nedvijimost-v-krizis.png

2683 просмотра
2683 просмотра

«Каждый мало-мальски уважающий себя оператор считает, что у него должен быть тариф, в котором есть скорость 100 мегабит»

Цена входа на Интернет-рынок Казахстана измеряется сотнями миллионов долларов. Но малоконкурентный рынок представляет интерес для крупных международных операторов связи – есть резервы роста скоростей и покрытия. О казахстанском проводном Интернете «Къ» рассказал директор ТОО «СА-Телком» (ТМ Beeline) Виктор Грибан.

«Каждый мало-мальски уважающий себя оператор считает, что у него должен быть тариф, в котором есть скорость 100 мегабит»

«Каждый мало-мальски уважающий себя оператор считает, что у него должен быть тариф, в котором есть скорость 100 мегабит»
Цена входа на Интернет-рынок Казахстана измеряется сотнями миллионов долларов. Но малоконкурентный рынок представляет интерес для крупных международных операторов связи – есть резервы роста скоростей и покрытия. О казахстанском проводном Интернете «Къ» рассказал директор ТОО «СА-Телком» (ТМ Beeline) Виктор Грибан.


– Виктор, Вы говорили, что у Вас уже сложилось мнение о казахстанском Интернете. Какое?

– Общее впечатление – очень перспективное направление. Но при этом из-за обширной территории страны, расстояний между городами и низкой плотности населения Интернет развивать здесь непросто. В отличие от других стран, где я работал, Интернет в Казахстане обладает меньшей пропускной способностью, меньшей скоростью, даже если сравнивать с другими странами СНГ (я не беру в расчет более мелкие азиатские государства, там и экономическая, и политическая ситуация другая). Конкуренция тут меньше, но в то же время, чтобы зайти на этот рынок, нужны достаточно большие инвестиции.
Для Казахстана характерна еще и разная стоимость Интернета в зависимости от региона, чего в большинстве стран уже не существует – как правило, стоимость доступа в Интернет у одного оператора в каждом городе одинакова. Как вы знаете, с июля месяца ситуация немного поменялась, «Казахтелеком» постарался выравнять тарифы по Казахстану, это первый шаг к тому, чтобы Интернет стоил одинаково в каждом городе.
В двух словах: для меня на сегодняшний день казахстанский Интернет – это Интернет, требующий дальнейшего развития скоростных показателей и увеличения территориального присутствия.

– Насколько скорости и пропускные способности сети Интернет в Казахстане меньше в сравнении с соседями по СНГ?

– Могу сказать на примере Украины и западной части России – там Интернет предоставляется на максимально возможных скоростях в рамках тех технологий, которые выб-рали операторы. По технологии ADSL – это до 8–24 Мбит/с, по FTTB – обязательно до
100 Мбит/с. Каждый мало-мальски уважающий себя оператор считает, что у него должен быть тариф, в котором есть скорость 100 мегабит. Это даже по умолчанию на рекламных носителях не пишется и считается лишним в продвижении, так же, как и утверждение, что «машина едет». В Казахстане же на меня произвело впечатление, когда я увидел кафешку: на большой наклейке написано «Интернет Wi-Fi 256 Кб/с». Что такое килобиты – я забыл уже достаточно давно.

– В чем основная причина того, что операторы в Казахстане не считают нужным предоставлять Интернет на максимальных скоростях?

– Я думаю, и они, и мы считаем это нужным. Но расстояния между городами в Казахстане составляют тысячи километ-ров. Это отличает Казахстан от европейской части России и, тем более, Украины, где города расположены плотно и где для того, чтобы построить сеть между городами, требуются гораздо меньшие инвестиции. Поэтому на Украине у каждого более-менее крупного оператора есть своя оптика между городами, есть своя сеть международных каналов, простирающаяся до Франкфурта, российских городов. Это позволяет гораздо меньшими усилиями создавать услуги с низкой себестоимостью и сконцентрироваться на вопросах скоростей. Себестоимость Интернета в Казахстане отличается от его себестоимости в других странах бывшего СССР в сотни раз. Большой канал дает большие возможности для абонентов. Однако положительные эмоции, которые дает такой канал для абонента, выливаются в затраты для оператора, делающие Интернет дорогим для абонента, если его тарифицировать как следует, или неприбыльным для оператора, если его соответствующим образом не тарифицировать. Поэтому, если честно, операторы в Казахстане очень осторожничают.

– Но качество и скорости Интернета даже внутри крупных городов тоже оставляют желать лучшего – к примеру, в Алматы и Астане…

– В крупных городах, в том числе в Алматы, когда мы прокладываем кабель, в дом мы заходим четвертыми по порядку провайдерами. В Украине Beeline заходит в дом уже одиннадцатым. Причем, хотя мы заходим четвертыми, но мы, наверное, первые и единственные, кто заключает договоры и платит за размещение оборудования и кабеля непосредственно КСК и домоуправляющим компаниям в Казахстане. Все это говорит о незрелости рынка.
По поводу перебоев – здесь у каждого оператора, конечно, своя история. У других операторов нестабильная работа Интернета вызвана перегрузкой сети, несоответствием числа абонентов ее скорости и пропускной способности. Всегда есть разрывы кабеля, непогода, отключения электричества и так далее.
Я бы не сказал, что количество аварийных ситуаций, которые происходят в городах Казахстана, существенно отличается от любой другой страны. Другой вопрос – как компания реагирует на аварийные ситуации, это вопрос отстроенных внутри компании бизнес-процессов. Мы только начинаем этот бизнес по-серьезному, но уже в ближайшее время оборудуем все узлы аккумуляторами, которые позволят оставаться на связи, если в районе отключат электричество. Мы также обязательно везде закольцуем сеть, хотя пока есть специфика доступа в кабельную канализацию.
Второй вопрос – это определенная культура, которую мы поддерживаем, но которая не всегда применима, и я не слышал пока, что она характерна для Казахстана. Это компенсационные выплаты абонентам, полагающиеся им по договору во время крупных аварий на подстанциях или в случае, если произошло повреждение кабеля…

– Помимо больших расстояний и больших инвестиций, какие еще сложности стоят на пути развития казахстанского Интернета?

– Исторически в Казахстане есть один большой оператор, который строился еще в советское время и, запуская такой продукт, как «Мегалайн», ему не надо было вкладывать много инвестиций и проводить много строительных работ на территории жилого фонда. Заходя в дом, они используют тот же кабель, который был давно проложен, и так далее.
Мы сейчас предлагаем строительство «Оптика в каждый дом», и я столкнулся с тем, что законодательство на уровне городов, акиматов не совсем готово к такому виду модернизации жилья. Когда наша компания приходит в дом, иногда – первой, иногда – четвертой, и говорит – мы хотим разместить оборудование для услуг связи и хотим заключить договор, то нас спрашивают: «Какой договор? Как вы будете размещать, как разграничить ответственность между КСК и оператором связи? Как компенсировать строительные работы и возможный ущерб от них?» Все эти вопросы нашими договорами определяются, но к этому местные власти еще не готовы, для них это что-то новое, чего не было раньше. В каждом городе – своя история, куда бежать, чтобы получить разрешение: где-то – в акимат, где-то – в КСК. В некоторых городах вообще не существует массово организаций управления конкретными домами, и найти законное право разместить там оборудование крайне тяжело.
В Алматы была ситуация, когда мы подписали договор с КСК, но не уведомили должным образом жильцов дома, которые начали писать жалобы в компанию. Потом сменился руководитель КСК, и договор с нами был аннулирован. Таким образом, КСК стал на защиту меньшей части жильцов, которые не хотят, и проигнорировал желание большей части. Этот вопрос очень сложный. Все это – дополнительные издержки и сложности. Конечно, все приходит с опытом, вторыми заходить в дом уже гораздо легче. Никаких других особенных препятствий для развития Интернета в стране я не вижу.

– Какие пороговые инвестиции нужны новичку, чтобы войти на казахстанский рынок интернет-услуг?

– Так как на территории Казахстана существует немного операторов и у всех, кроме одного, доля рынка – около 10%, то на самом деле сейчас можно существовать и с небольшой долей. Но в перспективе, я думаю, в любом случае останутся те операторы, у которых доля рынка будет существенно выше, чем 10%. Точную сумму инвестиций не назову – каждый считает по-разному, тем более что у всех операторов разные стартовые площадки, оценить строительство с нуля тяжело, это зависит от уровня технологий. Наши инвестиции в Интернет имеют добавочный характер, мы используем уже существующую инфраструктуру. И все же, однозначно, для новичка инвестиции измеряются сотнями миллионов долларов.

– Раскрывалась информация, что с конца 2009 года «Билайн» инвестировал в строительство сетей FTTB в стране $35–40 млн. В ближайшие год-два инвестиции будут резко расти?

– Расти в разы они не будут, скорее всего, мы вложим еще столько же. Дело в том, что на текущий момент половину своих планов по покрытию в количественных показателях «Билайн» осуществил. Понятно, что это – основные крупные города. До конца года мы собираемся покрыть 16–17 городов. Пока мы присутствуем в 7 городах, но в них, оценочно, находится половина всех домов Казахстана. По итогам первого квартала 2011 года, мы покрыли порядка 15,4 тыс. домохозяйств.
В Алматы мы приступили к подключению последних, еще не подключенных районов. Вообще при планировании 100%-го покрытия получается примерно 90%-е покрытие – по причине согласований или просто невозможности проложить кабель в некоторые дома. Месяц назад мы приступили к устранению в городе «белых пятен», чтобы подключить изначально «выпавшие» из сети дома, к концу года мы планируем сделать 100%-е покрытие Алматы. В 2012–2013 годах мы будем доподключать отдельные дома в городах присутствия.

– Какая доля рынка в FTTB у «Билайн» сейчас, и к какой доле вы стремитесь?

– По последним опубликованным данным, у нас около 20 тыс. абонентов, это гораздо меньше, чем 10%, если учитывать весь рынок – и ADSL и FTTB. Если говорить только о FTTB, то у нас примерно сопоставимые доли с «Казахтелекомом», предоставляющим услугу ID-net. Наша задача – чтобы по истечении 5–6 лет каждая вторая-треться квартира в тех домах, которые мы подключим, имела бы Интернет от Beeline. Это 30–50% от жилого фонда, в который мы попадем. Какая это будет доля рынка в целом по стране – непонятно. Если говорить об Украине, то там мы охватываем, в зависимости от региона, до 100% компактных микрорайонов многоэтажек, это около половины всего жилого фонда города. Там у нас проникновение – до 50% всех подключенных к Интернету домохозяйств. Если учитывать весь рынок и жилой фонд, где еще нет нашего покрытия, то мы занимаем существенно более низкую долю.
Давайте тогда говорить так: мы планируем занять в Казахстане на рынке проводного Интернета долю в 25–30%, но это будет явно второе место в общем зачете.

– По данным СМИ, во время работы в Украине вам удалось добиться хороших результатов. Что вы сделали для этого? Строили сети?

– Резкий прирост абонентов был спровоцирован не столько агрессивным строительством сети, сколько умением компании продавать свою услугу. С другой стороны, услуга соответствует тому, что мы обещаем абоненту.
Понятно, что мы не вышли на рынок с предложением премиум-класса – ведь не все могут ездить на «Лексусе» ... пример неудачный для Алматы… здесь почти все на них ездят… (смеется). Скажем так: не все могут ездить на «Мазератти». По цене и сервису мы соответствуем нормам рынка, у нас достаточно яркий бренд. «Киевстар» с прошлого года стал больше вкладывать в сервис, и в Украине он уже позиционируется как некий премиальный бренд на рынке. В итоге рецепт Интернета от Beeline – это нормальный продукт и умение донести его до конечного потребителя. Ну и, конечно, нужно быстро и много «включать».

– На какое предложение Beeline делает ставку в Казахстане?

– В Казахстане мы двигаемся аналогичным способом – у нас цена чуть ниже рыночной, или похожа на рыночную, при этом скоростные показатели лучше. У нас, в любом случае, есть до 100 Мб/с, поэтому мы себя позиционируем как оператор более быстрый, чем многие другие игроки на рынке. Это заложено в том числе и в технологии самой сети. Не зря многие игроки переходят на FTTB, потому что технологии медного кабеля имеют ограничения по скорости. Ну, еще пару раз увеличить скорость, и оператор упирается в технические параметры сети, а что делать дальше – в любом случае, придется строить такую сеть, которая уже на сегодняшний день будет давать 100 мегабит каждому абоненту.

– Такой, в общем-то, небольшой игрок на рынке Интернет, как Digital TV, сумел предоставить услугу безлимитного мобильного Интернета через USB-модем, и люди в I квартале стояли в очереди за этими модемами. Мобильный Интернет стал серьезным конкурентом проводному?

– В отличие от GSM, тот же WiMAX – это, так сказать, мобильная версия Интернета фиксированного. Поэтому я бы не стал называть Интернет от Digital TV мобильным в понимании аналогичного с сотовой сетью покрытием. Это – другая технология. Очень хорошая, но другая.
Если же говорить именно о мобильном Интернете, то мировая практика говорит о том, что проводной домашний Интернет никогда не может быть заменен мобильным Интернетом с любой скоростью, и наоборот. В крайнем случае, доступа в Интернет в доме будет два – один, чтобы бегать, а второй – чтобы сидеть и смотреть все в онлайн. Но, я думаю, лучше заплатить 2000 тенге и, не напрягаясь, скачать гигабайт по проводному Интернету. Сидя дома, не надо платить 3500 тенге, чтобы быть еще более мобильным.
У мобильного Интернета по определению нет цели качать тяжелый контент – он удобен, чтобы проверить почту, быстро получить нужную информацию. USB-модемы – это, по сути, продукты-субституты, они могут временно конкурировать с проводным Интернетом, пока скорости сопоставимы.

– Вы сказали, что можете хорошо продавать Интернет. Будет агрессивная маркетинговая программа?

– Я не думаю, что реклама будет чем-то существенно отличаться. Чтобы убедить абонента подключиться к Интернету, надо объяснить ему его преимущества – если это переключение с другого оператора, или объяснить, что это ему даст, – если абонент еще не пользуется Интернетом. Реклама работает только в том случае, если на рынке есть сложившееся мнение, что Интернет этой компании – быстрый и недорогой, поэтому здесь нужно разговаривать с каждым абонентом, заходить в каждый дом – объяснять и продавать.

– Как вы думаете, маркетинговая активность «Казахтелекома» будет расти?

– Она уже выросла. Компания понимает, что она больше не одна на этом рынке. Чтобы конкурировать, необходимо развиваться дальше, улучшать сервис. Я думаю, что наше развитие на рынке интернет-услуг существенно отразится на абонентах Казахстана, причем самым положительным образом, независимо от того, какого оператора они выберут.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif