Перейти к основному содержанию

1 просмотр

Итоги первого дня «Ралли Казахстан 2019»

По итогам стартовых заездов лидируют гонщики из Катара, Саудовской Аравии и Польши

Фото: Федерация автомобильного спорта РК

Завершился первый день ралли-рейда Международной автомобильной федерации FIA «Ралли Казахстан 2019». По итогам стартовых заездов лучшее время показал Нассер Салех Аль-Аттия из Катара, второй результат у прошлогоднего победителя казахстанского этапа Язида Аль-Раджи из Саудовской Аравии, третий у польского экипажа пилота Якуба Пшигонского. Протяженность первого стартового участка «Ралли Казахстан 2019» составила 280 километров.

На первом этапе раллисты направились к югу от города Актау в сторону курорта Кендерли, расположенного в 210 км к юго-востоку от областного центра. Первый соревновательный день шел в напряженном темпе. Ведущие раллисты мира активно стартовали и до самого финиша двигались плотной группой. Благоприятная погода способствовала быстрому движению участников к финишу первого соревновательного дня. Все участники «Ралли Казахстан 2019» пересекли финишную черту без особых затруднений и технических инцидентов.

Один из фаворитов казахстанского этапа, действующий чемпион ралли «Дакар» катарец Нассер Салех Аль-Аттия (Nasser Al-Attiya Team) вместе со своим штурманом Матье Бомелем на автомобиле Toyota Hilux Overdrive сразу взял на себя инициативу и прочно удержал лидирующие позиции до финиша, преодолев дистанцию за 2 часа 22 минуты и 3 секунды. Достойную конкуренцию лидеру составил экипаж победителя «Ралли Казахстан 2018» Язида Аль-Раджи (Overdrive Racing) - автогонщик из Саудовской Аравии, также выступающий на Toyota Hilux Overdrive, отстал от лидера всего на две секунды.

Насеру Салех аль-Аттия в ходе гонки пришлось менять колесо, однако несмотря на потерянное время он сумел финишировать первым. Гонщик из Катара после гонок поделился впечатлениями от первого дня соревнований.

«Благодаря командной работе и сплоченности нашего экипажа мы проскакивали каждый поворот быстрее, нежели соперники, отыгрывая драгоценные секунды. Если вы помните, в прошлом году на первом же участке наш автомобиль получил серьезные повреждения и нам пришлось прекратить дальнейшее участие. В этот раз пока все идет по плану, и мы настроены крайне оптимистично. Текущая задача – максимально быть осторожным и сохранить за собой лидерство в следующих заездах», - сказал Нассер Салех Аль-Аттия.

Экипаж автогонщика Язида Аль-Раджи стартовал четвертым, и, по словам его штурмана Дирка фон Цитцица, в середине гонки они сначала догнали экипаж Стефана Петеренселя (X-raid MINI JCW Team), а затем вступили в бой с командой Владимира Васильева (VRT Team) и в результате смогли обойти российский экипаж незадолго до финиша.

«Мы очень довольны своим результатам по итогам стартогого дня. Почувствовали драйв и настоящий дух соперничества от трассы из Актау в Кендерли. Впереди еще много дней гонок, важно ни на минуту не терять концентрации. Будем следовать выбранной нами стратегии и сокращать отставание от лидера», - отметил Язид Аль-Раджи.  

Действующий чемпион Кубка мира по ралли-рейдам Якуб Пшигонски (Orlen X-raid Team) на машине Mini John Cooper финишировал третьим, экипаж польского автогонщика отстал от победителя первого дня на 3 минуты и 1 секунду.

«Сегодня была действительно интересная трасса с красивыми природными пейзажами. Мы стартовали седьмыми финишировали третьими, отрыв лидеров не такой существенный. Правильно распределив силы, нам необходимо сохранить стабильность и постепенно улучшать свой результат», — рассказал польский пилот Якуб Пшигонски.

Один из лидеров общего зачета Кубка мира этого года Стефан Петерансель (X-raid MINI JCW Team) со своей супругой в качестве штурмана занял восьмую позицию. Вслед за ним расположился опытный казахстанский автогонщик, представитель команды «OFF ROAD Kazakhstan» Андрей Чередников со своим штурманом Игнатом Фальковым. Несмотря на почти 26-минутное отставание от лидера у казахстанской команды боевой настрой, и она готова продолжать гонку в высоком темпе.

Для Стефана Петеранселя первый день сложился неудачно. Легендарный французский автогонщик на предельной скорости повредил шину сна своем Mini John Cooper Works Rally. Замена колеса заняла много времени и он серьезно отстал от лидирующих гонщиков. Француз участвует на «Ралли Казахстан» впервые, и ему еще предстоит привыкнуть к специфике мангыстауского бездорожья.

В категории Т2 лучшее время показал еще один катарский автогонщик Моххамед Аль-Миир (Mohhamed Nasser Almeer) с результатом 3 часа 9 минут и 9 секунд. Второе и третье места заняли туркменские гонщики, представители Федерации автоспорта Туркменистана. Автогонщик из Бразилии Рейналдо Варела (MONSTER Energy Сan-Am) финишировал первым в категории Т3 с результатом 3 часа 4 минуты. В грузовом классе не было равных Дмитрию Сотникову из российской команды «Камаз-мастер», его экипаж преодолел дистанцию первого дня за 3 часа 2 минуты и 59 секунд.

Во второй день соревнований гонщиков ждет самый длинный 414 километровый спецучасток через через песчаный массив. Второй день будет включать кольцевой участок со стартом и финишем в бивауке Кендерли через пустыни на восток от населенного пункта Сенек.

Напоминаем, на берегу Каспийского моря стартовал очередной этап Кубка мира по ралли-рейдам Международной автомобильной федерации (FIA) «Ралли Казахстан 2019». Общая протяженность гонки со стартом и финишем в городе Актау составит более 2 500 км. Казахстанский этап является самым протяженным во всем мировом первенстве текущего года. Гонщиков ждут шесть дней соревнований на живописных, но порой экстремальных трассах Мангыстау, пролегающих через пески и дюны, солончаки и камни.  

Всего на «Ралли Казахстан 2019» заявлено 28 боевых экипажа из 17 стран. Среди них Бельгия, Бразилия, Германия, Катар, Испания, Италия, Нидерланды, Португалия, Россия, Саудовская Аравия, Словакия, Туркменистан, Чехия, Чили и Франция. Казахстан на ралли представляет несколько спортивных экипажей.

Экипажи будут соревноваться в следующих категориях FIA:

Т1 – улучшенные серийные автомобили,

Т2 – легковые автомобили с малым отличием от серийных моделей,

Т3 – облегченные автомобили side-by-side (SSV),

T4 – грузовики, а также Национальный зачет Кубка Республики Казахстан по Ралли Рейдам.

982 просмотра

В Казахстане автомобили на газе не пускают на крытые и подземные парковки

Новые правила взбудоражили рынок – интерес к газомоторным технологиям со стороны потребителей резко снизился

Фото: Олег Спивак

Транспортные компании, которые подвозят товары в торговые центры, срочно снимают со своих автомобилей газовое оборудование – выгрузка товаров почти всегда происходит в боксах, а въезд туда транспорту на газе теперь закрыт. Новая редакция Правил пожарной безопасности запрещает стоянку автомобилей с ГБО (газобаллонное оборудование) «во встроенных в зданиях иного назначения и пристроенных к ним, а также расположенных ниже уровня земли автостоянках закрытого типа».

По «многочисленным обращениям граждан»

Запрет действует в Казахстане уже месяц – постановление правительства, меняющее правила парковки для автомобилей на газе, опубликовано 30 декабря 2019 года. Комитет по ЧС МВД РК обосновывает ограничение «многочисленными обращениями граждан», болезненно реагирующих на расширение газомоторного парка страны.

Механизм запрета прост: в правила дорожного движения внесена норма, обязывающая владельцев машин с ГБО устанавливать специальный опознавательный знак. Таким машинам и запрещен въезд на паркинги.

По данным НПП «Атамекен», только в Алматы есть 120 крытых парковок, принадлежащих торгово-развлекательным и бизнес-центрам. По парковкам в жилых комплексах точной информации нет, но и их явно больше сотни.

В управлении снижения рисков бедствий и контроля в области гражданской защиты Алматы «Курсиву» озвучили статистику, обосновывающую своевременность принятых мер. По данным городского акимата, в 2019 году в Алматы было зафиксировано 118 пожаров на транспорте, 7% таких случаев произошло с автомобилями на газе. Случись такое с газомоторным автомобилем на подземной стоянке, говорит главный специалист управления по ЧС Айдар Сарымбаев, будет трудно организовать эвакуацию людей и тушение пожара.

Также специалист по ЧС перечислил причины, подстегнувшие введение ограничений. Оказывается, в стране нет органа, который контролирует эту часть автомобильного рынка, нет специальной системы технического надзора и нет контроля за компаниями, которые устанавливают газобаллонное оборудование на машины.

Статистический учет автотранспорта на ГБО ведется без разделения на виды газа – сжатый природный (метан) и сжиженный углеводородный (пропан-бутан), хотя их характеристики различны.

Тормоз для клиента

Крупные компании, занятые установкой ГБО на автомобили, фиксируют резкое падение интереса к газомоторным технологиям. По словам директора «Эко Эксперт кз» Надежды Семидиянкиной, в январе работники компании установили ГБО на семь машин, в то время как в декабре – на 22. При этом сокращение заказов происходит на фоне роста цены на бензин. Собеседница «Курсива» говорит, что обычно в такие периоды – пик спроса, когда ежедневно проводится по три-четыре инсталляции ГБО. Сейчас же типичный заказ – на снятие уже установленного оборудования, такое решение принимают компании, обслуживающие бизнес-перевозки для крупных торговых центров.

Генеральный директор компании Green Auto Service Ерлан Нурпеисов подчеркивает, что Казахстан ратифицировал европейские нормы и законы по безопасности колесных транспортных средств, а эксперты всего мира считают ГБО наиболее безопасным. Такое оборудование снабжено целым рядом степеней защиты, которые делают невозможным взрыв даже при открытом пожаре. «Одним росчерком пера рынку закрывают доступ к экологичным современным технологиям, которые удобны для бизнеса», – удивляется Нурпеисов.

Принятый запрет может повлечь даже политические последствия – такое мнение высказывает председатель правления ОЮЛ «Газомоторная ассоциация Казахстана» Ербол Тохтаров. По его словам, ограничения для автомобилей на газе вызвали недоумение, прозвучавшее в обращениях из стран Европы, а также России и Китая. Перевод транспорта на экологическое топливо – важный общемировой тренд, который диктуют не только экономические интересы, но и тревога за изменение климата и сохранение здоровья людей. Тохтаров считает, что решение, принятое без консультации с экспертным сообществом, грозит стране потерей репутации.

Рынок ГБО: без «серых» и «белых»

Крупные игроки рынка недовольны тем, что чиновники предпочли грубый запрет поиску адекватного решения. Таковым, по их мнению, стал бы запрет мелких «серых» установщиков ГБО, которые из-за низкой компетенции работают с нарушением регламента и тем самым дискредитируют технологию и подрывают доверие к ней.

Не все участники рынка поддерживают это мнение, в числе антагонистов – официальный представитель четырех европейских производителей ГБО в Алматы Василий Бочкарев. Именно через его склад все оборудование попадает в город. Система обес­печения рынка такая: производители поставляют оборудование на сертифицированный дилерский склад в Уральске, откуда оно распределяется по стране.

По оценке Бочкарева, услуги по установке ГБО на автомобили в южной столице оказывают 150 компаний. Собеседник отрицает деление рынка на «серых» и «белых» установщиков, а все разговоры об этом объясняет конкуренцией.

Также Бочкарев не согласен с тем, что рынок установки ГБО переживает кризис: продажи склада стабильны. Главной проблемой эксперт считает падающий покупательский спрос населения. Из-за этого клиенты экономят на качестве комплектующих. Следовательно, для установки ГБО выбирают компании, не скованные жестким технологическим регламентом одного производителя, с которым заключен договор.

Кто ездит на газе

По оценке экспертов, устанавливать ГБО выгодно при ежедневном пробеге автомобиля не менее 100 километров. Стоимость оборудования и его инсталляции зависит от производителя и типа двигателя автомобиля. За установку на автомобиль, оснащенный двигателем с четырьмя цилиндрами, надо заплатить 150–200 тыс. тенге, если цилиндров шесть – 200–280 тыс. тенге, если восемь – 280–320 тыс. тенге.

Самое популярное оборудование – итальянского и польского производства, оно может безотказно «пробежать» 400–500 тыс. километров. При установке ГБО вырастают затраты на техничес­кое обслуживание автомобиля – примерно на 10–15%, по оценке Ербола Тохтарова. Потребитель выигрывает на экономии топлива и удлинении срока службы мотора.

Использование газового оборудования на автомобилях в Казахстане распространено довольно широко, несмотря на отсутствие активной пропаганды и мер стимулирования, а также обывательский страх перед газовыми технологиями. По статданным, в 2019 году в стране было 325 тыс. автомобилей, переведенных на газ. Если, опираясь на данные Ассоциации казахстанского автобизнеса, принять весь парк республики как 4,5 млн автомобилей, то на газе передвигаются чуть более 7% (с учетом гибридных), в основном использующих пропан-бутан.

Больше всего таких машин в западных регионах страны – до 80% автопарка. По Алматы оценки разнятся, максимальная из прозвучавших – 20%. Стоит учесть, что система государственного учета настроена весьма приблизительно – она разрешительная. Такая система усложняется волокитой, поэтому автовладельцы избегают хлопот, оставляя регистрацию установки оборудования «на потом».

Два вида топлива, два пути развития

Ербол Тохтаров рассказывает, что еще во времена СССР было несколько масштабных попыток внедрения ГБО. Тогда это было оборудование, работающее на сжатом природном газе – метане. В основе технологии – способность метана сжиматься, например, для ГБО его сжимают в 200 раз. Оборудование, работающее на сжатом газе, громоздкое и тяжелое, больше подходит для эксплуатации на рабочей технике и общественном транспорте.

Система снабжения этим топливом была и остается частью государственной газопроводной системы страны. На ее основе в РК сейчас делаются попытки перевода на метан муниципальной техники и общественного транспорта. Процесс идет с переменным успехом: планировалось, что число автобусов и специальной коммунально-дорожной техники на газе в 2020 году составит 6100 единиц, а в 2022 году – 12 тыс., но весь совокупный газовый автопарк страны сейчас примерно 1300 автобусов.

Параллельно развивается рынок пропан-бутана – это попутный продукт добычи нефти.
В 2006 году Казахстан взял на себя обязательство утилизировать это сырье, запустил его переработку и создал открытый рынок этого топлива. Особенность пропан-бутана – в переходе в жидкую форму при средних температурах, поэтому его так и называют – сжиженный. Топливо закачивают в баки автомобилей под давлением в 16 атмосфер. Такое оборудование менее громоздкое и пользуется популярностью у владельцев индивидуальных автомобилей.

Казахстан к развитию рынка автогаза подходит выборочно. Использование метана стимулируется. Например, сейчас разрабатываются субсидии для автопарков, обслуживающих маршруты общественного транспорта автобусами на сжатом газе. О мерах по стимулированию перехода на ГБО для индивидуальных владельцев автомобилей пока только говорят.

Перевод бензиновых и дизельных автомобилей на газовое топливо – заметный глобальный тренд. И хотя на острие информационной повестки – электромобили, эксперты авторынка, по мнению Ербола Тохтарова, видят в использовании газа большие перспективы. В соседних России и Китае применение газовых топливных систем поощряется серьезными мерами господдержки. Речь идет не только об общественном, грузовом или индивидуальном транспорте – на газ переводят дизельные локомотивы, тяжелую карьерную технику, морские суда.

infogr2.png

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif