Перейти к основному содержанию

1458 просмотров

Казахская грусть экшену помеха

Фильмом открытия VII Международного кинофестиваля «Евразия» стал боевик Егора Михалкова-Кончаловского «Возвращение в «А» – первая казахстанская картина, переведенная в трехмерный формат. Медитативное действие картины заставило усомниться в целесообразности затрат на 3D.

Казахская грусть экшену помеха

Казахская грусть экшену помеха
Фильмом открытия VII Международного кинофестиваля «Евразия» стал боевик Егора Михалкова-Кончаловского «Возвращение в «А» – первая казахстанская картина, переведенная в трехмерный формат. Медитативное действие картины заставило усомниться в целесообразности затрат на 3D.


Собственно гостям фестиваля, присутствовавшим на церемонии открытия, увидеть долгожданное 3D не удалось – фильм показывали в обычном формате на заднике сцены Дворца студентов. Но и без того стало понятно, что картинка, две трети времени в которой присутствуют крупные планы главных героев, в трехмерном изображении не особо-то и нуждается. Просто «Казахфильм» поставил галочку в списке амбициозных задач – в России и в Украине первые 3D-фильмы появились в прошлом году, не к лицу национальной киностудии, постоянно заявляющей о возрождении и качественном скачке казахстанского кино, отставать от лидеров кинорынка в регионе.

Да, в фильме присутствует несколько боевых сцен, смонтированных в знакомой еще с «Антикиллера» Кончаловского клиповой манере, которые сами по себе достаточно динамичны. А решение переводить в 3D небогатую палитру эмоций на лице Сейдуллы Молдаханова, исполнителя главной роли, пусть останется на совести «Казахфильма».

О проекте «Возвращение в «А», который на разных этапах производства назывался и «Кара Майор», и «Настоящий полковник», СМИ сообщали довольно часто. Интерес вызывало то, что это первый (в художественном кино) опыт работы в Казахстане продолжателя славной кинематографической династии, и то, что это первый казахстанский фильм, затрагивающий тему Афганской войны. А также то, что в картине фигурирует личность самого Кара Майора, реально существующего полковника Бориса Керимбаева, командовавшего мусульманским батальоном спецназа ГРУ СССР. Правда, как оказалось при просмотре, комбат появляется в фильме всего в паре эпизодов.

Зато «Возвращение в «А» удачно попадает в новую тенденцию рецензирования отечественного кино, которое сводится к развенчанию мифов и «планов громадья», возведенных создателями в процессе съемок фильма.

Егору Кончаловскому впервые удалось создать не боевик, не экшен, а медитативную драму, в которой главный герой на протяжении двух десятков лет несет в себе чувство вины за то, что занял в жизни чужое место. Ветеран Афганской войны со случившейся оказией возвращается в страну талибов, чтобы навестить могилу близкого друга, с которым воевал бок о бок, а впоследствии женился на его девушке.

Перипетии сюжета преподнесены, правда, в легко предсказуемой голливудской модели. Но в штампованную ткань повествования с малодушным молодым поколением, хрупким семейным счастьем и философскими беседами бывших врагов режиссеру удается вплести еле ощутимую, но очень настроенческую казахскую грусть. Здесь и счастливое детство на жайляу, и образ апашки как ангела-хранителя (эпизодическая роль Натальи Аринбасаровой), и меланхоличная музыка казахской степи. Как-никак корни режиссера дают о себе знать, и на фоне перестрелок с моджахедами и закалки характера воина-афганца, потерявшего ногу, – таких типичных сцен из боевика – Егор Кончаловский в картине тяготеет к философскому миросозерцанию. А его вряд ли можно назвать компонентом успеха для жанра экшен и хороших сборов в кинотеатрах. А между тем фильму предстоит отбить бюджет в $4 млн плюс перевод в 3D, минута которого стоит в среднем $75 тыс. Так что трехмерные, объемные эмоции героев кинодрамы получились очень уж недешевыми.

Цитата: Творческая пропискаЕгор Кончаловский впервые стал работать в Казахстане года три назад – по заказу снимал документальное патриотическое кино. «Возвращение в А» стало первым его художественным проектом, задуманным вместе со студией «Казахфильм». Несколько месяцев назад сын Натальи Аринбасаровой закончил съемки альманаха «Сердце мое – Астана», снятом по аналогии с успешной картиной «Париж, я люблю тебя» и аналогичной серией новелл про Нью-Йорк и Москву. Над «Астаной» работали 7 казахстанских режиссеров и трое российских. Альманах выйдет в прокат ко Дню Независимости. Этим летом Егор Кончаловский объявил конкурс на лучшие истории из алматинской жизни – Алматы тоже станет городом любви, о которой расскажут местные сценаристы и режиссеры. Свою историю прислать на конкурс может любой алматинец.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif