3102 просмотра
3102 просмотра

«В Казахстане можно вести бизнес «без крыши», если хотя бы треть капитала – акционерный»

Аппеляционная судебная коллегия Алматинского городского суда оставила без изменения решение суда первой инстанции о признании казахстанской продкомпании VITA банкротом. Генеральный директор АО «Vita» Петр Потапов рассказал «Къ», что причина банкротства компании - яркий пример системных проблем в отрасли, которыми рейдеры смогли воспользоваться в своих целях.

«В Казахстане можно вести бизнес «без крыши», если хотя бы треть капитала – акционерный»

«В Казахстане можно вести бизнес «без крыши», если хотя бы треть капитала – акционерный»
Аппеляционная судебная коллегия Алматинского городского суда оставила без изменения решение суда первой инстанции о признании казахстанской продкомпании VITA банкротом. Генеральный директор АО «Vita» Петр Потапов рассказал «Къ», что причина банкротства компании - яркий пример системных проблем в отрасли, которыми рейдеры смогли воспользоваться в своих целях.

- Петр Михайлович, на основании чего VITA надеялась отстоять свои интересы при аппеляции?
- Дело в том, что у VITA есть хороший выход из создавшейся финансовой ситуации – это привлечение нового инвестора. И такой инвестор есть – это российский холдинг «ЭФКО», который выразил готовность инвестировать в казахстанские компании группы Vita $100 млн: $60 млн в акционерный капитал, и $40 млн в качестве оборотного капитала. Уже подписано соглашение о намерениях.

- Зная о проблемах компании, потенциальный инвестор замедлил ход сделки?
- Если VITA признают банкротом, то активы компании инвестор купит уже с аукциона. Он знает о проблемах VITA, потому скорее стоит говорить не о том, что он притормозил, а о том, что он и не разгонялся. Он говорит – ребята нам все нравится, завод нравится, и нам все равно купим ли мы его в результате торгов на аукционе - там глядишь и подешевле будет, либо войдем в акционерный капитал и будем участвовать в программе оздоровления. Цена в обоих случаях примерно совпадает, хотя с аукционом они могут немного и сэкономить.

- 100 млн долларов, которые может вложить инвестор, хватит, чтобы рассчитаться с долгами казахстанской части VITA?
- Конечно, хватит. У VITA 4 завода, и в протоколе намерений указано: инвесторы не возражают, что долг группы Vita в Казахстане не будет превышать $80 млн. На сегодняшний день общий долг компании – $210 млн (долг VITA и VITA Industry – «Къ»). Мы хотим распределить долговую нагрузку на предприятия группы таким образом: 30 млн на Елимай и VITA-Рос (Кыргызстан и Россия), 100 млн на Ак Суу - VITA(Киргизия), и 80 млн на Vita Indastry (Казахстан).

- Какова история этих кредитных денег?
- Кредитные ресурсы на развитие были доступны нам только в Казахстане. Поэтому те заводы, которые есть в России и Кыргызстане – Ак Cуу VITA, Елимай и ВитаРос – финансировались за счет денег, полученных в Казахстане, в том числе и за счет облигационных. Вопрос насчет 80 млн долларов долгов на казахстанских активах с инвестором уже согласован, по поводу Аксуу VITA, VITA-Рос и Елимай мы ведем переговоры. Мы убеждаем инвесторов, что например $100 млн, которые лягут нагрузкой на завод Ак-Суу Вита, окупятся.

- Кому реально отойдут активы компании после завершения процедуры банкротства?
- Будут проданы на залоговых аукционах. Их намерены приобрести те же инвесторы, которые хотят участвовать в оздоровлении. Только в этом случае «сгорят» 11 млрд тенге пенсионных денег.

- Возможно ли полностью погасить долги VITA путем процедуры банкротства?
- Общий долг холдинга - $210 млн. Из них 11 млрд тенге ($75 млн) облигационный долг – беззалоговый. В результате банкротства покупатели будут диктовать цену и вряд ли даже залоговые кредиторы вернут свои деньги. Аудированная отчетность компании за 2008 год показывает, что EBITDA составляла $31 млн. На 2009 г. у нас были планы по EBITDA на уровне $49 млн, и это было реально, т.к. в 2007 г . было $21 млн, в 2006 г. было лишь $8 млн. Оценка аналогичной Российской компании АО «РусАгро» по результатам проведенного на прошлой неделе IPO составляет 5,5хEBITDA, т.е. оценка VITA в 2008 г. составляла 5,5х31 = $170,5 млн. Если бы нас не остановили в 2009-м, то оценка была бы 5,5х49 = $269,5 млн, и никакой проблемы с погашением долгов не было бы… Почему я уверен, что EBITDA поднялась бы до $50 млн? Потому что АкСуу VITA в 2008 году не работала, завод стоял на реконструкции – а это самый большой из всех наших заводов.

- Как будут гаситься долги? Кто из кредиторов таким образом наиболее полно удовлетворит свои интересы?
- Залоговые кредиторы получат свои деньги в 3-й очереди - еще до уплаты задолженности по налогам. Кроме них и конкурсного управляющего никому ничего не достанется.

- Расскажите о своей версии, кому было выгодно обанкротить VITA и почему это случилось? Или компанию подвела в большей мере рыночная ситуация?
- Рыночная ситуация была благоприятна. Например в начале 2008-го цены на растительные масла просто «взлетели». В сентябре – ноябре 2007-го года мы вообще были единственные в Казахстане, у кого было растительное масло собственного казахстанского производства. Кому-то это сильно понравилось… VITA никому банкротить не выгодно, кроме тех, кто знает, что строительство заводов завершено, всё сделано прекрасно, бизнес-идея отличная – старые хозяева больше не нужны…

- Напомните кратко, с чего начались проблемы компании, как она дошла до банкротства?
- Хронология событий такова: сначала финпол возбудил уголовное дело о нецелевом использовании кредита, арестовали расчетные счета, прекратилась поставка сырья, потом банки тоже напугались – после того как финпол снял блокировку со счетов, инкассо на эти счета поставили банки с требованием погасить кредиты. До сих пор это инкассо на наших счетах, и вот уже полтора года мы существуем в ситуации с заблокированными счетами.
Но на самом деле причины глубже, нежели участие финансовой полиции. По большому счету причина состоит в том, что переработка сельхозпродукции – это сектор, в который не идут инвесторы. Они туда не идут, во-первых, потому что в Казахстане не так много внутренних инвесторов, и те внутренние инвесторы, которые есть, конечно же, инвестировали деньги в первую очередь в сырьевые направления – в то, что быстро дает отдачу – нефть, металлы, торговля. А в секторе переработки сельхозпродукции акционерного капитала практически нет. Все предприятия, которые хоть как-то на рынке существуют, развивались за счет заемного капитала. Причем у тех предприятий, которые были еще с советских времен и которые были по дешевой цене приватизированы, акционерный капитал составлял стоимость самого предприятия. То есть акционерным капиталом был сам завод. Намного хуже дело обстояло у тех предприятий, которые начинали не с советского завода, а с пустого места. Мы «VITA Индастри» строили практически на пустом месте – раньше там был железобетонный завод без оборудования. Когда пришел кризис, то заемный капитал исчез, банки закрыли кредитные линии – и это было уязвимое место огромного количества казахстанских компаний, которые вкладывали деньги в новое оборудование, в строительство новых цехов и так далее. VITA как раз яркий пример такого предприятия, которое вкладывала деньги в оборудование и в результате вот этой системной проблемы – отсутствия акционерного капитала - мы оказались в уязвимом положении.
Этим не преминули воспользоваться «кто-то», и эти «кто-то» сделали правильные точечные удары – направили финансовую полицию, чтобы блокировать работу нашей компании именно в момент осенней заготовки сырья. Она, грубо говоря, начинается с 1 ноября и длится до Нового года. Постановление о блокировке наших счетов было подписано 5 ноября 2009 года. Счета разблокировали только 11 января 2010 года. Руководили блокировкой – однозначно специалисты, они знали, как ударить побольнее. И мы к началу 2010 года пришли практически уже без сырья. Это послужило причиной остановки предприятия. Люди, которым наша компания понравилась, просто воспользовались общей системной проблемой.
Очень приятно то, что Н.Назарбаев все время в Казахстане эту тему поднимает: давайте будем строить индустриальное общество, индустриализацию страны, давайте дадим бизнесу дорогу, снимем для бизнеса барьеры. Правительству поручено в течении месяца разработать программу, как привлечь инвесторов в несырьевые секторы экономики… Все это приятно слышать, но ведь те люди, которые вот так с нашей компанией поступили, они же не с Луны свалились. Они живут в нашей стране и все, что происходит, происходит на глазах у правительства, на глазах у президента, у тех же профильных министерств. И если никто из них никаких мер не предпринимает, то вряд ли новые инвесторы поверят их призывам.

- Вы говорите, что некие люди, которых вы не хотите называть, эту схему придумали. Но их же легко будет отследить – кому достанутся активы компании, тот все и задумал?
- Нет. Дело в том, что схему начинали люди, которых сейчас в Казахстане уже нет.

- Тогда почему процесс банкротства до сих пор нельзя остановить?
- Процесс идет по течению. Прежде чем уйти из Казахстана, некто сделал свое дело. Финпол сработал, компания получила дефолты. После дефолтов апреля 2010 года ситуацию изменить может только новый инвестор. А новый инвестор может войти только тогда, когда со стороны кредиторов будет гарантировано спокойствие - прекращение судебных разбирательств по банкротству.

- В связи с процессом банкротства VITA все время фигурирует ПФ «Грантум» и еще ряд неназываемых финансовых организаций? Там есть люди, заинтересованные в банкротстве компании?
- Процесс банкротства инициировали ПФ «Грантум» и группа компаний «Халык». Заинтересованных людей там нет, но позиция этих организаций, к сожалению, не в пользу VITA.

- В середине 2008 года, когда вы давали нам интервью, вы говорили, что в 2007 году оборот компании был $150 млн, а рентабельность $3 млн, то есть около 2%. При этом долги были - $180 млн перед банками, на дальнейшее развитие денег банки не дали, так как, по вашим словам, банки боялись крупных проектов. И тогда были выпущены облигации на $50 млн, правильно? Может быть было ошибкой развиваться так быстро при малом запасе прочности?
- Смотрите, в 2007 году EBITDA компании согласно аудированных данных была $22 млн, и тогда мультипликатор был не 5,5 как в посткризисное время, а 8,5-9. Значит до кризиса оценка компании составляла 187 млн долл в 2007 году и тогда еще долговой нагрузки 210 млн долл у нас не было. Если брать мультипликатор 5,5 (нынешний), то в 2007 году компания стоила $120 млн. В 2008 году EBITDA была $31 млн, при нынешнем же мультипликаторе 5,5 это $170,5 млн. Вот он прирост стоимости компании за один год работы – $50 млн! Поэтому насчет недостаточной прочности - это неправда.
Другое дело, что компания создана за счет заемных средств, и заемные средства – это уязвимое место компании. Стоило перекрыть заемные средства, и мы устойчивость потеряли. Но могу сказать, что мультипликаторы тоже меняются – это рыночная величина, и к докризисным значениям мы еще вернемся года через два.
И все же компания все время росла в цене, потому что главный показатель, который объективно оценивается – это EBITDA, а она у компании постоянно росла.
И облигации мы выпустили не на $50 млн, а на 11 млрд тенге, двумя выпусками – 5 млрд (в 2005 г.) и 6 млрд (в 2006 году). В 2007 год мы пришли уже с этими облигациями.

- То есть обратного хода вы уже не могли дать – свернуть какие-то программы развития в связи с кризисом?
- Не могли и не собирались. Все программы развития у нас закончились в 2008 году – последний цех, который мы ввели в эксплуатацию – это был цех Тетра Пак в Кыргызстане (молоко длительного хранения). Но все деньги в развитие вложены еще в 2008 г.

- В 2008 году Вы говорили, что потенциал развития путем долгового финансирования компанией исчерпан, и что 49% акций хотите продать стратегическим инвесторам, и что такие предложения поступают постоянно и от наших, и от зарубежных инвесторов. Почему этого не случилось до начала судебных процессов?
- Потому что 2008 год – это самое дно кризиса именно среди финансовых организаций. Не 2007 год, (это в Казахстане 2007 год был началом кризиса, и у нас (помните?) его усиленно не признавали), а дно кризиса - это 2008 год. Поэтому тогда все так упало в цене, что в 2008 году мультипликатор был даже не 5,5 , а упал до 3. Это значит что в 2008 г. компания стоила $93 млн при долгах уже $190 млн. Сами понимаете, что никто не купит компанию, если кредитов больше, чем стоит сама компания.

- Вы часто упрекали правительство в том, что оно не помогает такому развитому предприятию как VITA. Что-то было все же сделано в помощь VITA? Если нет, то почему?
- Мы упрекали правительство в «не-помощи» не именно нашей компании. Мы считаем, что существуют объективные системные проблемы, связанные не только с VITA. VITA как один из участников рынка находится в плену этих системных проблем. Я уже говорил о недостатке акционерного капитала в этом секторе. Во всех странах мира ситуация какая – если не хватает акционерного капитала, то хорошие компании привлекают его из фондов прямых инвестиций, которых на рынке сотни. Фонд приобретает, к примеру, 33% компании и становится совладельцем. То есть по-хорошему из $210 млн долгов $70 млн должны быть средствами акционеров, а остальные могут быть заемными. Но у нас собственных средств было только $5 млн. И найти дополнительный акционерный капитал в Казахстане не представлялось возможным. Потому что фонды прямых инвестиций – частные фонды – в Казахстане отсутствовали. Не потому что правительство плохое. Потому что у нас рынок слишком молодой. Банкам запрещено было входить в капитал, у Инвестиционного фонда Казахстана объемы были маленькие – до $5 млн на проект. А в нашем случае требовалось вливание в акционерный капитал порядка $70 млн. Таких финансовых институтов в Казахстане просто нет. И осуществить индустриализацию Казахстана без этих фондов просто невозможно.
Суть наших переживаний состоит в том, что со стороны правительства можно было бы сделать эти фонды прямых инвестиций квази-рыночными, государственными, поскольку индустриализация страны – это государственная задача и инициатива. Если Казахстан хочет осуществлять индустриализацию, то надо предусмотреть источник капитала.
Нужно отдавать себе отчет в том, что если сейчас ситуация с фондами прямых инвестиций не изменится, то про идею индустриализации можно забыть, иначе через 2-3 года все наше правительство и все наши идеологи ПФИИР попадут в плохую ситуацию. В принципе правительство давно обвиняли, что начиная с 2001 года ряд программ, будь то программа импортозамещения, или программа индустриально-инновационного развития – безрезультатны. А ведь дело в том, что инициативные люди, которые хотят создавать проекты, в стране были и есть, но финансовая система Казахстана недостроена. У нас хорошая банковская система, но полностью отсутствует источник акционерного капитала. Да, можно надеяться на иностранные инвестиции, но поставьте себя на место иностранного инвестора! Конечно, им интереснее заходить в сырьевые проекты, чем в наш сектор – риски слишком большие. Тем более, что и финансовая полиция, и судебная система – далеки от совершенства

- Что касается зарубежных инвестиций: в последние годы интерес к агробизнесу в Казахстане, в том числе к сое, проявляет Китай. Как вы считаете, придут ли они, в конце концов, в сельскохозяйственный бизнес Казахстана?
- Да, задумывался казахстанско-китайский соевый проект. Но VITA к этому проекту никакого отношения не имела. То есть с самого начала проект делался как альтернатива VITA.

- Как сейчас себя чувствует Ваш зарубежный бизнес – например молочный завод в Токмоке? Какие заводы сейчас стоят и какие действуют?
- В Кыргызстане оба завода стоят, а российский действует, но он совсем маленький. В Казахстане время от времени по мере того, как удается добыть сырье, завод работает.

- Как вы относитесь к последним перестановкам в правительстве РК? В частности к новой команде в Минсельхозе? Считаете, что-то изменится в лучшую сторону?
- Думаю, что перестановки в правительстве перестановками назвать нельзя. Новый министр сельского хозяйства возглавлял Казагро, заместитель его стал председателем «Казагро». Ничего не изменится – таковы наши ожидания. Более того, именно эта команда, которая сейчас в «Казагро», и участвовала в истории с VITA.

- Как завершились уголовные дела, заведенные финполом в отношении VITA?
Был осужден директор VITA Индастри – Александр Баллах, за нецелевое использование кредита.
Напомню, деньги компании «Казагро» выделила 20 мая, а посевная начинается гораздо раньше – с февраля месяца. К началу мая всё должно быть уже посеяно! Зная заранее, что Казагро нам выдаст деньги, и выдаст как всегда поздно, мы пришли в «Центркредит» и попросили денег на проведение весенне-полевых работ. Позже, половиной той суммы, которую нам выделило 20 мая Казагро, мы возместили средства, потраченные на весенне-полевые работы – то есть погасили заем перед «Банком Центркредит» - таковы были их условия финансирования. Кстати, напомню общую экономическую ситуацию в Казахстане первой половины 2009г.
13 января принимается Постановление Правительства РК № 6 «О Плане совместных действий Правительства РК, Национального Банка РК и Агентства РК по регулированию и надзору финансового рынка и финансовых организаций по стабилизации экономики и финансовой системы на 2009-2010 годы».
В тексте Постановлений в частности определено: «Особое внимание будет уделено развитию агропромышленного комплекса. Агропромышленный комплекс определен в качестве одного из основных направлений стабилизации и оздоровления экономики по следующим основаниям:
1. Агропромышленный комплекс охватывает около 30 % от общего количества занятого населения. Поэтому он будет являться центральным звеном мер, направленных на поддержание уровня занятости.
3. Агропромышленный комплекс решает задачу по обеспечению продовольственной безопасности страны.
Ввиду указанных причин, поддержка и расширение объемов производства в агропромышленном секторе окажет существенное положительное влияние на повышение экономической активности и занятости населения…» и т.д.
Далее, в «Протоколе заседания координационного совета правоохранительных органов в рамках деятельности Рабочей группы по контролю за использованием средств Нацфонда» от 21 апреля 2009г., сказано:
«п.1.7. Проверки конечных заемщиков проводить по принципу «презумпции добросовестности заемщика», … без непосредственного вмешательства в деятельность заемщиков
п.1.8. В случаях предоставления за счет средств Нацфонда займов для пополнения оборотных средств предпринимателей (случай с ТОО «Vita Industry»), проверки законности использования этих средств проводить только в случаях наличия сведений и материалов, указывающих на совершение с использованием полученных средств преступных действий».
Какое же преступление совершил А.Баллах – профинансировал весенне-полевые работы? И почему ни следователи финпола, ни судьи «не замечают», что А.Баллах и делал-то именно то, на что деньги Нацфонда и выделены. Только он делал это не для «отмазки», не формально – лишь бы потратить, а вовремя, потому что после 20 мая посевной уже не вернешь!
Вот «Аграрная кредитная корпорация» нас и обвинила в нецелевом использовании кредита. Там история не очень чистая. В середине 2009 года в «Казагро» сменилось руководство, сменилось руководство «Аграрно-кредитной корпорации», «Казагрофинанса». Мы кредиты получили, а команда сменилась. Видимо, новая команда имела желание найти на старую команду компромат и доказать, что вот пока новая команда не пришла было все плохо, и что с новой командой теперь все будет хорошо. Нас обвинили совершенно абсурдно, глупо.
То уголовное дело, которое с ноября 2009 года, тянулось, завершилось. Мы собираемся его обжаловать. Еще два уголовных дела позднее были закрыты за отсутствием состава преступления, но блокировка счетов была возбуждена именно по этому - первому уголовному делу.
Парадоксальная ситуация – в обвинительном заключении суда нет ни слова о том, что нанесен какой-то ущерб кому-то. Тем не менее, Баллах считается виновным. В его резюме появится судимость. Вот поэтому инвесторы не только не идут в нашу страну, а бегут отсюда… В приговоре говорится о том, что средства потрачены не по целевому назначению, но на что они были потрачены – тоже не говорится. Про весенне-полевые работы, которые финансировались на эти деньги, там нет ни слова.

- Что собирается делать топ-менеджмент VITA теперь?
- Будет подана кассационная жалоба. И будет продолжена работа по реструктуризации облигаций, уже с помощью новых инвесторов. Помимо кассации есть еще вариант - правительством принята программа посткризисного развития, она связана с восстановлением конкурентоспособных предприятий. Мы надеемся в эту программу войти, но пока она, к сожалению, не работает. По нашим сведениям она заработает в 3 квартале 2011 года. Если мы попадем в программу, все процедуры, связанные с банкротством, будут прекращены.

- Если результат все же будет отрицательным, каковы Ваши дальнейшие планы? Вы займетесь каким-то другим бизнесом?
- Конечно, нет. Я уже, как пел Высоцкий, «в споре сжег дотла запас тепла души, и полетели клапана и вкладыши»…

- Скажите в Казахстане вообще возможно вести бизнес «без крыши»?
- В Казахстане можно вести бизнес без крыши, но нужно, чтобы акционерный капитал был достаточным. То есть по моим ощущениям акционерный капитал должен составлять хотя бы треть от того, что нужно для ведения бизнеса. Это придаст устойчивость. А иначе при любом кризисе все рушится.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер