1384 просмотра
1384 просмотра

«Что удивительно: из 173 проектов, отобранных на субсидирование, 106 – это новые бизнес-инициативы»

Несмотря на заявления правительства о том, что кризис в стране преодолен, МСБ по-прежнему испытывает большие проблемы. Ключевые из них – высокая закредитованность предприятий, отсутствие кредитов по приемлемым ставкам, прежде всего для промышленного сектора и сложные административные процедуры. Помочь в решении этих проблем должна принятая правительством программа «Дорожная карта бизнеса - 2020». О том, как она реализуется, кто может стать участником и какие формы поддержки предлагает государство бизнесу «Къ» рассказывает вице-министр Министерства экономического развития и торговли <b>Марат Кусаинов</b>.

«Что удивительно: из 173 проектов, отобранных на субсидирование, 106 – это новые бизнес-инициативы»

«Что удивительно: из 173 проектов, отобранных на субсидирование, 106 – это новые бизнес-инициативы»
Несмотря на заявления правительства о том, что кризис в стране преодолен, МСБ по-прежнему испытывает большие проблемы. Ключевые из них – высокая закредитованность предприятий, отсутствие кредитов по приемлемым ставкам, прежде всего для промышленного сектора и сложные административные процедуры. Помочь в решении этих проблем должна принятая правительством программа «Дорожная карта бизнеса - 2020». О том, как она реализуется, кто может стать участником и какие формы поддержки предлагает государство бизнесу «Къ» рассказывает вице-министр Министерства экономического развития и торговли Марат Кусаинов.

- Марат Апсеметович, давайте с самого начала. Как появилась идея этой программы? Почему решено было разработать «Дорожную карту»?

- Сама идея создания специальной программы по поддержке бизнеса – это инициатива президента. Кризис показал, что есть проблема устойчивости экономической системы. А в чем заключается устойчивость экономической системы любой страны? Это когда кроме крупных предприятий и холдингов существует большая группа малых и средних предпринимателей, прежде всего в несырьевых производственных секторах, создающая необходимый баланс. Приведу простой пример из недавнего прошлого: когда упали цены на нефть и металл, экономический рост в стране остановился.

Еще одна особенность нашей экономики была в том, что в докризисные годы малый и средний бизнес занял те ниши, которые были высокорентабельны. Это, в основном, строительство и торговля. Наверное, с точки зрения бизнеса, это было правильно. У предпринимателей был выбор: или налаживать производство, или торговать. Условно говоря: нефтяники зарабатывают – будем им что-то поставлять, металлурги зарабатывают – будем им продавать, строят объекты – будем и на этом рынке. Потому что в этих секторах появились большие деньги и спрос.
Были еще и государственные закупки. Это третье направление – работа с бюджетом. То есть спрос формировался, грубо говоря, нефтяниками, металлургией и бюджетом. Как результат, мы получили ту экономику, тот малый и средний бизнес, который сейчас имеем. Кризис показал, что все это может в одночасье упасть. Строительство у нас рухнуло, торговля из-за отсутствия спроса упала, государственные закупки, ввиду сокращения бюджетных расходов, тоже сократились. Сейчас же мы хотим придать новый импульс, новое дыхание тем институтам, которые поддерживали малый и средний бизнес. Например, фонд «Даму». Понятно, что он сейчас больше сконцентрировался на антикризисе, работает с банками по кредитам и депозитам, но при этом у него изначально должна быть очень сильная сервисная роль, вот эту функцию мы хотим возродить и придать новое направление, систематизировать и сделать ее массовой. Отсюда и программа «Дорожная карта», где фонду «Даму» отводится одна из ключевых ролей.

- Давайте о «Дорожной карте» поговорим поподробнее. В чем ее идеология и логика? Каковы критерии отбора и сама процедура? У предпринимателей, очень много вопросов: есть ли ограничения по размерам кредита, по размерам предприятия, как происходит процедура выделения средств и как быстро, что за это государство попросит, грубо говоря?

- Начнем с концепции. Сама структура мероприятий по поддержке бизнеса включает в себя 4 программы: «Производительность-2020», «Экспортер-2020», «Инвестор-2020», и «Дорожная карта бизнеса-2020». Центральные – «Производительность-2020» и «Дорожная карта бизнеса-2020». «Экспортер-2020» и «Инвестор-2020» – вспомогательные. «Экспортер» ориентирован на поддержку экспорта, «Инвестор» – на привлечение иностранных инвесторов.

Теперь, чем отличается «Дорожная карта бизнеса-2020» от «Производительности-2020». «Дорожная карта бизнеса» рассчитана на малый и средний бизнес, а «Производительность» направлена на модернизацию крупных предприятий. Соответственно – разный инструментарий. Если в «Дорожной карте бизнеса» все-таки предусмотрен стандартизированный подход, четкие строгие процедуры, то в программе «Производительность» – индивидуальный подход к мерам господдержки.

- Кто может стать участником программы?

- В первую очередь предприниматели, осуществляющие свою деятельность в приоритетных секторах экономики (например, несырьевых). Не могут участвовать в программе предприятия: выпускающие подакцизную продукцию (вино, водку, табачные изделия); уже получающие государственную поддержку в рамках программ субсидирования сельского хозяйства; уже получившие кредиты от государственных институтов развития.

- То есть вы не будете субсидировать кредиты институтов развития?

- Пока нет. Хотя предприятия могут иметь несколько кредитов. Например, в «БРК», «БТА» или другом банке. В этом случае кредит «БРК» мы не субсидируем, а вот кредит, условно говоря, «БТА», будем рассматривать.

- Предприятия сельхозпереработки могут принимать участие в программе?

- В приоритеты не попали те, кто выращивает зерно, потому что зерновики получают большую поддержку в рамках программ поддержки Минсельхоза. Все остальные – в программе. Так, у Восточно-Казахстанского тепличного комплекса кредит 2 млрд тенге. Мы его просубсидировали в рамках второго направления программы. В рамках всех трех направлений «Дорожной карты» есть и строительство элеваторов, и мельничные комплексы, и кондитерские цеха, и многое другое.

- Это как-то зависит от размеров, от объема необходимых средств или от размера предприятия?

- Хочу подчеркнуть, что основной наш инструмент – не рефинансирование ранее полученных кредитов, а субсидирование процентной ставки. На следующий год запланировано 63 млрд, рассматриваются кредиты до 3 млрд тенге – это около $20 млн. То есть учли еще и средний бизнес. Кстати, вот еще отличия: «Дорожной картой бизнеса» мы хотим охватить широкий круг предпринимательства, а «Производительность» будет заниматься прорывными штучными проектами.

- Вы сказали о 3-х направлениях «Дорожной карты». Хотя об этом и говорилось ранее, давайте напомним о них еще раз.

- Первое направление – это поддержка новых бизнес-инициатив, направленных на расширение и модернизацию действующих производств. Субсидируются кредиты, по которым банки снижают свою процентную ставку до 14%. Из них 7% субсидирует государство, 7% оплачивает заемщик. Тем самым заемщик фактически получает кредит под 7%. Я считаю, что если раньше проекты в обрабатывающем секторе не были привлекательными, то при 7% уже можно считать деньги. В целом, это стимулирует развитие перерабатывающих производств.

Второе направление – оздоровление предпринимательского сектора. Субсидируются процентные ставки, по которым банк кредитует под 12% годовых, из которых 5% перечисляет государство и 7% платит сам заемщик. Тем самым мы снижаем предпринимателям налоговое бремя действующих кредитов.

По третьему направлению – поддержке экспортно-ориентированных производств – субсидируются кредиты, по которым банки снижают ставку до 14%, если предприятие поставляет на экспорт не менее 10% от объема производства. Разница в том, что 8% по ним оплачивает государство, а 6% платит сам заемщик. Мы сделали это для того, чтобы поддержать экспортоориентированные производства. Разница с первым направлением вроде бы небольшая, но 1% - тоже деньги. С другой стороны, мы хотели подчеркнуть, что экспорт для нас приоритетен. Это задача становится еще более актуальной в связи со вступлением Казахстана в Таможенный союз.

- А если я получаю кредит в банке, допустим, по первому направлению меньше чем под 14%?

- У нас – константа, а у предпринимателей – плавающая ставка. Может быть 12,5%, тогда 7% предпринимателя изменятся на 5,5% . Дело в том, что вначале работают банки, а потом мы. Банк смотрит: выгодно или не выгодно. Многие проекты через банки просто не проходят. А бывает и наоборот. Так, в рамках направления по оздоровлению был проект Актауского литейного завода. Банк поставил ставку вознаграждения 5,1%. То есть 5% платит государство, а завод - 0,1%!

- Это банк поставил?

- Банку тоже нужны хорошие заемщики с хорошими проектами, а это сейчас проблема. При этом все риски на банках. Поэтому, чтобы не повторилась ситуация 2006-2007 годов, после которой мы имеем то, что имеем, предприниматель приходит сначала в банк, который рассматривает и определяет условия.

- Какие еще предполагаются меры поддержки кроме субсидирования?

- По поддержке новых бизнес-инициатив мы можем гарантировать до 50% от стоимости кредитов.
Следующий инструмент – подведение недостающей производственной инфраструктуры. Финансирование этого берет на себя государство, если стоимость работ не превышает 50% стоимости самого проекта. Развитие производственной инфраструктуры производится в 2-х направлениях. Первое направление – к конкретным проектам. Второе – создание промышленных зон и площадок. В настоящее время прорабатывается вопрос создания промплощадок для МСБ в Шымкенте на базе фосфорного завода, в Талдыкоргане - на базе старой промплощадки.

Следующее направление – сервисная поддержка бизнеса. Это различные консультации, маркетинг и так далее.д. Это все инструменты первого направления.

Что касается второго направления, то возможно предоставление отсрочки по выплате налогов, кроме ИПН. БуквальноЭтой осенью были внесены изменения в программу. и оОдно из последних – мы разрешаем в рамках программы субсидировать и валютные кредиты (раньше были только теньговые). Но размеры несколько иные: по первому и третьему направлению банки должны снизить процентную ставку до 12%, а по второму направлению - до 10%. Кроме того, последними изменениями мы также разрешили субсидирование кредитов, где присутствуют и оборотные средства до 30% от стоимости проекта.

Кроме того подготовлены поправки в законодательство, которые предполагают поменять условия реструктуризации облигационных займов. Со следующего года мы можем субсидировать купонные вознаграждения по облигациям предприятий. Это новый вид субсидирования. Вы знаете, что многие предприятия объявили дефолт по своим обязательствам. Когда пройдут эти поправки, мы сможем субсидировать и облигационные займы.

- Вы анализировали, как вообще чувствует себя бизнес в Казахстане? Насколько высока закредитованность? Каково состояние малого и среднего бизнеса на сегодняшний день на Ваш взгляд?

- Ну, про закредитованность мы все прекрасно знаем. Но вот что удивительно: мы, честно говоря, ожидали, что в рамках программы в основном будет работать второе направление. А первое - новые бизнес-инициативы – будет идти очень тяжело. Однако на сегодняшний день из 173 проектов, субсидирование которых мы одобрили, 106 – это новые бизнес инициативы. То есть проблемы у бизнеса существуют, но все-таки резервы есть. Повторюсь: мы думали, что основной наплыв предпринимателей будет на второе направление (оздоровление), по которому мы одобрили только 45 проектов. Правда, надо понимать, что выбирали банки, и там тоже был отсев. Было около 300 проектов, к нам пришло – 55, одобрили - 45, а остальные проекты не соответствуют приоритетам.

- Каковы главные критерии отбора, позиции по которым вы отсеивали?

- Мы отклонили, например, несколько проектов, так как они занимаются песчаными и гравийными карьерами, поскольку это относится к горнодобывающей отрасли.

- Как на практике происходит эта процедура?

- В первую очередь, для субсидирования процентной ставки предприниматель должен обратиться в банк. Банк должен снизить по ним процентную ставку: по 1-му и 3-му – до 14%, по 2-му – до 12%. Заемщик-предприниматель должен отработать с банком, и уже банк вместе с заемщиком вносит все документы по 1-му и 3-му направлению в региональные координационные советы. Решение по субсидированию принимает Региональный координационный совет (РКС). В его состав входят представители общественных организаций и бизнеса. Решение принимается коллегиально и открыто. Если РКС принимает решение о субсидировании, материал направляется в МЭРТ на согласование. Согласование мы проводим быстро: рассматриваем протоколы РКС в течение 2-3 недель. Потом материалы направляем в фонд «Даму» и банки. После этого идет процесс подписания договора или переподписание договора займа и договора о субсидировании. После этого предприниматели могут получить кредит. По второму направлению банк вносит документы в «Даму».

Если первое направление проходит у нас через местные исполнительные органы и региональные координационные советы, то по второму направлению работу проводит специальная рабочая группа при госкомиссии по модернизации экономики. Рабочий орган – наше министерство. В рабочие группы вошли представители всех наших общественных организаций предпринимателей: союз «Атамекен», форум предпринимателей, ТПП , депутаты парламента. Решение принимаем коллегиально, заседание рабочей группы проводим еженедельно и рассматриваем по 7-8 проектов.

- Есть ли какие-то требования, по которым вы отсеиваете потенциальных участников программы?

- У нас в программе есть и стандартные, и сомнительные, и безнадежные кредиты. Банк должен оценить возможности заемщика и принять по нему решение.

Помимо высокой закредитованности и недоступности кредитов МСБ, то есть тех проблем, которые пытается расшить «Дорожная карта», предприниматели говорят о неблагоприятном бизнес-климате в стране.

Мы прекрасно понимаем, что такая проблема существует, и правительство в течение последних лет достаточно много делает по снятию административных барьеров. Сейчас в парламенте находится законопроект, который еще более упростит и облегчит эти процедуры для бизнеса. Предлагается внести норму, по которой автоматически считается, что документы приняты в полном объеме, если госорган при регистрации предприятия или получении каких-либо разрешительных документов в течение 2-х дней не указал предпринимателю на то, что был представлен неполный пакет, По истечении срока возвратить документы или не выдать разрешение не могут.

- Но ведь и до этого была норма, по которой я могу начать деятельность, если госорган в определенный срок не отвечает.

- Да, по принципу «молчание – знак согласия». Эта норма осталась. Но даже тогда, когда она действовала (по документам для малого бизнеса – 10 дней, для остальных – 30 дней), представитель госоргана мог заявить: «Слушай, я посмотрел твои документы. Вот тебе все назад: там чего-то не хватает или неправильно оформлено». И процедура начиналась заново.

Теперь же госорган уже не может вернуть их через 10 дней. Еще одна новация, которую мы предлагаем, – получение дополнительной информации, которая необходима госоргану, будет уже его проблемой. То есть, если понадобится информации, например, от статистиков, то получением ее будет заниматься не предприниматель, а госорган, которому такая информация необходима. И, наконец, третье: мы отменяем нотариальное заверение всех этих документов.

- Я представляю, как нотариат сейчас с ума сойдет...

- Там нНаши специалисты предварительно посчитали:, экономия бизнеса составит 80 млниллионов тенге, а, может, даже больше. Сейчас, предприниматель может принести нотариально заверенные документы, а может придти с оригиналами и копиями, и госслужащий, сверив их, заверит своей печатью. и Ээтого будет достаточно. Вообще, принцип «молчание - знак согласия» мы хотим распространить на все разрешения, хотя, возможно, это слишком радикально.

- До этого ведь данный порядок распространялся только на лицензии?

- Совершенно верно. А сейчас - и на лицензии, и на разрешения. Там еще было, что предприниматель должен был уведомлять госорган, что, не получив ответа, он начинает свою деятельность. Теперь это будет не нужно.

Некоторые лицензии мы немного оптимизировали. Раньше, например, регулировалась деятельность по хранению зерна, теперь - только те элеваторы, которые работают с зерновыми расписками работают. Это по законопроекту, который мы уже внесли в парламент.

Второй этап заключается в том, что сейчас мы начали смотреть регионы смотреть. При нашем министерстве есть Институт экономических исследований, там создали рабочую группу. Кстати, первый законопроект мы готовили вместе с ними готовили. В настоящий момент все регионы проинвентаризированы. Посмотрели акиматы и те подразделения республиканских госорганов, которые работают на территориях. Сейчас готовим предложение на второй законопроект. Он также будет тоже по разрешительной системе, только на региональном уровне.

И наконец, третий этап. Вот сейчас закончим с регионами закончим, выведем закон выведем, потом еще раз посмотрим на центральном уровне посмотрим,( может быть там, что-то пропустили), и хотим надеемся уже к 2012 году выйти на окончательный перечень видов деятельности, по которым необходимо получение разрешений и лицензий на местном и на центральном уровне. Кроме того есть желание либерализировать эту систему, то есть все оставшиеся разрешения разделить на 3три группы (мы в свое время мы сделали же тоже самое по системе управления рисками сделали же тоже самое): - высокой, средней и наименьшей степени опасности. Для высокой степени опасности оставляем самый жесткий вид регулирования - лицензирование, для средней он будет носить уведомительный характер, но здесь за госорганом закрепится право вето – после сдачи документов госорган может провести дополнительную проверку до принятия решения. В последней группе - чисто уведомительный характер: сдал документы и можешь заниматься своим делом.

Марат КусаиновВице-министр экономического развития и торговли. Родился в 1965 году, в 1988 году окончил Алматинский институт народного хозяйства, в 1997 году - Национальную высшую школу государственного управления при президенте Республики Казахстан по специальности «Государственное управление».
Трудовую деятельность начал в 1988 году инструктором в аппарате Кызылординского горисполкома. С июля 1997 года работал консультантом в Канцелярии премьер-министра, с 2000 года возглавлял департамент социально-экономического анализа Агентства по стратегическому планированию РК. С декабря 2002 года возглавлял департамент Министерства экономики и бюджетного планирования. В феврале 2006 года назначен вице-министром экономики и бюджетного планирования Республики Казахстан. С марта 2010 года является вице-министром экономического развития и торговли Республики Казахстан. Награжден орденом «Кұрмет».

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер