1833 просмотра
1833 просмотра

Бразильский карнавал на алматинской сцене

Завершая Год Германии в Казахстане, Институт Гёте предложил своему давнему партнеру, театру «АRТиШОК» поставить пьесу немецкого автора. Постановка известной алматинской труппы впечатляет сложностью сценографии и количеством задействованных актеров. Вот только материал как был чужеродным, так им и остался.

Бразильский карнавал на алматинской сцене

Бразильский карнавал на алматинской сцене
Завершая Год Германии в Казахстане, Институт Гёте предложил своему давнему партнеру, театру «АRТиШОК» поставить пьесу немецкого автора. Постановка известной алматинской труппы впечатляет сложностью сценографии и количеством задействованных актеров. Вот только материал как был чужеродным, так им и остался.

Понятно, что проект создавался с намеком на эдакую космополитичность – казахстанский театр, современный германский драматург, пьеса о Бразилии. Но толк от этой экзотики получился сомнительный. Дело в том, что «АRТиШОК» очень внимательно и скрупулезно подходит к выбору материала, поэтому, что ни спектакль – то откровение. Пьеса же Дэа Лоэр «Жизнь на площади Рузвельта» по сути представляет собой набор клише «что мы знаем о Бразилии». Познания немки, прожившей несколько лет в этой латиноамериканской стране, признаться, мало чем отличаются от наших представлений о Бразилии. Откуда такое нагромождение знаний об испано-португалоязычном мире, сказать трудно: из новостей, сериалов новой волны мексиканских режиссеров? Или, может быть, из фильмов Педро Альмодовара, который как никто другой может рассказать о семейных драмах, женском одиночестве, насилии, гендерных трансформациях, судьбоносных встречах на кладбище? Драматург будто хочет поразить мир: вот двенадцатилетний мальчик отдается за деньги взрослому дядьке, а вот отец-полицейский преследует своего сына-наркоторговца, пока тот не погибает. Такие вот шокирующие истории для благополучных европейцев о том, что жизнь на площади Рузвельта и за ее пределами не балует обитателей Рио-де-Жанейро.

Плюсы этой постановки, возможно, заключаются в том, что, подминая материал под себя, «АRТиШОКу» удалось выйти на новый виток развития. Давно ощущая скованность на своей привычной сцене в небольшом подвальчике на Арбате, актеры адаптируют площадку бывшего ночного клуба, а там есть, где развернуться. Появляются трансформирующиеся декорации, да и игра становится свободней, «размашистей». К устоявшейся труппе театра присоединяются приглашенные артисты, музыканты. Все вместе латиноамериканскими страстями, песнопениями в духе фламенко и даже имитацией капоэйро пытаются передать атмосферу жаркого апельсинового Рио.

Очень спорную, притянутую за уши, пьесу спасают только находки режиссера Галины Пьяновой, художника театра Антона Болкунова и, конечно, игра актеров. В спектакле поочередно солируют Вероника Насальская в роли характерной бразильской домохозяйки, Елена Набокова, играющая больную раком одинокую женщину, Алексей Кащин, перевоплотившийся в трансвестита.

«АRТиШОК», славящийся сложнопостановочностью и мудреными схемами сценического действия, в «Площади Рузвельта», похоже, дает мастер-класс. Кажется, что любая пьеса театру по плечу. Вот только, чтобы составить это мнение, нужно дождаться второй половины спектакля, когда томительное непонимание первых сорока минут, о чем собственно и речь, и скучающее поглядывание на часы сменится, наконец, заинтересованностью, а действие наберет желанный драйв.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер