1203 просмотра
1203 просмотра

Долговые проблемы еврозоны

Правительство Португалии приняло решение обратиться к ЕС за кредитом, чтобы справиться с долговым кризисом. Об этом 6 апреля заявил премьер-министр страны Жозе Сократеш. Таким образом, Португалия стала третьей страной еврозоны, согласившейся принять финансовую помощь от Евросоюза.

Долговые проблемы еврозоны

Долговые проблемы еврозоны
Правительство Португалии приняло решение обратиться к ЕС за кредитом, чтобы справиться с долговым кризисом. Об этом 6 апреля заявил премьер-министр страны Жозе Сократеш. Таким образом, Португалия стала третьей страной еврозоны, согласившейся принять финансовую помощь от Евросоюза.

До этого крупные транши были выделены для спасения от дефолта Греции и Ирландии. О какой сумме португальские власти попросят Евросоюз, не сообщается, однако ранее ЕС совместно с МВФ предварительно одобрил предоставление Португалии кредита в размере 80 млрд евро.

Между тем в Лиссабоне долгое время отказывались от помощи, настаивая, что правительство справится с кризисом собственными силами. Однако мер, предпринимаемых правительством, было недостаточно. Ситуация еще более обострилась после того, как парламент отказался одобрить пакет реформ, направленных на сокращение бюджетных расходов. Признание Португалией своей неспособности самостоятельно справиться с долговым кризисом и обращение за финансовой помощью к Евросоюзу вызвали положительную реакцию как рынков, так и большинства экспертно-экономического сообщества. «Это – ответственный шаг португальского правительства во имя экономической стабильности в стране и Европе», – прокомментировал комиссар ЕС по экономическим вопросам Олли Рен. В краткосрочной перспективе угроза финансового коллапса в Европе отступает. Несмотря на это, долговые проблемы европейских стран в последние два года оказывают существенное давление на мировую экономику, подвергая сомнению заявления политиков и экспертов о ее восстановлении после кризиса. Миллиардные финансовые инъекции позволяют погасить локальные проблемы в «горячих точках» Европы, однако создают предпосылки для проблем в будущем. Сложившаяся ситуация – основа для передела мировой финансовой индустрии, а также переоценки финансовых рисков с возможным последующим дисконтом мировых валют.

О долговом кризисе в ЕС впервые заговорили в конце 2009 года, в связи с событиями вокруг Греции. Некоторые склонны рассматривать долговой кризис как «вторую волну» финансового кризиса 2007–2010 годов. В ходе финансового кризиса Греция начала испытывать отток инвестиций. 2009 год страна завершила с бюджетным дефицитом в 12,7% ВВП (соглашения о единой валюте ЕС предписывают участникам не выходить за пределы дефицита в 3%) и 300 млрд евро госдолга. В феврале 2010 года руководство ЕС выразило готовность оказать Греции финансовое содействие. Но это не снизило обеспокоенность инвесторов тем, что ситуация вокруг Греции окажет негативное воздействие на еврозону. Доходность по греческим облигациям начала расти, а курс евро – снижаться. К 7 июня 2010 года курс евро к доллару опустился до минимума – $1,19. Это привело к тому, что летом-осенью 2010 года США и Китай стали принимать меры, направленные на снижение курса собственных валют для повышения конкурентоспособности своих экономик и экспорта. Началась «валютная война».

Несмотря на то, что в мае 2010 года ЕС создал антикризисный фонд в 440 млрд евро, события вокруг Греции серьезно подорвали доверие инвесторов к другим европейским странам, отягощенным значительными долгами, – Португалии, Италии, Испании и Ирландии. Осенью последняя оказалась в наиболее тяжелой ситуации. Ее правительство сообщило о возможном росте дефицита бюджета по итогам года до 32% ВВП, вместо запланированных 11,6%. Этот показатель более чем в два раза превышает уровень бюджетного дефицита Греции по итогам 2009 года (14,2%). Это вызвало новый обвал на рынках: на фоне опасений дефолта Ирландии, доходность по ее суверенным облигациям резко взлетела. В конце 2010-го – начале 2011 года резко стала расти доходность по облигациям Италии, Испании и Португалии. Политика ЕЦБ, обеспечивающего поддержку европейским странам на долговом рынке, привела к постепенному восстановлению курса евро до $1,4 и относительному затишью на фронте «валютных войн».

Ключевой вопрос европейского кризиса – перспективы зоны евро и единой валюты. С формальной точки зрения, будущее евро обеспечено до конца 2016 года решениями саммита глав ЕС, принятыми в мае 2010 года. Так, в июне был создан стабфонд EFSF (European Financial Stability Facility), деятельность которого должна «страховать» все проблемные страны еврозоны от потрясений на рынке госдолга. EFSF уже в прошлом году был обеспечен 60 млрд евро средств ЕС, кроме того, 250 млрд евро для него обязалась предоставить группа инвесторов во главе с МВФ, а 16 стран ЕС представили EFSF кредитные гарантии на 440 млрд евро. По сути, EFSF является альтернативой суверенным заимствованиям проблемных стран: он может предоставлять им средства, полученные от продажи своего долга, может сбивать цены суверенного долга на вторичном рынке, покупая их облигации и снижая доходность по их будущим размещениям.

Смысл EFSF – в том, что все риски проблемных стран «замешиваются» в общеевропейский риск, который, как показали размещения облигаций самого EFSF, по-прежнему оценивается как минимальный: более 40% бумаг фонда покупали инвесторы из Азии. Это позволяет евро как минимум до 2016 года соревноваться с долларом США за статус мировой резервной валюты.

Объединение европейских рисков было бы невозможно без перенесения их «на этаж выше»: то, что раньше было локальными проблемами Греции или Ирландии, в 2011 году уже становится проблемой ЕС в целом. Это и показал португальский политический кризис, о чем говорилось выше: оппозиция в Португалии, осознавая, что средств давления ЕС на страну не так много, заблокировала программу сокращения бюджетного дефицита, заставив правительство уйти в отставку. Тем самым уже в апреле 2011 года может быть создан неприятный прецедент: Португалия получит финансовую помощь ESFS, не имея правительства. Не совсем ясно, кто будет гарантировать выполнение главного условия финансовой поддержки – программы сокращения бюджетного дефицита (сейчас в Португалии он составляет более 9% ВВП, норма Маастрихтских соглашений – 3%) и снижения госрасходов.

Но есть группа рисков, на которые не рассчитан EFSF. В первую очередь, ударом по нему может быть решение любой суверенной страны из 17 стран ЕС реструктурировать свой госдолг. Кроме того, EFSF рассчитан на катастрофический сценарий (в дополнение к существующим) в Испании, но не в Италии. Уже в мае 2010 года правительство страны приняло программу сокращения госрасходов на 24 млрд евро, заморозило рост расходов госсектора и в целом стабилизировало ситуацию. Но гарантией стабильной ситуации с госдолгом в Италии является, по сути, только лишь правительство Сильвио Берлускони. Поэтому любой крупный политический кризис в Италии сделает эпицентром проблем Европы именно Италию.

Наконец, вся логика EFSF ориентирована на отсутствие серьезных внешних шоков, сравнимых по воздействию на ЕС с частичным дефолтом любой из стран «периферии» еврозоны. Впрочем, механизму EFSF может угрожать любая новая катастрофа – от проблем с экономическим ростом в Китае до неурожайного года на агрорынках в 2011 году с быстрым ростом мировой продовольственной инфляции. Европейский механизм стабилизации рассчитан, как было заявлено официально, «на предотвращение любых системных рисков», а на деле – ориентирован только на позитивный сценарий восстановления экономики после кризиса. Нового обострения ситуации в 2011–2016 годах он не допускает: достаточно любого события, которое снизит рейтинг облигаций EFSF ниже нынешнего AAA на две-три ступени, и Европа вернется в ситуацию худшую, чем в конце 2009 года.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер