1516 просмотров
1516 просмотров

«До нас так никто не снимал океан»

В казахстанский кинопрокат вышел потрясающий документальный фильм «Океаны». Мы и прежде видели на экране жизнь морских обитателей, но творение режиссеров Жака Перрена и Жака Клюзо не просто научно-познавательный фильм, это киноаттракцион, в котором зритель может почувствовать себя частью подводного мира.<br />

«До нас так никто не снимал океан»

«До нас так никто не снимал океан»
В казахстанский кинопрокат вышел потрясающий документальный фильм «Океаны». Мы и прежде видели на экране жизнь морских обитателей, но творение режиссеров Жака Перрена и Жака Клюзо не просто научно-познавательный фильм, это киноаттракцион, в котором зритель может почувствовать себя частью подводного мира.

Представлять фильм на «Неделю французского кино» в Алматы приехал один из его главных действующих лиц – оператор Рене Эзе. В эксклюзивном интервью «Къ» г-н Эзе рассказал, чем картина «Океаны» отличается от прочих натурных фильмов, и как дальше будет развиваться этот жанр.

– Г-н Эзе, говорят, что фильм «Океаны» произвел революцию в технике съемок, а какие революционные операторские новшества использовались на самом деле?

– Режиссеры этого фильма Жак Перрен и Жак Клюзо хотели, чтобы члены операторской группы стали частью мира тех животных, которых они снимали: среди дельфинов нужно было быть дельфинами, среди китов – китами. Такая задача потребовала совершенно иных операторских подходов. Нужно было, чтобы камеры двигались с той же скоростью, что и рыбы. Когда мы снимали косяк тунцов «в фас», то устанавливали камеры перед ними, когда снимали «в профиль», то камеры находились рядом, следовали за ними. Мы использовали специальный подъемный кран, установленный на лодке. Камеры на нем имели неподвижную основу, что позволяло бороться с волнением на море. Было бы некрасиво, если бы в кадре волны все время колыхали камеру. Еще одна новинка, которая применялась при съемках, – вертолет «Берди» («птичка»). Чтобы снимать китов с высоты, можно было использовать обычный вертолет, но он производит много шума и крутящимися лопастями создает на воде ненужные блики. Мы изобрели маленький электрический вертолет, управляемый дистанционно джойстиком. Этот тоже был революционный подход.

– Правда ли, что при работе над фильмом вам помогал даже французский военно-морской флот?

– Действительно, это так. Вместе с военными моряками, занимающимися торпедами, мы разработали новое операторское оборудование: поместили в торпеду вместо ее «начинки» камеру. Это придавало камере стабильность при любых погодных условиях и позволяло делать удивительные кадры. Еще в фильме есть такие сцены, когда на суше происходит ураган, а в океане – шторм, и три корабля борются с волнами. Вот в этом нам тоже помогли военные моряки, только они могли взять на себя риск выйти в открытый океан для таких съемок.

– Большинству зрителей жизнь подводных обитателей известна по фильмам вашего соотечественника Жака-Ива Кусто. Скажите, многое ли изменилось в производстве фильмов о подводном мире со времен Кусто, и какое значение сейчас для современных операторов имеет его творчество?

– Кусто – первый человек, открывший людям подводный мир. Впоследствии всю серию своих документальных фильмов Жак-Ив Кусто выстраивал вокруг себя, он был основным персонажем. Это его концепция, его видение. Так сейчас, наверное, уже никто не снимает. К тому же, его документалистика имела большое научное значение. Создатели фильма «Океаны» ставили перед собой другую задачу – наша картина должна была показать естественное состояние природы.

– Г-н Эзе, понятно, что спускаться под воду – ваша обычная работа, но все равно в океане происходят непредвиденные ситуации. Вы рассказывали, как испытали сильные ощущения, находясь в «эпицентре» пищевой цепи, в косяке сардин, на которых охотились и сверху – птицы, и снизу – киты и дельфины. А что на съемках фильма «Океаны» поразило вас как никогда ранее?

– Страх – абсолютно нормальное человеческое чувство, и, когда спускаешься под воду, главное сконцентрироваться на работе, не дать страху доминировать над тобой. На съемках произошел случай, когда мы с напарником так сильно увлеклись работой, что не заметили, как остались вдвоем. А с нами должен был находиться третий человек, который отвечает за безопасность и в случае чего предупреждает. Вдруг меня кто-то начал толкать в плечо, я подумал, что это наш третий аквалангист, который хочет что-то сказать. Оглянулся и увидел, что рядом со мной трехметровая акула, это она меня тыкала носом. Я непроизвольно оттолкнул ее локтем так, что сама акула испугалась. Мне пришлось сделать над собой усилие, чтобы сконцентрироваться на работе, иначе, если б я дал волю страху, акула почувствовала бы это, и все могло плохо закончиться.

– Фильм «Океаны» стал определенной вехой в развитии натурного кино о морских обитателях. Что произойдет после него, как дальше будет развиваться этот жанр?

– Я думаю, что в скором будущем документальные фильмы станут сниматься в формате 3D. А также понадобятся новые революционные технологии и новое оборудование для подводных съемок на больших глубинах. Это будет следующим шагом, потому что глубоководный мир практически не изучен.

Завершение трилогии
До «Океанов» два Жака – Перрен и Клюзо – сняли фильм «Микрокосмос» о всех видах подземных и наземных насекомых и киноленту «Птицы» о пернатых созданиях, ставшую настоящим блокбастером в документальном кино. «Океаны» – логическое завершение исследования живой природы. Съемки водных глубин проходили в 54 различных местах планеты и заняли около пяти лет. Бюджет картины составил $80 млн, что в восемь раз превышает бюджет тех же «Птиц».

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер