1300 просмотров
1300 просмотров

Россия – это наше настоящее, тогда как Китай – наше будущее

Группа Home Credit представлена во многих странах СНГ, в том числе и в Казахстане. О том, какие изменения происходят на рынке потребительского кредитования в мире, а также о своих дальнейших планах и перспективах рассказывает председатель правления группы Александр Лабак.<br /><br />

Россия – это наше настоящее, тогда как Китай – наше будущее

Россия – это наше настоящее, тогда как Китай – наше будущее
Группа Home Credit представлена во многих странах СНГ, в том числе и в Казахстане. О том, какие изменения происходят на рынке потребительского кредитования в мире, а также о своих дальнейших планах и перспективах рассказывает председатель правления группы Александр Лабак.

– Группа Home Credit представлена во многих странах мира, хотелось бы узнать, какой регион сейчас для компании наиболее интересен?

– Группе всегда были интересны развивающиеся рынки, поэтому мы и представлены в таких странах как Россия, Казахстан, Чехия, Словакия, Беларусь, Украина, Вьетнам и Китай. Но на данный момент два самых интересных региона для нас это – Китай и Россия. В России мы уже развились и являемся банком номер один в потребительском кредитовании. В какой-то мере кризис в этом регионе сыграл нам на руку, в то время как другие игроки закрывались и несли большие потери, мы успешно развивались и забирали их долю на рынке. Учитывая, что российский бизнес приносит 80% прибыли всей группы, то можно с уверенностью сказать, что Россия – это наше настоящее, тогда как Китай – наше будущее, ведь потребительское кредитование там пока в зачаточном состоянии. Правительство страны только 2-3 года назад начало задумываться о развитии этого сегмента, и сейчас оно стало рассматривать его как инструмент стимулирования потребительского спроса в стране. При этом мы единственная иностранная компания на рынке, у которой есть лицензия на осуществление деятельности в этом сегменте, так как мы являемся консультантами государства в том, как развивать данный рынок. По нашим прогнозам, через 5 лет наш бизнес в Китае будет в пять раз больше, чем в России. Компания уже сейчас работает в пяти провинциях Китая, но этот рынок достаточно специфичен, в частности, своими объемами. Вот, к примеру, в городе Чунцин проживает более 18 млн человек, и это не самый крупный город в Китае, именно этот показатель делает этот рынок уникальным.
При этом группа не стоит на месте и смотрит на другие развивающиеся страны, в которые она могла бы войти.

– Какие сложности у вас встречаются в освоении такого рынка как Китай?

– Как я уже говорил, отличительная черта Китая – это размер рынка, но при этом есть и ряд других особенностей, которые также вызывают затруднение. Например, в этой стране большой проблемой для компании является высокий уровень перемещения граждан внутри страны. Огромное количество людей, работая в городе, живут в деревнях и сельской местности, в этой ситуации очень сложно обслуживать людей, которые постоянно передвигаются. Но наибольшая сложность заключается в построении бизнес-модели в стране, и тут все вновь упирается в население страны, ведь чем население больше, тем и модель сложнее, в этом плане работать в Казахстане легче. Хотя в Казахстане у нас проблема обратного характера – большая территория для небольшого населения, и управлять бизнесом также сложно, когда присутствует такой существенный разброс населения, но тут нам помог опыт бизнеса в России, ведь ситуация с плотностью населения у вас схожа.

– Вы выделили Китай и Россию как наиболее важные рынки для вас, а вы рассматриваете другие страны БРИК, в частности Индию, как рынок для вхождения?

– В Индии есть небольшая команда группы, которая в данный момент исследует этот рынок. Но делать какие-либо прогнозы слишком рано, из-за различных ментальных, социальных и экономических особенностей страны. Сейчас мы лишь находимся на стадии изучения, но для того чтобы дать прогноз, нужно находиться на другом уровне понимания рынка.
Если же говорить о Бразилии, то мы эту страну не рассматриваем по той причине, что на рынке потребительского кредитования там слишком высокая конкуренция. Зачем нам входить в этот рынок, когда есть много других рынков, где конкуренции либо вовсе нет, либо она значительно ниже.
Если резюмировать географические интересы группы, то это страны Азии, Европы, возможно даже ряд африканских стран, но такой регион как Южная Америка нам не интересен.

– Во время кризиса покупательная способность населения в разных странах значительно снизилась. Хотелось бы узнать, в каких странах, где представлена ваша компания, восстановление потребительского спроса идет самыми большими темпами?

– Сразу стоит отметить, что в ряде азиатских стран снижение покупательной способности не было столь сильным, это касается Вьетнама и Китая. Если же говорить о странах, где падение было, то хуже всех восстанавливается Украина, можно сказать, что рынок там практически рухнул. Самое же интенсивное восстановление показывает Россия. Что касается Казахстана, то его восстановление идет средними темпами.

– В посткризисный период можно заметить большое количество процессов слияния и поглощения. Может быть, и ваша компания собирается приобрести пару активов?

– Компания присматривается к паре предложений, но в любом случае, мы предпочитаем затратить больше времени, а возможно и средств, в частности, если дело касается расширения или же вхождения в новый рынок.

– Будут ли вводиться новые инновационные продукты или новая технология продаж?

– Так как мы работаем в развивающихся странах, то рынки здесь не требуют какого-то инновационного подхода в кредитовании, здесь достаточно использовать каноническую линейку продуктов. Больше внимания стоит уделять качеству и скорости оказания услуг.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер