1200 просмотров
1200 просмотров

Экспортные штучки

В рамках грядущего кинофорума «Евразия» пройдет фестиваль «Французское кино сегодня», организованный компанией Unifrance. Это старейшее в мире предприятие продвигает французский кинематог- раф по всей планете. По сути, Unifrance занимается экспортом кинокартин за рубеж. В Казахстане подобный фестиваль будет проходить впервые, в его рамках покажут 8 новых французских картин.

Экспортные штучки

Экспортные штучки
В рамках грядущего кинофорума «Евразия» пройдет фестиваль «Французское кино сегодня», организованный компанией Unifrance. Это старейшее в мире предприятие продвигает французский кинематограф по всей планете. По сути, Unifrance занимается экспортом кинокартин за рубеж. В Казахстане подобный фестиваль будет проходить впервые, в его рамках покажут 8 новых французских картин.

О том, что ждать алматинским зрителям от фестиваля «Французское кино сегодня» и чем на сегодняшний момент может удивить казахстанский кинематограф в эксклюзивном интервью «Къ» рассказал Жоэль Шапрон, вице-директор Unifrance по Восточной Европе, а также представитель Каннского кинофестиваля и кинофестиваля в Локарно.

– Г-н Шапрон, из того, какие картины показывает страна за рубежом, складывается общее впечатление об этом государстве. По тем французским фильмам, которые «отправляются на экспорт» в Казахстан и будут показаны на нашем фестивале, какой предстанет перед нами Франция?

– Я с нетерпением жду показ французских фильмов на этом фестивале, чтобы понять реакцию казахстанского зрителя. Мы привозим самое разнообразное кино: и смешное, и мрачное. Я предполагаю, что не все, но какие-то картины однозначно понравятся. Во Франции снимается порядка 200-250 фильмов в год, охватываются все жанры. У нас нет какой-то одной тенденции, их несколько. Когда выходит такое большое количество картин, всегда найдется что-то по вкусу. Мы хотим показать, что французское кино – это не только арт-хаус, не только фильмы, так скажем, «бессоновского» производства, это кино для всех.

– Вы как-то рассказывали, что проводился опрос среди туристов с целью узнать, что побудило их приехать во Францию, и большинство из них ответили, что на их выбор повлияло французское кино. Вы считаете, что кино в самом деле обладает такой силой, способной привлечь туристов в страну?

– Да, тогда примерно 70 из 100 человек заявили, что они видели в кино кадры Франции, Лазурный берег, Париж, Версаль, другие города, благодаря чему и появилось желание совершить путешествие в эту страну. Это было не хорошее кино с художественной точки зрения, просто кадры Франции мелькали на заднем плане. А когда это происходит на большом экране, то, конечно, все выглядит впечатляющим. А что, например, мы видим, когда показывают Грецию? Кризис, забастовки, ужас. Ни у кого не возникнет желания посетить Акрополь. Последний раз, когда мы видели что-то позитивное о Греции, было в фильме «Мама Мия».

– Г-н Шапрон, Вы также являетесь представителем кинофестиваля в Локарно по Восточной Европе и странам СНГ. Известно, что в Локарно проводилась программа «Открытые двери», где участвовали проекты из Центральной Азии. Расскажите, пожалуйста, о программе подробнее.

– Руководство кинофестиваля в Локарно посчитало, что происходящее сейчас в среднеазиатском кино заслуживает внимания. Но очень много молодых режиссеров из-за финансовых проблем не имеют возможности реализовать свои проекты. Мы объявили о конкурсе в Центральной Азии и, представляете, к нам поступило 114 заявок! Это было совершенно неожиданно для нас. Из них мы отобрали 12 и их авторов пригласили в Швейцарию. Обучили их питчингу – защите, презентации своего проекта продюсеру. В этой сфере ведь тоже свои правила игры, и зачастую люди не умеют рассказать о своем проекте. Нашей целью было организовать площадку для встреч. Мы познакомили молодых режиссеров с руководителями фондов, которые как раз помогают среднеазиатскому кино, пригласили продюсеров из Западной Европы, которые интересуются азиатскими фильмами. В общем, за 2 дня состоялось 366 встреч авторов с продюсерами.

Реализуется проект или нет – в этом руководство фестиваля в Локарно уже не играет роли. Но в программе «Открытые двери» есть служба, которая следит за ходом проектов. Часть из них получает поддержу от западных продюсеров. Но главное, что все эти проекты вошли в каталог Локарно, который распространяется по всем фестивалям, и сам факт попадания в этот каталог уже что-то значит.

– Вы сказали, что казахстанское кино представляет интерес на Западе. А помимо фильма «Келiн», какие картины Вы еще считаете интересными?

– Я могу назвать 2 фильма, которые пользовались успехом на Западе: первый не совсем казахстанский – «Монгол», другой – «Тюльпан». Сейчас большие ставки делаются на фильм «Поздняя любовь», в котором принял участие Жерар Депардье. Вообще, любая картина, действие которой происходит здесь, даже если она не казахстанская, это всегда большой плюс для страны. Последняя картина из Центральной Азии, которая была успешна, это «Похититель света» или «Свет-аке» киргизского режиссера Актана Арым Кубата. Фильм был в Локарно на Венецианском кинофестивале. А любая картина, которая попадает на фестиваль, обращает внимание на страну. Это очень важно. Вот сейчас во Франции в прокат выходит «Шуга» Дарежана Омирбаева…

– Не скажу, что это лучший образец казахстанского кино...

– И я не считаю, что это лучший фильм Омирбаева, и тем не менее. В Казахстане снимают очень мало фильмов, а когда европейский зритель видит надпись «Казахстан», это уже привлекает внимание. Вам, наверное, тоже многое не понравилось из французского коммерческого кино, но вы ведь все равно его смотрите, и появляется привычка к французскому кино. Даже если это такие развлекательные фильмы, как «Такси». Еще отмечу важный момент – и в плохих фильмах можно заметить хорошую работу актеров, операторов. Смотрите, как сложилась карьера Марион Котияр. Получила «Оскар» за роль Эдит Пиаф. А ведь она из «Такси». Сейчас вот снялась с Ди Каприо в фильме «Начало».


– О российском кино Вы совсем недавно сказали: «С годами уровень картин все равно не улучшается. Кажется, что вот-вот стало пробиваться российское кино, а потом снова разочарование». Что Вы можете сказать о казахстанском кино?

– Я жду новое поколение, которое придет после поколения того соловьевского, вгиковского курса.

– То есть от режиссеров так называемой новой волны вряд ли уже можно дождаться чего-нибудь выдающегося?

– Нет, я не об этом. Я считаю, что в России сейчас складывается очень позитивная ситуация: новые имена, много дебютов. И среди российских самые интересные картины, например, «Бубен-барабан», «Волчок», «Сказка про темноту». Посмотрите, такие имена, которые сейчас на слуху, – Хлебников, Попогребский – это ведь совсем новое поколение режиссеров. А в Казахстане после Шинарбаева, Омирбаева, Нарымбетова я не замечаю выдающихся режиссеров, за исключением создателя фильма «Келiн» Ермека Турсунова. Хорошо, когда появляется не одно имя, а целая группа. Вот, допустим, о румынском кино никто не слышал, а тут выскочили 4-5 режиссеров, и все заговорили, что это новая волна румынского кино. Я бы назвал это совпадением, просто пять человек делают что-то одновременно. Такая же ситуация была и в Казахстане с выпускниками мастерской Соловьева. А сейчас работают единицы, вот «Келiн» для меня – единица.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер