2390 просмотров
2390 просмотров

«В ближайшие годы «Казатомпром» планирует выйти на мировой рынок редкоземельных металлов»

На днях Fitch Ratings пересмотрело прогноз национальной атомной компании «Казатомпром», изменив его со «стабильного» на «негативный» – на фоне высокого левереджа компании, который достиг верхней границы диапазона 1,5x-2,5x. Помимо долгов, агентство беспокоят значительные депозиты в казахстанских банках (в основном, в «Халык Банке», БЦК и «Казкоммерце», а также фьючерсные цены на закись-окись урана (U3O8), которые могут оказать длительное негативное воздействие на прибыль «Казатомпрома». Однако в самой компании, судя по интервью ее руководителя Владимира Школьника «Къ», уверены, что ничто не помешает ее поступательному росту – динамику левереджа здесь считают временной и объясняют недавним выпуском еврооблигаций на $500 млн, а оптимизм основывают на том, что основная деятельность по прежнему осуществляется только за счет собственных средств. Заемные средства привлекаются, в основном, на финансирование проектов инвестпрограммы, подробности которых глава «Казатомпрома» и раскрыл «Къ».

«В ближайшие годы «Казатомпром» планирует выйти на мировой рынок редкоземельных металлов»

«В ближайшие годы «Казатомпром» планирует выйти на мировой рынок редкоземельных металлов»
На днях Fitch Ratings пересмотрело прогноз национальной атомной компании «Казатомпром», изменив его со «стабильного» на «негативный» – на фоне высокого левереджа компании, который достиг верхней границы диапазона 1,5x-2,5x. Помимо долгов, агентство беспокоят значительные депозиты в казахстанских банках (в основном, в «Халык Банке», БЦК и «Казкоммерце», а также фьючерсные цены на закись-окись урана (U3O8), которые могут оказать длительное негативное воздействие на прибыль «Казатомпрома». Однако в самой компании, судя по интервью ее руководителя Владимира Школьника «Къ», уверены, что ничто не помешает ее поступательному росту – динамику левереджа здесь считают временной и объясняют недавним выпуском еврооблигаций на $500 млн, а оптимизм основывают на том, что основная деятельность по прежнему осуществляется только за счет собственных средств. Заемные средства привлекаются, в основном, на финансирование проектов инвестпрограммы, подробности которых глава «Казатомпрома» и раскрыл «Къ».

– Стратегическая цель «Каз-атомпрома» – создание вертикально интегрированного промышленного комплекса с участием во всех стадиях ядерного топливного цикла (ЯТЦ). Однако запуски конкретных производств, в частности, конверсионного с канадской Cameco, переносятся на более поздние сроки. С чем это связано?

– Действительно, в 2008 году «Казатомпром» и канадская корпорация «Cameco Corporation» создали совместное казахстанско-канадское предприятие «Ульба Конверсия» с целью разработки ТЭО проекта и строительства в Казахстане конверсионного завода. Однако, ввиду существующих режимных требований в отношении используемой информации и технологии, его практическая реализация была затруднена – в связи с отсутствием Соглашения о мирном использовании атомной энергии между правительствами РК и Канады. Поэтому в 2008 году мы приняли согласованное решение о приостановке работ по реализации проекта. Сейчас проект межгосударственного казахстанско-канадского соглашения находится на согласовании в государственных органах Казахстана. По предварительному графику, ввод в эксплуатацию первой очереди конверсионного производства запланирован на 2016 год, выход на проектную мощность – на 2018 год.

– На каком этапе находится проект по производству топливных сборок с французской Areva?

– В конце 2010 года Areva успешно сертифицировала топливные таблетки АО «УМЗ» для дальнейшего их использования в производстве конечного продукта – ТВС. В настоящее время выполняются работы и корпоративные процедуры, направленные на создание совместного производственного предприятия, которое будет выпускать ТВС. Строительство завода планируется осуществить в 2011–2014 годы. Выпуск первой продукции ожидается в 2015 году.

– Определился ли «Казатомпром» с партнером по обогащению? Если да, то на каких условиях компания покупает акции Уральского электрохимического комбината (УЭХК) и получит ли она в результате доступ к технологии обогащения?

– Для получения гарантированного доступа к услугам по обогащению урана мы, совместно с российским ОАО «Техснабэкспорт», создали на паритетных началах ЗАО «Центр по обогащению урана» (ЦОУ). «Каз-атомпром», участвуя в проекте, изначально не ставил задачи получить доступ к технологии центрифужного обогащения. Основная цель – получение гарантированного доступа к услугам по обогащению урана.
Что касается акций УЭХК, то в настоящее время проводится независимая оценка предприятия, по завершении которой стороны приступят к согласованию условий сделки – вхождения ЗАО «ЦОУ» в разделительное предприятие ОАО «УЭХК».

– А что с Объединенной компанией с «Росатомом»? Истории проекта – больше трех лет, и россияне время от времени заявляют, что теряют к нему интерес.

– План мероприятий по созданию Объединенной компании был подписан в ноябре 2010 года Министерством индустрии и новых технологий РК и ГК «Росатом». Сейчас в рамках подписанного документа стороны проводят работу по согласованию концепции создания Объединенной компании, оценке ее экономической эффективности, а также по определению перечня активов, передаваемых в уставный капитал Объединенной компании.

– Представитель китайской компании CNNC, недавно успешно сертифицировавшей порошки УМЗ, говорил «Къ», что объемы коммерческих поставок из Казахстана зависят от того, каковы будут объемы добычи казахстанско-китайских СП, а также увязывал этот вопрос с началом работ на месторождении Жаппак. Какие договоренности достигнуты в ходе последних официальных визитов – Назарбаева в Пекин и Ху Цзиньтао в Астану? В частности, о каком сроке шла речь, когда президент РК объявил, что Казахстан поставит в Китай 55 тыс. тонн урана?

– Китай заинтересован в развитии долгосрочного сотрудничества с Казахстаном в области совместной добычи и поставки природного урана. Взамен участия китайской стороны в совместных добычных проектах, «Казатомпромом» достигнута договоренность о поставках в Китай продуктов более высокой степени переработки урана – компонентов ядерного топлива (порошков диоксида урана и топливных таблеток диоксида урана). В 2010 году продукция нашего дочернего предприятия – АО «УМЗ» успешно прошла сертификацию для китайского рынка. Следующий этап – поставка готового ядерного топлива, то есть топливных сборок.
В ходе последнего визита г-на Ху Цзиньтао в Республику Казахстан подписано соглашение, предусматривающее активизацию работ, совместно с китайскими партнерами, по решению вопросов поставки казахстанского топлива в Китай.

– Добыча уранового сырья в Казахстане ежегодно растет, и высказывалось опасение, в том числе, и со стороны правительства, что в течение 70–80 лет Казахстан может исчерпать свои запасы.

– По прогнозам, период развития ядерной энергетики на тепловых нейтронах завершится к 60-м годам 21 века (спрос на уран обусловлен его использованием в реакторах на тепловых нейтронах). Когда реакторы на тепловых нейтронах будут вытесняться бридерными, а затем – термоядерными, востребованность в природном уране начнет быстро снижаться.
Наша задача – спланировать производство так, чтобы имеющиеся ресурсы использовались максимально эффективно. На это и нацелена разработанная нами Стратегия развития урановой отрасли Казахстана. Создание ЯТЦ позволит диверсифицировать каналы сбыта урана и может увеличить динамику наращивания добычи.

– Проекты «Казатомпрома» требуют огромных инвестиций. Планируется ли выход на IPO, в частности, народное?

– Как вы знаете, вывести на «народное IPO» планируется практически все крупные компании, курируемые фондом «Самрук-Казына». «Казатомпром» находится во втором эшелоне национальных компаний, выход которых на «народное IPO» планируется в 2014–2015 годах.
В настоящее время компания проходит процедуру IPO-диагностики, которая определит степень ее готовности и укажет на недостатки, которые необходимо устранить в прддверие такого выхода. Диагностика проводится международными и отечественными финансовыми консультантами, отобранными Фондом.

– Отражается на «Казатомпроме и его планах радиофобия, усилившаяся в мире после аварии на Фукусиме? Изменились ли стратегические планы основных его торговых партнеров?

– Что касается маркетинговой политики компании, можно с уверенностью сказать, что в среднесрочной перспективе мы существенных изменений не ожидаем. Мы продаем уран по долгосрочным контрактам – в целях изготовления топлива для реакторов, действующих по всему миру. Для повышения устойчивости своих позиций «Казатомпром» планирует увеличение объемов продаж на рынках Америки и Европы. Мы имеем диверсифицированный портфель контрактов, а также солидный опыт работы, позволяющий нам правильно реагировать на все вызовы, возникающие на фоне последних событий. 50–60% в ценовых механизмах контрактов «Казатомпрома» – фиксированная составляющая, не зависящая от конъюнктуры рынка, поэтому существенных угроз для исполнения планов компании – нет.

– И все-таки, до японской трагедии считалось, что к 2030 году количество АЭС в мире увеличится вдвое, были озвучены планы строительства более 500 новых реакторов, следствием чего мог стать двукратный рост потребления урана. Сейчас же европейские страны одна за другой отказываются от развития атомной энергетики.

– Думаю, здесь на вопрос надо смотреть шире – в состоянии ли человечество развиваться без атомной энергетики? К 2020 году ожидается рост численности населения планеты с нынешних 6,7 млрд (по итогам 2009 года) до 7,5 млрд, что приведет к увеличению мирового энергопотребления в 2 раза, и в 1,5 раза возрастет спрос на электроэнергию.

Действительно, из-за аварии на Фукусиме темпы развития атомной энергетики могут несколько замедлиться. По нашим расчетам, в кратко– и среднесрочной перспективе потребление урана на 5–10% сократится. Однако, по оценкам экспертов, рынок урана останется растущим рынком, вполне благоприятным для поставщиков, имеющих достаточно рентабельный источник урана.

Сегодня следует ожидать пересмотра критериев безопасности и оценки вызовов, стоящих перед участниками процессов, идущих в атомной отрасли. Трагические события в Японии станут очень важным уроком, но не причиной, чтобы сворачивать планы и отказываться от атомной энергетики. Мы же имеем долгосрочные контракты, в основном, с потребителями из стран, которые не собираются отказываться от развития ядерной энергетики.

– В связи с ограничением экспорта редкоземельных (РЗМ) и редких (РМ) металлов из Китая, «Казатомпром» получает неплохие шансы в этой сфере. На каком этапе находятся казахстанско-японские проекты по РЗМ, так активно начатые года два назад? Почему Toshiba решила сосредоточиться только на РМ, хотя вначале планы были другими? Какова в целом ресурсная база РЗМ и РМ в Казахстане?

– По итогам визита в Японию в июне 2008 года глава государства поручил «Казатомпрому» создать с японскими компаниями совместное предприятие по выпуску продукции на основе редких и редкоземельных металлов. Для этого был изменен устав компании и расширен ее статус как национального оператора РК по редким и редкоземельным металлам. Также была создана рабочая группа по изучению возможности производства РМ и РЗМ в Казахстане.
Выбор был сделан в пользу двух основных стратегических партнеров «Казатомпрома», с которыми компания уже имела опыт сотрудничества в урановой отрасли – Toshiba и Sumitomo. Во избежание пересечения интересов двух потенциальных СП, а также учитывая основные направления деятельности и производственные особенности двух потенциальных японских партнеров, было принято решение об условном разделении сфер деятельности: с Toshiba – РМ, с Sumitomo – РЗМ. При этом в рамках сотрудничества с Toshiba также рассматривается возможность извлечения РЗМ из урановых продуктивных растворов.
В апреле 2010 года совместно с Sumitomo Corp. было создано СП «SARECO» – с целью приобретения и получения РЗМ-соединений и металлов из потенциальных сырьевых источников, включая техногенные минеральные образования и минеральные месторождения РЗМ, а также экспорта и реализации произведенной продукции. В настоящее время SARECO ведет прединвестиционную деятельность по первому этапу своего развития – проекту экстракции РЗМ из техногенных образований, в числе которых – хвостохранилище бывшего ПГХК в г. Актау. Проектная мощность – 1500 тонн суммы оксидов РЗМ в год. Планируемый запуск производства – начало 2012 года.
Вторым этапом в развитии СП станет поиск стратегических источников РЗМ-сырья – месторождений, пригодных для промышленной разработки на территории РК и ближнего зарубежья. На базе выбранного месторождения планируется строительство завода. Вся произведенная SARECO продукция будет экспортироваться, в первую очередь, на рынки Японии и Европы.
Кроме того, сейчас на финальном этапе находится создание СП с Toshiba (планируемые сроки государственной регистрации – август 2011 года). Предполагается, что в течение первых двух лет будет разработано комплексное ТЭО извлечения и глубокой переработки РМ и РЗМ, а также экономической эффективности и целесообразности создания новых высокотехнологичных и наукоемких производств на основе РМ и РЗМ на территории Казахстана.
Что касается ресурсной базы, то постоянно ведутся ее поиски. В частности, запланировано проведение исследований по возможности извлечения РЗМ из продуктивных растворов выщелачивания урана, а также геологоразведка и доразведка наиболее перспективных природных месторождений Казахстана.

– Насколько мне известно, в межправительственном соглашении, заключенном недавно с Германией, особое внимание уделяется сотрудничеству в области РЗМ. Расскажите об этом подробнее. С кем еще Казахстан сотрудничает или намерен сотрудничать по РЗМ и РМ?

– Пока соглашений в области РМ и РЗМ, подписанных с немецкими компаниями, у «Казатомпрома» нет. Но политические и деловые круги Германии высказывают интерес к тесному сотрудничеству в сфере энергетики и сырьевых ресурсов, причем, действительно, основное внимание с недавнего времени уделяется возможности получения доступа к казахстанским запасам редких и редкоземельных элементов.

Производителем продукции на основе таких редких металлов, как бериллий, тантал и ниобий, является наше дочернее предприятие УМЗ. При этом круг наших партнеров и потребителей этой продукции охватывает крупнейшие региональные рынки, включая Европу, США, Японию, Китай и т. д.

Также имеются многолетние научно-исследовательские наработки и у ряда других дочерних компаний «Казатомпрома», так что в ближайшие годы наша компания планирует выйти на мировой рынок РЗМ. Предложения по совместной реализации новых РЗМ-проектов поступают от Японии, Кореи, стран ЕС и так далее. Мы открыты для прямых переговоров со всеми потенциальными партнерами и потребителям в сфере РМ и РЗМ.

Что касается научной деятельности, то буквально в апреле между «Казатомпромом» и Коммисариатом по атомной энергии Франции (CEA) был подписан Меморандум о намерениях по созданию совместной научно-исследовательской лаборатории по развитию технологий, связанных с возобновляемой и альтернативной энергетикой. При этом исследования будут проводиться с редкими и редкоземельными металлами, которые могут широко применяться в технологиях, связанных с созданием новых источников энергии.

– Кстати, об альтернативной энергетике. Как показали себя ваши энергетические комплексы на основе ветровой и солнечной энергии в Акмолинской области? Во сколько это обошлось и какова себестоимость этой электроэнергии? Вы еще обещали наладить серийное производство ветроэнергетических установок на АО «Машзавод». Действительно ли, как сложилось впечатление из пресс-релизов, основным партнером «Казатомпрома» в этой сфере является Китай?


– Энергетические комплексы, установленные нами – это казахстанское ноу-хау. Комплексы созданы на основе «Ветровой роторной турбины Болотова» – уникальной разработки известного казахстанского ученого, доктора технических наук, академика Альберта Болотова. «Виндротор Болотова» не имеет аналогов в мире – его коэффициент установленной мощности доходит до 43%.

Строительство ветроэнергетических установок является частью разрабатываемой в АО «НАК «Казатомпром» широкомасштабной программы развития в Казахстане альтернативной «зеленой» энергетики и включения ее в энергобаланс страны в рамках ПФИИР. Сейчас на различных объектах страны установлены и эксплуатируются около 40 виндроторов Болотова мощностью 3,2–6,5 кВт. Один из них уже больше года без перебоев работает в «зеленом поясе» столицы.

И мы действительно планируем наладить серийное производство ветроустановок на усть-каменогорском АО «Машзавод», входящем в состав «Казатомпрома». Работу ведет наше дочернее предприятие ТОО «Экоэнергомаш», которое возглавляет автор установки – Альберт Болотов.
Маркетинг продукции будущего производства не ограничивается Казахстаном. Мы сотрудничаем с Россией и, в перспективе, планируем выйти на широкий международный рынок. В числе партнеров, вполне возможно, будет и Китай.

Кроме того, в начале 2011 года мы приступили к реализации проекта «Астана солар», в рамках которого планируем запустить производство фотоэлектрических модулей на основе казахстанского кремния KAZ-PV. Мы построим два самых современных завода. Подготовкой сырья – очисткой металлургического кремния до солнечного качества – будет заниматься завод в г. Усть-Каменогорске. А производство самих солнечных батарей будет производиться на заводе в Астане. Запустить производство планируется к концу 2012 года.

– Планы у «Казатомпрома» вполне наполеоновские – обеспечить себе место на рынке, по определению принадлежащее постиндустриальным, высокотехнологичным странам (ну, или державам типа России и Китая). Есть ли у Казахстана кадры, способные эти планы осуществить?

– «Казатомпром» ставит перед собой задачу трансферта не только технологий, но и лучшего мирового опыта, знаний и практики. У нас есть специализированный центр по подготовке и переподготовке высококвалифицированных кадров – Казахстанский ядерный университет, со специальными и индивидуальными программами обучения для работников национальной атомной компании.
Кроме того, мы с Коммисариатом по атомной энергии Франции в ближайшее время планируем начать подготовку казахстанских специалистов для работы по новым проектам в сфере возобновляемых источников энергии.

Что касается смены, то у «Каз-атомпрома» – давние традиции сотрудничества с Республиканской специализированной физико-математической средней школой-интернатом (РСФМСШИ) имени О. Жаутыкова. В 2011 году 15-ти выпускникам этой школы выделены образовательные гранты на обучение в Московском инженерно-физическом институте (МИФИ); 5 выпускников – при поддержке национальной атомной компании – стали студентами Томского политехнического университета. Все эти ребята будут получать от «Казатомпрома» ежемесячную стипендию, проходить у нас производственную практику, а после окончания вуза – станут сотрудниками компании.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif