1266 просмотров
1266 просмотров

Аналог «золотого стандарта»

Еще в мае глава МВФ Доминик Стросс-Кан заявил о возможности появления на мировом валютном рынке новой альтернативы американскому доллару. Россия и Китай уже давно поднимают вопрос о замене доллара так называемыми специальными правами требования (SDR), внутренней расчетной единицей МВФ, на что экс-глава фонда заметил, что предпосылок отвергать эти предложения нет.

Аналог «золотого стандарта»

Аналог «золотого стандарта»
Еще в мае глава МВФ Доминик Стросс-Кан заявил о возможности появления на мировом валютном рынке новой альтернативы американскому доллару. Россия и Китай уже давно поднимают вопрос о замене доллара так называемыми специальными правами требования (SDR), внутренней расчетной единицей МВФ, на что экс-глава фонда заметил, что предпосылок отвергать эти предложения нет.

Перспективы SDR как универсального платежного средства разнятся. Кто-то считает, что рано или поздно произойдет смещение доллара как основной валютной единицы, другие полагают, что в сложное посткризисное время переход на новое платежное средство может вызвать обвал всей мировой валютной конъюнктуры, третьи сходятся во мнении, что получить добро США на добровольный отказ от долларовой гегемонии невозможно. МВФ уже задействовал этот инструмент, но вероятны проблемы с определением страны и банка-эмитента новых денежных знаков или их аналогов, а это вызовет бурю дискуссий. Более того, Штаты не станут поддерживать доводы в пользу SDR по вполне объективным причинам. Президент США уже заявлял о том, что нет нужды заменять доллар, поскольку «американская экономика по-прежнему остается самой сильной и надежной в мире». К тому же консультации и переговоры крупнейших стран по этому вопросу могут затянуться на долгие годы.

В прошлом году Китай уже выступил с предложением увеличить количество валют, составляющих корзину SDR, посредством включения новых национальных валют крупных региональных экономик, а также вывести расчеты в SDR за пределы бухгалтерской циркуляции. Официальный Пекин опасается, что резервы Китая сильно зависят от «настроения» ФРС. Однако замена доллара на SDR именно в том виде, в каком существует инструмент МВФ, картины не изменит. SDR характеризуется примерно теми же рисками, что и американская валюта, к тому же валютная корреляция SDR к доллару отражает соотношение почти 1 к 1. Дублирующая роль SDR, которую он играет сейчас, не позволяет единице отчетности МВФ оторваться от зависимости от валютных колебаний.

Позиции евро не так прочны, как кажется. Курс евро к доллару примерно 1/1,4. Его изменение обусловлено, в большей степени, результатом снижения курса доллара, а экономическая ситуация в Греции, Ирландии и прочих «проблемных» странах Евросоюза может отразиться как на падении европейских фондовых индексов, так и на падении курса евро по отношению к другим валютам.
Юань все еще жестко администрируется властями Китая, и речь о его полной конвертируемости пока не идет. Китайская валюта крайне медленно, но верно, укрепляется по отношению к доллару. Переход юаня из категории «регулируемый» в «конвертируемый» произойдет при снятии административно-торговых барьеров и открытии доступа иностранного капитала к внутренним рынкам Поднебесной. Пойдет ли на это Пекин – другой вопрос.
Необходимо признать, что для свободного использования SDR нет развитой торговой инфраструктуры. Не продуманы механизмы, как частные и корпоративные лица будут осуществлять торговые расчеты по SDR, как на это отреагируют крупные национальные валютные регуляторы. Массовая циркуляция SDR потребует создания нового мирового Центробанка, что является угрозой национальному валютному суверенитету: будет ли данный регулятор в поле юрисдикции МВФ, и не станет ли он полностью или частично дублировать функции Всемирного банка? К тому же, расширение корзины SDR больше всего интересует крупные страны с развивающейся экономикой, такие, как БРИК. По всей вероятности, наиболее реальный сценарий – создание некоей мультивалютной системы, в которой будут представлены национальные денежные единицы крупнейших мировых экономик, включая также SDR. Данная система должна быть сбалансирована и представлять каждую валюту в равной степени.
То, что рано или поздно доллар уступит свои позиции, вопрос лишь времени. С 2000 по 2009 годы доля международных резервов в долларах сократилась с 71 до 62%, а доля евро за этот же период выросла с 24 до 27%.

Хотя на сегодняшний день в мире нет активов, ликвидность которых определяется SDR, и банки не ведут взаиморасчеты через эти права, полностью отметать SDR нельзя. Основной минус SDR – он не защищает от инфляционных рисков. Сама корзина SDR в ее нынешней форме хороша тем, что страхует участников от волатильности валютного рынка как вариант хеджирования, к сожалению, страны G8 и G20 не выработали единого принципа коррекции SDR к определенному уровню инфляции на примере тех же Маастрихтских соглашений.

Для того, чтобы SDR стал «мировой валютой», важно оторваться от корзины валют, так как в противном случае права будут играть роль дополнительного инструмента платежей к доллару. SDR должен стать единым унифицированным платежным средством для определения стоимости товаров и услуг и в международных расчетах. Как общепринятое средство государственного сбережения, SDR может решить проблемы отрицательных торговых балансов для стран со слабой экономикой, поскольку в противном случае в международной торговле валюты более развитых стран будут вытеснять «слабые валюты», что создаст уже имеющуюся картину – когда одна валюта доминирует в национальных резервах многих стран. Необходимо создать единое соглашение и единый регулятор, который либо определит SDR как общемировую валюту, принятую как национальную денежную единицу всеми государствами, и по которой центральные банки всех стран будут выполнять нормы резервирования, либо же привязать национальные валюты к SDR по определенному курсу, рассчитываемому, опять-таки, неким единым мировым регулятором SDR.

Корзина SDRSDR отражает ценность резервно-взвешенной корзины валют, состоящей из доллара США (41,9%), евро (37,4%), британского фунта (11,3%) и японской иены (9,4%). Состав корзины пересматривается каждые пять лет (в 2005 году 44% приходилось на доллар, 34% – на евро, 11% – на фунт, 11% – на иену). Китайский юань не входит в SDR, но G20 уже одобрила его включение в корзину валют.

SDRЭто средство было создано МВФ в 1969 году как дополнение к существующим резервным активам стран – членов фонда для преодоления парадокса Триффина в рамках Бреттон-Вудской валютной системы – противоречия между международным характером использования и национальной природой валют. Поскольку данные по SDR фигурируют лишь в бухгалтерской отчетности, при взаиморасчетах между странами отпадает необходимость обмена/оплаты требований другими активами.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif