2332 просмотра
2332 просмотра

«Кто в здравом уме будет захватывать компанию с долгами в $1,9 млрд?»

Прошло почти два года с момента, когда компания «Астана-Финанс» объявила о своем дефолте по внутренним и внешним обязательствам. Спустя год, а именно в марте 2010 года, объявлено, что компания ведет переговоры с фондом «Самрук-Казына» о возможности оказания ей финансовой помощи. После договоренности с госфондом Кинталь Исламов и некоторые зампреды покинули свои посты, а в компанию зашла новая команда топ-менеджеров, которая стала вести процесс реструктуризации. С этого времени компания работала в тесном сотрудничестве с Комитетом кредиторов, но пока урегулировать этот процесс так и не удалось. После долгой информационной паузы, о том, как развивалась компания на протяжении последних лет, реструктуризации долгов и ее бывшем руководстве, в интервью «Къ» согласился рассказать заместитель председателя правления АО «Астана-Финанс» Ерлан Манатаев.

«Кто в здравом уме будет захватывать компанию с долгами в $1,9 млрд?»

«Кто в здравом уме будет захватывать компанию с долгами в $1,9 млрд?»
Прошло почти два года с момента, когда компания «Астана-Финанс» объявила о своем дефолте по внутренним и внешним обязательствам. Спустя год, а именно в марте 2010 года, объявлено, что компания ведет переговоры с фондом «Самрук-Казына» о возможности оказания ей финансовой помощи. После договоренности с госфондом Кинталь Исламов и некоторые зампреды покинули свои посты, а в компанию зашла новая команда топ-менеджеров, которая стала вести процесс реструктуризации. С этого времени компания работала в тесном сотрудничестве с Комитетом кредиторов, но пока урегулировать этот процесс так и не удалось. После долгой информационной паузы, о том, как развивалась компания на протяжении последних лет, реструктуризации долгов и ее бывшем руководстве, в интервью «Къ» согласился рассказать заместитель председателя правления АО «Астана-Финанс» Ерлан Манатаев.



– Ерлан Ергалиевич, расскажите, пожалуйста, о процессе реструктуризации в «Астана-Финанс», о ее этапах, достижениях и дальнейших планах? За последние два года поступали лишь негативные новости и слухи относительно реструктуризации компании.


– Процесс реструктуризации обязательств стартовал в начале 2009 года, когда компания не смогла выплатить запланированные платежи по обязательствам на сумму порядка 10 млрд тенге – из-за проблем с ликвидностью и качеством активов. К тому же в 2010 году планировались выплаты на сумму порядка 67 млрд тенге при общей задолженности по внешним и внутренним облигациям на сумму порядка 213 млрд тенге, обслуживать данные обязательства компания не могла.

В ноябре 2009 года компания заключила предварительное соглашение об основных условиях реструктуризации (Term Sheet) с Комитетом кредиторов, в который входили 8 зарубежных представителей. Данное соглашение было предварительным и рекомендательным, так как, по аналогии с реструктуризацией казахстанских банков и международной практикой, для утверждения плана реструктуризации требовалось голосование кредиторов. С этим тоже были проблемы, так как, по законам Казахстана, такая возможность была только у банков. Казахстанские кредиторы не были согласны с предложениями компании. Учитывая все это, процесс реструктуризации зашел в тупик. Весной 2010 года со своих постов по собственному желанию уволились Кинталь Исламов, председатель совета директоров, и Эльмира Ибатуллина, председатель правления. К тому моменту, согласно аудированной финансовой отчетности, по результатам 2009 года 90% ссудного портфеля компании составляли проблемные кредиты, ссудный портфель за вычетом созданных провизий – 28 млрд тенге, общая сумма чистых активов основных дочерних организаций – 27 млрд тенге, независимый аудитор признал изъятие собственного капитала на 34 млрд тенге, как выдачу невозвратных займов аффилированным компаниям акционеров, компания признала убытки в размере 26 млрд тенге по сделкам с финансовыми деривативами, стоимость залогового обеспечения, по оценкам прежних лет, составляла 30% от общей суммы выданных кредитов, собственный капитал по группе – минус 165 млрд тенге. С таким качеством активов невозможно было возвращать деньги кредиторам на условиях, подписанных в ноябре 2009 года, где обещалось вернуть 268 млрд тенге до 2034 года.

Новый менеджмент был приглашен в мае 2010 года – для возобновления процесса реструктуризации и обеспечения стабильности деятельности холдинга.
Сегодня процесс реструктуризации идет по запланированному сценарию, но есть задержка – ввиду тщательного изучения финансовыми консультантами перспектив развития материнской и дочерних компаний в рамках подготовки независимого обзора бизнеса.

– Переговоры идут уже почти два года. Как в настоящее время настроены иностранные и внутренние кредиторы?

— Мы думаем, они настроены на достижение мирного решения по вопросу реструктуризации. Предполагаем, большинство из кредиторов по своей финансовой отчетности списали большую часть задолженности, учитывая, что компания больше 2 лет не обслуживает свои обязательства. К тому же, по мировой и казахстанской практике, возврат по процедуре банкротства ниже, чем при реструктуризации.
Подписанного соглашения с кредиторами нет, но кредиторы ждут, так как для них и компании реструктуризация долгов – более предпочтительный вариант, чем банкротство.
В марте вступили в силу изменения в законодательстве, которые позволяют провести реструктуризацию задолженности компании при условии, что 2/3 кредиторов поддержат план реструктуризации.


– С момента начала реструктуризации было подготовлено, как минимум, два плана, и Комитет кредиторов каждый раз не соглашался. Что в этом плане Вы можете предложить кредиторам?


– На самом деле мы сделали 4 предложения и множество вариантов для достижения консенсуса с кредиторами с учетом экономических реалий компании. Как мы уже сказали, после изучения состояния компании стало ясно, что условия, обсуждаемые ранее, были невыполнимы. Поэтому мы разработали другие варианты реструктуризации, с учетом реальных возможностей компании, с разными подходами к возврату активов по срокам и суммам. Как я уже говорил, компания делала 4 предложения зарубежным кредиторам в июне, сентябре, октябре и декабре 2010 года, с возвратом от 11 до 22% по номиналу от долга, включая разные инструменты по возврату – единовременные выплаты, новые долговые бумаги, recovery notes, акции компании. Местным кредиторам мы предлагали рассмотреть возврат от 70 до 100%. Кредиторам даже предлагалось рассмотреть вариант передачи 100% акций компании. Все наши предложения есть в Интернете и на сайте компании. Зарубежные кредиторы данные предложения не приняли, так как считали, что это – меньше, чем было предложено ранее, в 2009 году (35% в приведенной стоимости), и что «Самрук-Казына» должен обеспечить им возврат или значительные вливания в компанию по аналогии с банками. В последний раз в декабре в Лондоне мы предложили кредиторам самим определить, какие варианты они предпочитают, учитывая возможности компании, после чего кредиторы попросили провести их детальное изучение. Мы планируем возобновить переговоры, как только финансовые консультанты закончат эту работу.

– Но вроде бы «Самрук-Казына» не давал никаких обязательств и даже публично не заявлял о своих планах относительно АФ?!

– Государство, госорганы и фонд «Самрук-Казына» не предоставляли никаких юридически значимых гарантий за компанию, поэтому предъявление к ним каких-либо требований, связанных с просрочкой обязательств компании, было бы несостоятельным.

– Но вы даже привлекли консультанта по реструктуризации из «Самрук-Казына», которая вела процессы реструктуризации в «БТА», «АльянсБанке» и «Темiрбанке», – Марсию Фавале-Тартер.

– Да, решением cовета директоров Марсия Фавале-Тартер привлечена для консультирования по процессу реструктуризации, учитывая ее опыт в участии в процессе реструктуризации казахстанских банков.


– Означает ли это, что реструктуризация закончится быстрее? Ранее руководство «Астаны-Финанс» планировало завершить переговоры с Комитетом кредиторов в I квартале этого года. Как сейчас обстоят дела со сроками?


– Мы ориентируемся на май – июнь, но сейчас сложно прогнозировать сроки. Как вы знаете, недавно создана специализированная компания по управлению банковскими активами «Самрук-Казына». Наверное, им передадут в управление акции «Астаны-Финанс», которые принадлежат госфонду (порядка 5%). Если передадут, то им надо будет изучить ситуацию и сценарии развития.

– Ерлан Ергалиевич, почему было принято решение освободить г-на Исламова от занимаемой должности?

– Как уже было сказано, по решению общего собрания акционеров (большинство фирм акционеров, владеющих 58,9% от общего количества голосующих акций, контролировались К. Исламовым), он добровольно покинул свою должность. О незаинтересованности частных акционеров в дальнейшей судьбе компании и успешной реализации планов по реструктуризации говорит и тот факт, что данные частные акционеры компании готовы были отдать кредиторам все свои акции (они подписали соответствующие документы). Данные фирмы до сих пор владеют этими акциями, то есть никто не забирал у него компанию. К тому же, компании, которые связаны с «Самрук-Казына», это пенсионные фонды «ҰларҮміт» и «БТА Казахстан», они стали акционерами «Астаны-Финанс» (совокупно они владеют голосующими акциями) не по своей воле, а по вине «Астаны-Финанс», которая не смогла выплатить фиксированные дивиденды по привилегированным акциям и данные акции стали голосующими.

– Многие вообще считают вход фонда «Самрук-Казына» в «Астаны-Финанс» чуть ли не рейдерским захватом…

– Кто в здравом уме будет захватывать компанию с долгами в $1,9 млрд, отрицательным собственным капиталом в $1,3 млрд? На финансовом языке, чтобы кто-то купил/забрал компанию в таком состоянии, ему еще надо доплатить за это порядка $1,3 млрд. «Самрук-Казына» старался помочь, взяв в доверительное управление дочерние финансовые организации, чтобы они не лишились своих лицензий, участвовал в переговорах с кредиторами, содействовал в подготовке изменений в законодательстве, которые позволят компании провести утверждение плана реструктуризации большинством голосов кредиторов (2/3). Данные изменения были приняты в марте 2011 года. Основная причина, почему «Самрук-Казына» занимался реструктуризацией – это минимизация негативного влияния на казахстанские финансовые институты, включая пенсионные фонды. Также было обращение иностранных инвесторов к правительству Казахстана – обратить внимание на ситуацию с «Астана-Финанс», как уже было озвучено в прессе, в лице американского хедж-фонда OppenheimerFunds. Фонд даже угрожал правительству международными судебными разбирательствами.

– Не из-за этого ли, по слухам, «Самрук-Казына» намерен отказаться от «Астана-Финанс» и предлагал бывшему акционеру К. Исламову вернуть компанию?

– «Самрук-Казына» никогда не забирал компанию у К. Исламова, она до сих пор принадлежит фирмам, подконтрольным ему.

– Отразилась ли ситуация с бывшим акционером на проведении процесса реструктуризации и доверии кредиторов?

– Я думаю, это создало озабоченность кредиторов и снизило доверие к компании, учитывая, что при К. Исламове привлекались займы и предлагался план реструктуризации в 2009 году, который был невыполним.


– Поддерживаете ли Вы отношения с бывшим акционером компании?


– Исламов не принимает участия в управлении компанией, так как был освобожден от должности председателя СД. Компания не поддерживает отношения с К. Исламовым.


– Согласно одному из пунк-тов плана реструктуризации, отмечалось, что компания планирует продажу активов, ранее принадлежавших
К. Исламову, реализованы ли данные активы?


– Компания не может, даже если захочет, заниматься продажей активов, принадлежащих К. Исламову. Если говорить про активы, принадлежащие компании, то продаж таких активов не было.

– Какие основные задачи стоят перед топ-менеджментом «Астана-Финанс» сегодня?

– Первостепенная задача – это проведение реструктуризации, второе – обеспечение стабильной деятельности компании, третье – проведение мероприятий по возврату активов.

– А что будет с «дочками», которые входят в компанию?

– Мы постарались обеспечить стабильность и развитие в рамках консервативной политики деятельности дочерних компаний. В 2010 году компанию капитализировали по требованию АФН, банк «Астана-Финанс» – на 1,8 млрд тенге, СКАФ – на 450 млн тенге, КСЖ – на 330 млн тенге. Очень много сделано для повышения эффективности и прозрачности деятельности дочерних компаний – внедрена система бюджетирования, приняты долгосрочные стратегии дочерних компаний, систематизированы процедуры сбора и отражения консолидируемых данных по финансовой отчетности группы, проведена инвентаризация основных средств и торгово-материальных ценностей. Усилия головной компании будут направлены на повышение эффективности всех компаний. Дочерние компании имеют хороший потенциал для развития.

– В конце апреля банк «Астана-Финанс» обнародовал информацию относительно размещения акций. Станет ли АФ выкупать эти акции, будет ли это направлено на пополнение уставного капитала?

– Мы планируем капитализировать БАФ до не менее 10 млрд тенге – для соответствия требованиям регулятора по капиталу. В прошлом году мы капитализировали БАФ на 1,8 млрд тенге, «Компанию по страхованию жизни Астана-Финанс» – на 330 млн тенге, страховую компанию «Астана-Финанс» – на 450 млн тенге. Деятельность компании и дочерних компаний поддерживается для полноценного выполнения основных функций – обслуживания клиентов, проведения мероприятий по взысканию проблемной задолженности. Единственная нерешенная задача – реструктуризация внешних обязательств материнской компании «Астана-Финанс». Мы постарались минимизировать влияние этого фактора на деятельность дочерних компаний.


– Не связано ли повышение капитализации банка «Астана-Финанс» с предстоящей его продажей, как отмечалось в вашем плане реструктуризации? Начались ли переговоры?


– По планам, в случае реструктуризации мы намерены продать БАФ и уфимский банк, однако сейчас в этом направлении активная работа не ведется из-за приоритетности процесса реструктуризации и неблагоприятной конъюнктуры для продажи. Мы готовы вести переговоры при наличии потенциального покупателя.

– А каковы вообще планы относительно компании после реструктуризации, будет ли она продана или останется в «Самрук-Казына»?

– Все зависит от окончательного плана реструктуризации, который выберут кредиторы.


– Расскажите, пожалуйста, о финансовых итогах «Астаны-Финанс» за 2010 год? И каких итогов Вы ожидаете в этом году?


– Мы пока не можем обсуждать финансовые итоги 2010 года, так как еще не завершился независимый аудит и наши бумаги листингуются на Лондонской бирже. В целом, кроме финансовых результатов, я могу рассказать об огромной работе, которую провели сотрудники компании в 2010 году. Сокращены расходы по группе компаний, увеличена ликвидность дочерних компаний, внедрены нормативные документы по финансовому контролю, корпоративному управлению, позволяющие повысить эффективность компаний.

Компанией подано 66 судебных исков на общую сумму 53,8 млрд тенге. Из них вынесены решения судов о взыскании денег в пользу компании на сумму 25 млрд тенге, остальные иски находятся на стадии рассмотрения. Достигнута экономия в 1,6 млрд тенге по уплате госпошлины – путем подачи исков в суд прокуратурой в интересах компании. Направили 25 обращений в КНБ и Финпол. Отменена конфискация крупных активов. Дофинансировали и запустили в городе Кокшетау завод по производству керамического кирпича ТОО «Enki» и завод по производству кубовидного щебня ТОО «Неруд-Кокшетау», которые являются участниками Программы форсированного индустриально-инновационного развития. Достигнуто беспрецедентное в истории рынка паевых фондов РФ решение ФСФР (Федеральная служба по финансовым рынкам – государственный регулятор финансового рынка в России) о приостановлении ликвидации ЗПИФ «АГ Капитал Интерра», проведена смена управляющей компании и ведется работа по дальнейшей стабилизации финансового состояния «АГ Капитал Интерра». Компания приложила все усилия для достижения договоренности с кредиторами – были предложены различные варианты реструктуризации с учетом реальных возможностей компании.

– Способствуют ли регуляторы проведению реструктуризации «Астаны-Финанс» путем послабления каких-либо нормативов и требований?

– Регуляторы действуют в рамках законов и правил, они не могут предоставлять послаб-лений.

АО «Астана-Финанс» Образована в 1997 году и первое время являлась государственной структурой, задачей которой было развитие Акмолинской специальной экономической зоны. Позднее компания была акционирована, и ее акции попали в официальный список Казахстанской фондовой биржи.
По состоянию на 1 июля 2010 года акционерами компании являлись: ТОО «Фирма Астана Стройсервис» – 9,94%, ТОО «Сая-Инвест» – 9,57%, ТОО «LOGISTIC TECHNOPARK CM» – 8,63%, правительство в лице Комитета государственного имущества и приватизации Министерства финансов РК – 14,20%, НПФ «ҰларҮміт» – 19,39%, НПФ «БТА Казахстан» – 6,87%, ТОО «КОМПАНИЯ ВНЕШИНВЕСТ» – 11,82%, АО «ФНБ «Самрук-Казына» – 3,92%, ТОО «Казахстан Стандарт Инвест» – 5,26%.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер