1234 просмотра
1234 просмотра

«Самым сложным было сделать первый шаг»

«Альянс банк» первым начал и первым закончил процесс реструктуризации. О том, как это происходило и о дальнейших планах банка, рассказывает председатель правления АО Максат Кабашев.

«Самым сложным было сделать первый шаг»

«Самым сложным было сделать первый шаг»
«Альянс банк» первым начал и первым закончил процесс реструктуризации. О том, как это происходило и о дальнейших планах банка, рассказывает председатель правления АО Максат Кабашев.

– Максат Рахимжанович, расскажите о ключевых моментах реструктуризации «Альянс банка».

– Для Казахстана это был первый опыт реструктуризации обязательств, и «Альянс банк» оказался на передовой.
Как вы знаете реструктуризация была вынужденным шагом, когда выяснилось, что в банке большие проблемы с качеством портфеля, ликвиднос-тью, часть активов выведена, тогда перед банком встал выбор – либо обанкротиться, либо договориться с кредиторами и снизить долговую нагрузку. Реализация первого варианта спровоцировала бы панику на рынке, и был существенный риск возникновения цепной реакции по всей банковской системе страны – люди бы начали снимать депозиты, закрывать счета и т.д.

Мы решили пойти по пути переговоров о реструктуризации. Самым сложным было сделать первый шаг, начать процесс. И так как мы были первыми, то ни у кого не было опыта, как начинать разговор, что говорить и в какой форме. После консультаций был составлен план и схема реструктуризации, разработана стратегия ведения переговоров и, как говорится, процесс пошел.

Думаю, когда остальные банки начали проводить реструктуризацию, то кредиторы были к этому уже психологически готовы.
Важно отметить, мы изначально поставили себе задачу не относиться по-особенному к какой-либо либо из групп кредиторов, будь то торговое финансирование, синдицированные займы или простые держатели облигаций банка. Все они для нас были одинаковыми. Балансировать как-то между ними тоже не пытались, так как многие кредиторы в той или иной степени уже сталкивались ранее с процессом реструктуризации, и если бы банк попытался сыграть на определенной группе, это сразу вылезло бы наружу.

– Были кредиторы, которые оказывали на вас наибольшее давление?

– Большое давление мы испытывали по торговому финансированию от государственных агентств. Они обращались к правительству Казахстана и к нашему акционеру «Самрук-Казына» с просьбой оплаты долга по номиналу. Но банк, правительство и «Самрук-Казына» объяснили им, что выделение кого-либо неправильно и неприемлемо, так как это нарушает принцип равенства. Сделано все было более прагматично: разработаны специальные опции, чтобы кредиторы могли выбрать наиболее удобный для себя вариант. Распределение по опциям шло по принципу очередности: кто раньше подал заявку. Поблажку сделали лишь казахстанским пенсионным фондам, которым выплатили весь долг (это было условием правительства) и кредиторам по исламскому финансированию, поскольку они руководствуются шариатом, не позволяющим получать процентный доход (они сразу ушли в первую опцию, по которой предусмотрены дисконтированные выплаты).

– Насколько сложно из процесса реструктуризации переходить в обычный режим управления?

– Реструктуризация была лишь частью плана по оздоровлению банка. Когда мы пришли в банк, то начали реализовывать стратегию по антикризисному оздоровлению. Сразу выделили «хорошие» и «плохие» активы, определили для каждого свои процедуры. Но при этом банк продолжал выдавать займы по госпрограммам, проводил работу по улучшению кредитного портфеля. Далее был разработан план по оптимизации административных расходов, структуры и численности персонала. Все это стало общей программой по оздоровлению банка и выхода на нормальный режим работы. Реализация плана до сих пор продолжается, и сегодня мы уже работаем в обычном режиме.

– У вас, пожалуй, самый высокий уровень провизий по банковскому сектору – свыше 60%. Какие программные шаги осуществляются по улучшению портфеля?

– В первую очередь, нам необходимо увеличить долю вновь выданных кредитов, поскольку к ним применяется новый подход, мы значительно улучшили риск-менеджмент в банке. Согласно кредитной политике, которая принята в прошлом году, планировалось начать кредитование новых заемщиков с апреля 2010 года. Но мы стали кредитовать раньше, в частности, в сегменте МСБ. Самый проблемный для нас блок – корпоративный: существует ряд крупных кредитов, которые сейчас не работают, и к этому направлению мы подходим очень осторожно. В розницу кредитовать мы начали в середине июня.
Во-вторых, у нас проблемные активы выделены в так называемый «плохой банк», и там мы проводим массу мероприятий по оздоровлению активов.

– Какие планы по долям в портфеле на конец года?
– Пока в планах по 33% для всех трех направлений, но в перспективе ожидается, что 50% портфеля займет розница, из оставшегося портфеля
70% – МСБ и лишь 30% – корпоративный блок. К этой структуре мы придем к 2012 году.

– Как ведется работа с проблемными заемщиками?

– У нас имеется план и по восстановлению провизий, и по взысканию. В том числе рассматриваем вариант продажи части нерабочих кредитов нашим партнерам и это, в частности, касается розницы и МСБ. Разработана и уже реализуется программа по реструктуризации наших заемщиков во всех секторах. Кстати, в ней имеются определенные инновации и собственные наработки, помимо стандартных методов реструктуризации, но говорить о них в открытую мы сейчас не можем. К концу года мы планируем снизить уровень провизий до 40%.

– Кредиторы вошли в капитал банка и стали акционерами. Появились независимые директора, которые представляют их интересы. Они пытаются вносить какие-нибудь изменения в стратегию или оперативную работу банка?

– В инвестиционном меморандуме у нас прописано: стратегические решения, крупные сделки, аудит согласовываются с независимыми директорами. Также без их участия не обходится управление комитетами по стратегии, аудиту и рискам. Польза от них есть, так как это независимый взгляд, который вносит элемент объективности. Нам даже хочется, чтобы они работали еще активнее и переносили в банк зарубежный опыт.

– Как обстоят дела по выходу государства из капитала банка?

– Понятно, что государство вошло в банк на временной основе, но при этом должна быть экономическая составляющая выхода из капитала, так что нужно подождать пока поступит наилучшее предложение. В настоящий момент ведутся переговоры с институциональным инвестором, который в случае стратегического партнерства придаст банку еще больше прозрачности. Но вхождение в капитал будет на уровне 5-10%. По самым приблизительным прогнозам коммерческая продажа банка состоится в 2011-2012 году.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер