще всего там эксплуатируют автомобили в течение 3–5 лет, после чего сдают их дилерам для перепродажи. Третий момент – в Казахстане достаточно дешевое автомобильное топливо, что не способствует продвижению более экономичных гибридов. Наконец, в отличие от той же Грузии или Украины, в Казахстане пока не видно программы, которая поощряла бы население приобретать как электромобили, так и машины с гибридными двигателями», – поделился мнением Александр Кислюк. 

Государство не заинтересовано?

Несколько иной взгляд на фактическую непопулярность гибридов в Казахстане у Диаза Абылкасова, который в прошлом занимал руководящие должности в крупнейших автомобильных компаниях Казахстана, а сейчас ведет автомобильные блоги в социальных сетях. По его словам, главной причиной низкого спроса на гибридные модели в Казахстане является неразвитость этого сегмента рынка. «В случае с гибридами не спрос рождает предложение, а, скорее, наоборот. Если производители предложат такие модели казахстанцам по адекватной цене и покажут их преимущества, спрос будет. Но предложений нет. Есть лишь нишевые премиальные модели, такие как гибридные «лексусы», – заметил в беседе с «Курсивом» Диаз Абылкасов. 

При этом он обратил внимание, что наблюдаемая в Казахстане более высокая стоимость гибридных версий обычных моделей не окупается повышенной экономичностью даже за внушительный срок эксплуатации. Не видит казахстанский эксперт и каких-либо поощряющих мер со стороны правительства для приобретения населением гибридов и электромобилей. 

И за всю жизнь окупить невозможно 

Мнение Диаза Абылкасова во многом пересекается с точкой зрения главного редактора казахстанской версии российского журнала «За рулем» Алексея Алексеева. В своем комментарии «Курсиву» он отметил, что массовые продажи гибридов, например, наиболее популярных в мире моделей Toyota Prius, в Казахстане были свернуты еще 5 лет назад из-за очень низкого спроса. 

«Низкий спрос определялся тем, что было явно недостаточно рекламы о преимуществах гибридов. Во-вторых, они были дороговаты: эти легковушки стоили как кроссоверы. В сравнении с кроссоверами выгодность такого приобретения была достаточно сомнительна. Была попытка со стороны теперь уже ушедшей из Казахстана корпорации Mitsubishi организовать продажи плагин-гибридов (гибриды, в которых основным является электродвигатель. – «Курсив»). Но она столкнулась с теми же проблемами – низкий уровень продаж из-за высоких цен и непонимание населением выгодности приобретения гибридных автомобилей. Мы как-то подсчитывали: выходило, что водитель не окупит гибрид за всю свою жизнь», – подчеркнул Алексей Алексеев. 

По мнению эксперта, без принятия специальных правительственных программ, которые предусматривают снижение таможенных сборов и серьезные налоговые послабления, о популярности автомобилей с гибридными двигателями в Казахстане говорить бессмысленно. 

«Во многих странах государство субсидирует приобретение и электромобилей, и гибридов. Например, в Германии за это даже предусмотрена доплата их владельцам: 4 тыс. евро в год за электромобиль и 3 тыс. евро – за гибрид. Есть и опыт частичного возвращения средств за приобретение экологически чистых машин. У нас никакой заботы об этих видах транспорта нет. Разве что электромобилям разрешили подниматься на горнолыжный курорт «Шымбулак», – не без доли иронии заметил Алексей Алексеев.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

b2-uchet_kursiv.png

 

Цифра дня

1,6 млрд
тенге
задолжали казахстанские работодатели своим работникам

Цитата дня

Порой некоторые лозунги и призывы выглядят крайне привлекательными, но их авторы не несут ответственности перед страной. Реформы ради реформ - это верный путь к кризису и потери управляемости государством. Уверен, никто из нас этого не желает. Развитие должно быть последовательным, поступательным, без забегания вперед, но и без отставания.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций