Перейти к основному содержанию

bavaria_seasonX_1200x120.gif


8278 просмотров

Андрей Лаврентьев о продаже СарыаркаАвтоПром китайцам: «Влияние на казахстанский рынок будет значительное»

Председатель совета директоров Allur Group ответил на вопросы о дальнейшей работе предприятия, планах, перспективах и возможных кадровых перестановках

Недавно состоялось подписание договора, в соответствии с которым транснациональная китайская госкомпания по импорту и экспорту автомобилей СМС (China National Machinery IMP. & EXP. CORP) стала акционером крупнейшего автопроизводителя Казахстана ТОО «СарыаркаАвтоПром». В интервью «Къ» председатель совета директоров Allur Group Андрей Лаврентьев ответил на вопросы о дальнейшей работе предприятия, планах, перспективах и возможных кадровых перестановках. 

- Соглашение о вхождении китайской компании в капитал и намерении приобрести 51% простых акций AllurGroup было подписано в апреле 2017 года. В ноябре того же года вы и СМС подписали инвестиционное соглашение.  То есть подготовительный этап занял более чем полтора года.  С чем это было связано?

- Прежде всего, у нас был непростой этап разделения сельскохозяйственного и автомобильного производства. Процедура разделения активов заняла достаточно много времени. Параллельно шел аудит компании. Но и это еще не все - большая часть времени ушла на изучение казахстанского законодательства, в части защиты инвесторов. 

- Ваша пресс-служба сообщала о том, что будет расширен портфель брендов. То есть помимо JAC САП будет выпускать автомобили и других китайских брендов? Каких?

- Насчет других брендов – эта работа еще впереди. Сейчас с уверенностью можем сказать, что мы будем продолжать локализировать модельную линейку бренда JAC. Со следующего года компания в рамках совместного развития со стратегическим партнером планирует приступить к производству среднеразмерного кроссовера JAC S7, пикапа Т6, седана J4, микроавтобуса Sunray. Также мы планируем продолжать развивать производство коммерческой техники, автобусов. И, конечно же, в совместные планы входит развитие производства электрического транспорта. 

- Понятно, что сотрудничество с крупным производителем повлияет не только на СарыаркаАвтоПром. Как сделка отразится на казахстанском автопроме в целом? Что это принесет потребителю, государству?

- Влияние на рынок будет значительное. Потребителю это принесет новые бренды, которые – и это самое главное - будут достаточно доступны по цене.  

Главная задача - углубить локализацию. Наша совместная компания нацелена на  большую работу как раз по локализации. А это именно то, что в Казахстане необходимо развивать. Собственно, кроме «СарыаркаАвтоПром» пока никто не подошел к вопросу локализации легковых автомобилей настолько серьезно. Пока никто даже не перешел на мелкоузловую сборку по легковым автомобилям. Мы это сделали и теперь будем целенаправленно продолжать эту работу. 

Почему это так важно? Чем выше локализация, тем больше используется местных материалов, рабочих, создаются новые предприятия, заводы и, соответственно, это и налоги, и рост благосостояния работников, задействованных в этом процессе. Это развитие целого комплекса, компаний, поставщиков, дополнительная кооперация в ЕАЭС. 

Давайте откровенно: автомобильные компании Китая сегодня являются самыми конкурентоспособными и самыми производительными в мире. Ни в одной стране не производят такого количества автомобилей. Китай - признанный мировой лидер в производстве автомашин, в особенности доступных автомобилей, и, конечно же, бесспорный лидер в производстве электромобилей и электробусов. Если мы сравним китайский автопром  с любым другим, мы поймем, что это одна из самых развитых отраслей экономики Китая. И тот факт, что лидеры мирового автомобилестроения выбрали именно Казахстан, а не другие страны, которые, возможно, имели больше опыта в производстве автомобилей, такие как Россия или Узбекистан - это большая победа.  Возможно, некоторые из нас не до конца осознают важность этого решения и события. Но крупные транснациональные государственные компании, такие как СМС и JAC, войдя на рынок Казахстана, не просто на рынок в качестве продавца, а именно в производство, и, взяв на себя серьезные обязательства на самом высшем уровне по углублению локализации, развитию производства, обучению персонала – тем самым сделали шаг в поддержку программы развития индустриализации нашей страны. Это значит, что Казахстан является надежным стратегическим партнером для развития индустрии, для того чтобы развивать такие сложные и капиталоемкие проекты, как автомобильная промышленность.  

- Кстати, о перспективах. Увеличение объема производства до 100 тысяч единиц предполагает выход продукции на экспорт. В приоритете российский рынок или же рынок ТС в целом?

- Конечно, предполагает. Более 30% продукции  будет поставлено на экспорт. Рассматриваются все рынки ТС и стран СНГ.  

- В связи с увеличением объемов производства планируется ли запуск сопутствующего производства (производства компонентов и т.п.)? Если планируется, то в какие сроки?

- У производителей есть четкие обязательства по локализации, по условиям которых до 2020 года мы должны довести локализацию до 50%.  

Очень важно понимать, что это не частная сделка. Все переговоры шли с участием правительств двух стран. Как вы знаете, в компании есть государственная доля участия АО «Банк Развития Казахстана», и Baiterek Venture Fund и СМС, входящая в холдинг Genertek, является государственной компанией, и компания JAC является государственной компанией, поэтому в переговорах принимали участие и государственные органы Китая. Поэтому, конечно, будут появляться новые производства. Уже определены модели для локализации, это и легковые автомобили, и коммерческая техника, и автобусы.  

- Планируется ли в будущем переход с мелкого узла на полный цикл? Вообще насколько это реально?

- На заводах полного цикла все начинается с руды, вначале ее добывают, из руды получают металл, потом лист штампуют. То есть все делают на заводе, как и сказал, включая литейное производство. Такое в мире сейчас крайне редко практикуется, так как стоит вопрос рентабельности и экономики таких крупных предприятий.  Таких заводов остались единицы. Когда говорят о заводе полного цикла, надо понимать, что имеется в виду, если под полным циклом в упрощённом смысле подразумевается производство автомобильных компонентов, то  да -  мы нацелены это делать.

На первое время нам нужно достигнуть 50% локализации. Это будет предприятие, которое локализирует запасные части, желательно из наших материалов.

- Вы работали с разными иностранными брендами. Почему Ваш выбор пал на партнера из Поднебесной?

- Давайте немного истории. У нас уже есть опыт работы с другими иностранными брендами из Японии, Европы, Кореи. Мы проводили неоднократные переговоры с крупными компаниями. Я не хочу называть бренды, люди, которые знакомы с нашим предприятием, поймут, о ком мы говорим. Все эти компании нам сказали: купите оборудование, оплатите лицензию на производство (роялти), профинансируйте обучение специалистов. А сами при этом не вкладывают каких-либо существенных инвестиций. Этот же путь относительно недавно прошел и Китай. Но такое партнерство несет в себе большие скрытые риски: если твой производственный партнер не вкладывает инвестиции в развитие производства в Казахстане, то он ничем не рискует. И может бросить проект в любой момент. Тем более такой партнер совсем не заинтересован в развитии локализации и передаче технологий. У нашей компании, к сожалению, был печальный опыт работы с такими «партнерами». Да, мы у них многому научились, подняли квалификацию, но поняли, что это не наш путь. Они хотят создать предприятия на основе «ты плати, ты делай, ты  отвечай». Наши действующие партнеры – консорциум СМС и JAC - совсем другое. Они - отнюдь, вкладывают свои инвестиции в развитие производства и продвижении моделей.

Это первый фактор, почему мы выбрали партнеров из Поднебесной. Второй фактор – это один из лидеров автомобилестроения в мире,  в том числе по количеству инноваций, особенно в электротранспорте, а это будущее мирового автопрома.

Вообще, говоря о партнерстве, многие другие бренды, производимые в Казахстане, к сожалению, не готовы инвестировать в экономику нашей страны. Мы открываем наш рынок и еще и сами за это платим. Не хочу никого обидеть, но, к сожалению, это так. Если мы говорим о партнерстве – то должен быть партнер, который, как и мы вкладывает свои инвестиции в развитие рынка, производства паритетно, а не прикрывает словами «мы вас научим, мы вам покажем». По факту, это не инвестиции в страну, это подмена понятий, не настоящее партнерство, а просто фейк.

- С появлением крупного стратегического партнера, такого, как компания JAC, предприятие ждут какие-нибудь кадровые перестановки? В частности, в соцсетях появилось предположение, что работать на заводе будут китайские рабочие. Так ли это?

- Да, компанию, конечно, ждут определенные кадровые изменения, но я думаю, что это хорошо. В компанию добавятся новые профессионалы, инженеры, новые технологи, у которых есть практический опыт.

В целом кадровые изменения коснутся совета директоров, правления, дистрибуции, клиентского сервиса, и, конечно же, производства. Что касается конкретного вопроса о рабочих на конвейере, то этого не предполагается. У нас работают хорошие профессиональные люди, которые на протяжении 6 лет прошли много обучающих программ, у нас нет претензий к качеству произведенных автомобилей, поэтому рабочих перестановки не затронут.

- Как вы думаете, боятся ли другие исторические мировые бренды развития китайского автопрома?

- Конечно, боятся. Проведем аналогию на сотовых телефонах, компьютерах, другой техники. На сегодняшний день Китай является мировым лидером по производству гаджетов, компьютеров, техники народного потребления,  и она не вызывает у нас никаких нареканий по качеству. Китай – один из мировых лидеров в IT-технологиях и тд. Поэтому некоторые страны, включая наших некоторых соседей, применяют разные заградительные барьеры и ухищрения для того, чтобы не пустить китайский автопром на рынок. Потому что на сегодняшний день соотношение цена - качество явно в пользу автопрома из Поднебесной.

Но сдержать столь высокоразвитую автомобильную промышленность и запереть ее просто невозможно, поэтому в будущем нас будут ожидать интересные новости о покупках и поглощениях китайскими партнерами других возможно более известных для нас брендов, в том числе, и в Америке, и в Японии, и в Европе. Китайский автопром взял курс на экспорт, на развитие в партнерстве своих производств на территории других стран. Думаю, что это неизбежно: сильный поглощает слабого. Поэтому мы рады, что сегодня Казахстан идет в ногу именно с одним из самых сильных партнеров в мире автомобильной индустрии.  Надеемся, что мы, как и наш партнер, будем являться одними из лидеров на рынках ТС и СНГ.


10542 просмотра

Почему западные области Казахстана выбирают российский автопром?

АКАБ предоставила «Курсиву» данные по автомобильному рынку в разрезе четырех западных областей страны

Фото: Shutterstock

Как меняется ситуация на авторынке страны, сколько денег выкладывают автомобилисты четырех западных областей на покупку «железного коня», какие марки автомобилей выбирают и от каких постепенно отказываются, выяснял «Курсив».

Ассоциация казахстанского автобизнеса (АКАБ), подводя итоги 2018 года, сделала три основных вывода: за прошедший год казахстанцы поставили на учет 1,2 млн автомобилей (из них новых – 84,9 тыс. единиц), что на 14,8% больше, чем в 2017 году. У официальных автодилеров граждане приобрели 60,9 тыс. новых автомашин (и здесь рост в пределах 24%). Каждый второй проданный дилерскими центрами автомобиль сделан в Казахстане. 

За новыми машинами – в салоны

Пресс-служба АКАБ предоставила «Курсиву» данные по автомобильному рынку в разрезе четырех западных областей страны – Атырауской, Актюбинской, Мангистауской и Западно-Казахстанской.

Так, лидером по количеству зарегистрированных новых автомобилей в 2018 году стала Атырауская область. Здесь на первичную регистрацию за год было поставлено 6,1 тыс. транспортных средств (это 7% от общего числа новых авто по Казахстану). В Актюбинской, Мангистауской областях и ЗКО за прошедший год было приобретено более чем по 3,6 тыс. новых автомашин (по 4% в каждом регионе от общереспубликанского объема покупки).

Причем, как отмечают в АКАБ, население трех регионов стало больше доверять дилерским автоцентрам по продаже авто. Так, жители Актау за год через официальных дилеров купили 2,6 тыс. автомобилей (рост продаж по сравнению с 2017 годом на 50%), в Атырау – 4,6 тыс. (рост 34%), в Актобе – 2,4 тыс. (больше, чем в 2017 году, на 29%). А вот по Уральску наблюдается противоположная картина – здесь за 2018 год у автодилеров было куплено на 8% меньше машин, чем в 2017 году.

Задавшись вопросом: «Какие новые авто предпочитают жители западных регионов?», «Курсив» выяснил, что по количеству проданных автодилерами за 2018 год машин во всех четырех регионах лидирует Lada, на второй позиции разместилась Toyota, на третьей – Hyundai. 
Кстати, в АКАБ отмечают, что в ЗКО, в отличие от других западных областей, есть спрос на автомобили Renault, однако в 2018 году он резко упал – на 59% по сравнению с 2017 годом.

По данным АКАБ, самая высокая средняя цена на машину из автосалона в 2018 году была зафиксирована в Актюбинской области – 8,2 млн тенге. В остальных трех регионах стоимость аналогичных авто у дилеров в среднем составляла 7 млн тенге.

Наиболее востребованными как на западе страны, так и в целом по Казахстану среди рядовых граждан являются автомобили в ценовом диапазоне от 3 до 5 млн тенге – на их долю приходится почти 30% от общего объема продаж новых легковых автомобилей в дилерских центрах.

В ходу бюджетные Lada

Однако даже при повышении интереса населения к новым автомобилям, по данным аналитиков АКАБ, автопарк страны продолжает стареть: всего по стране на вторичную регистрацию в прошлом году были поставлены 1,2 млн единицы техники, и две трети от общего числа повторно зарегистрированных автомобилей составляют машины в возрасте старше 10 лет (790 тыс. единиц), в возрасте от 3 до 10 лет – 291 тыс. авто, до 3 лет – 112,8 тыс. автомашин.

В разрезе западных областей за год было поставлено на вторичный учет 159,5 тыс. автомашин.

Наибольшее количество подержанных авто (включая грузовые, автобусы, мототранспорт) было продано в Мангистауской области – 52 тыс. единиц (в 13 раз больше, чем новых). В Актюбинской области эта цифра составила 49,5 тыс. (в 12 раз больше, чем новых), в ЗКО – 29 тыс. (в 7,5 раза больше, чем новых). Наименьшее количество подержанных авто приобрели жители Атырауской области – 28,8 тыс. (это в 4,5 раза больше, чем новых авто).

Самыми востребованными среди населения, по мнению аналитиков АКАБ, на вторичном рынке в 2018 году были автомобили марок Lada (Vaz), Toyota, Volkswagen. Причем наибольшее количество автомобилей Lada (Vaz) было продано в Актюбинской области – 9,1 тыс. единиц. В Атырау и ЗКО аналогичных автомобилей было продано более чем по 6 тыс., в Мангистауской области – 5,8 тыс. 

Вместе с тем отмечается снижение интереса автомобилистов к модели Lada (Vaz), по сравнению с 2017 годом, в пределах 5–11% в Актюбинской, Атырауской и Западно-Казахстанской областях, тогда как в Мангистауской  автовладельцы стали на 4% чаще приобретать эту модель, чем в 2017 году. 

Автомобили марки Toyota, согласно исследованиям, больше всех любят водители Мангистауской области – за 2018 год здесь было продано 9,2 тыс. этих авто, тогда как в Актюбинской области эта цифра составила 4,9 тыс., в Атырауской области – 3,3 тыс. и в ЗКО – 2,1 тыс. авто. При этом в Актюбинской и Атырауской областях автомобилей данной марки, по сравнению с 2017 годом, стали покупать меньше на 7–8%, в ЗКО интерес автомобилистов к Toyota остался на прежнем уровне, а в Мангистауской области вырос на 3%.

Автомобили Volkswagen, как выяснилось, больше всего любят водители ЗКО и Актюбинской области. За прошедший год в этих областях было продано по 3 тыс. авто этой марки (что на 7% меньше по сравнению с 2017 годом), в Атырауской области – 1035 штук (минус 15%), в Мангистауской области – ни одного.

По возможностям и тачки

Мы проанализировали ситуацию по ценам и предложениям на местных авторынках западных областей, основываясь на частных объявлениях интернет-портала kolesa.kz.

Так, на данный момент наибольшее количество предложений по продаже легковых авто, как подержанных, так и новых, дает Актюбинская область – почти 6 тыс. На втором месте по наличию авто на продажу значится Мангистауская область – 5,3 тыс. предложений, далее идет Атырауская область – 4,8 тыс. и ЗКО – 3,8 тыс.

Львиная доля объявлений о продаже самого востребованного автомобиля – Lada (Vaz) – приходится на Актюбинскую область (1,5 тыс. предложений), в ЗКО и Атырауской области это число примерно одинаково (1150 и 1143 предложения соответственно), в Мангистауской области этих российских машин продают вдвое меньше – 646.

Отметим, что самые дешевые варианты моделей Lada (Vaz) представлены в ЗКО и Мангистауской области: здесь за 150 тыс. тенге готовы продать авто 1982 и 1996 годов выпуска – модели Lada 2107 и Lada 2109.

Самая дорогая модель Lada – Vesta Cross 2018 года выпуска – стоимостью 5,8 млн тенге выставлена актюбинскими продавцами. Аналогичная модель этого же года выпуска в Атырауской и Мангистауской областях стоит уже дешевле – 5,3 млн тенге.

Автомобилей марки Toyota, выставленных на продажу, больше всего сосредоточено в Мангистауской области – 980 предложений, по Актюбинской области их 739, в Атырауской области – 662, в ЗКО лишь 348 объявлений о продаже этих японских машин.

Самая дешевая модель Toyota – Lucida 1996 года – выпуска стоимостью 550 тыс. тенге выставлена на продажу в ЗКО. Самая дорогая модель – Toyota Land Cruiser 2018 года выпуска – дороже всего стоит в ЗКО – 33,7 млн тенге. В остальных трех западных регионах аналогичную модель этого же года выпуска автовладельцы готовы продать за 30 млн тенге.

Объявлений о продаже автомобилей Volkswagen крайне мало. Так, в Мангистауской области на продажу выставлено всего 125 автомашин этой марки, в Атырауской области – 219, в ЗКО и Актюбинской областях – 316 и 359 предложений соответственно.

Самая низкая цена продажи автомобиля Volkswagen Golf 1987 года выпуска, представлена в ЗКО – 250 тыс. тенге, здесь же продается самый дорогой автомобиль Volkswagen – Tuareg 2019 года выпуска стоимостью 27,5 млн тенге.

Отметим, самый дорогой автомобиль, который выставлен на продажу по западным регионам, находится в Уральске – это Mersedes Benz G63 AMG 2018 года выпуска стоимостью 105 млн тенге. Автомобиль с теми же техническими характеристиками в Актобе стоит уже 87,5 млн тенге. В Мангистауской области нет ни одного подобного предложения, но есть не менее красивый и дорогой Mersedes AMG GT, стоимость которого составляет 62,9 млн тенге.

bya_0.jpg

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

В Казахстане недавно обновился кабинет министров во главе с премьер-министром. Как Вы считаете, на какие проблемы нужно обратить внимание новому правительству прежде всего?

Варианты

Цифра дня

29
лет
возглавлял Казахстан Нурсултан Назарбаев

Цитата дня

Как президент Казахстана я принял решение о сложении полномочий...

нурсултан назарбаев
Президент Казахстана

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank