1 просмотр

«Нужно просто зафиксировать цену 0,5-1 млн тонн зерна на внутреннем рынке»

Вместо запрета на экспорт зерна правительство Казахстана планирует принять ряд других мер для того, чтобы стабилизировать цены на продовольствие. Об этом, о результатах переговоров мукомолов с «Казагро», а также о ситуации в зерновой и мукомольной отрасли рассказал «Къ» председатель Союза мукомолов Казахстана Нурлан Смагулов.

«Нужно просто зафиксировать цену 0,5-1 млн тонн зерна на внутреннем рынке»

«Нужно просто зафиксировать цену 0,5-1 млн тонн зерна на внутреннем рынке»
Вместо запрета на экспорт зерна правительство Казахстана планирует принять ряд других мер для того, чтобы стабилизировать цены на продовольствие. Об этом, о результатах переговоров мукомолов с «Казагро», а также о ситуации в зерновой и мукомольной отрасли рассказал «Къ» председатель Союза мукомолов Казахстана Нурлан Смагулов.

– Россия недавно объявила временный запрет на экспорт зерна и муки. Что в связи с этим изменится для Казахстана? Найдутся ли дополнительные возможности для экспорта?
– Конечно, дополнительные возможности появляются. Мы много лет конкурируем с Россией за европейские рынки, Северную Африку, Средний Восток, страны Персидского залива. Мы поставляем зерно в 40 стран мира, и в те же самые страны поставляется российское зерно. Пшеница у нас примерно одинакового качества, климатическая зона одна и та же. Мы тесно связаны с Россией, и введение запрета на экспорт зерна и муки в РФ, конечно, сильно повлияет на разделение мировой торговли в нашей части. У нас появляются большие шансы – российские поставщики временно останавливают свою деятельность, казахстанские, напротив, начинают активно работать. Таким образом, Казахстан начинает увеличивать свой потенциал.

– Не приведет ли временный отказ России от экспорта к тому, что с традиционными покупателями российского зерна заключат договоры казахстанские трейдеры? Как Вы считаете, может ли РФ воспрепятствовать Казахстану в реализации зерна на экспорт транзитом через свою территорию?
– Я не думаю, что российские власти будут препятствовать транзиту казахстанского зерна через свою территорию. Покупатели российского зерна, оставшись без него, будут вынуждены обращаться к Казахстану, но наши страны – давние партнеры и дружественные государства, поэтому конфликт никому не нужен.
Да, возможно, что Россия и захочет каким-то образом повлиять на нас, к примеру, для того чтобы Казахстан поставлял большую часть зерна именно в их страну, тем самым нивелировав потерю части их урожая из-за засухи. Кроме того, россиянам невыгодно, чтобы казахстанское зерно продавалось на мировой рынок, а не в Россию, но чтобы саботировать работу в портах, выставить запреты – это маловероятно.
Сейчас очень важно, чтобы наше правительство заняло четкую и ясную позицию в отношении экспорта зерна, при этом необходимо акцентировать внимание на защите своего внутреннего рынка. Что это значит? Мы должны провести интервенционные внутренние закупки зерна (к уже имеющимся солидным запасам), часть которого необходимо приобрести у фермеров, зерновых компаний с тем, чтобы удержать внутренние цены на муку и макаронную продукцию. Эта задача уже решается – у Продкорпорации на рассмотрении меморандум о выделении Актюбинской области 122 тыс. тонн зерна до урожая 2011 года для предотвращения роста цен. Если совершать подобные поставки зерна по фиксированным ценам мелькомбинатам, то тем самым мы можем полностью обеспечить Казахстан мукой по стабильным ценам. И только тогда, когда мы насытим наш внутренний рынок, мы сможем продавать на экспорт зерно и муку – это будет отличный шанс закрепиться на рынке и поднять авторитет казахстанского зерна.
Я думаю, что у нашего правительства хватит мудрости, чтобы не допустить запрета экспорта зерна из Казахстана, ведь это нерыночно. Казахстан, несмотря на Таможенный союз, должен отстаивать свои суверенные права и коммерческие интересы своих предпринимателей.

– Ряд казахстанских зерноперерабатывающих компаний, среди которых и очень крупные, сейчас по итогам полугодия в убытках. Ситуация на рынке неблагоприятна для мукомолов?
– Да, обстоятельства непростые. Зерновая индустрия полгода работала с прибылью, последние три месяца – с убытком. Почему? Цена зерна пошла вверх, а цена муки не поднимается. Мы дотируем мелькомбинаты, работая сегодня без прибыли.
Меня возмущает другое – как наши чиновники борются с поднятием цен на хлеб. Они обвиняют хлебозаводы, мукомольные предприятия в сговоре. Я считаю, это несправедливым, т.к. ситуация следующая: стоимость зерна растет, а это не может не отразиться на цене конечного продукта, особенно на муке и хлебе. Тем не менее отдельные чиновники пытаются найти какой-то сговор, умысел, какие-то картельные соглашения. К примеру, последнее обвинение от антимонопольного агентства: у производителей запас муки есть, так почему же хлебзаводы повысили цены? Но ведь производитель – предприниматель, и если у него есть запас муки, то он должен продать хлеб, чтобы по новым ценам купить столько же муки. Это же математика!

– Какое решение Вы предлагаете?
– Решение подобной ситуации одно – нужно удешевлять зерно, а для этого необходимо подписывать меморандумы о фиксированной цене с участием трех сторон – Союза мукомолов, акиматов и Продкорпорации. Хотите дешевый хлеб? Давайте дешевую пшеницу. Опыт у страны есть и немалый, мы вели подобную политику еще с 90-х годов – это рыночные методы: интервенционные закупки, субсидирование зерна отечественным мелькомбинатам при контроле со стороны местных акиматов. Контроль акиматов нужен, так как зерно вместо переработки может легко уйти на экспорт с двойной для предпринимателя прибылью.
Механизм прост: нужно найти 20-30 отраслеобразующих мелькомбинатов – в каждой области есть 2-3 ведущих мелькомбината – и подписать с ними тройственный договор (мелькомбинат – акимат – Продкорпорация), призвав все стороны к стабилизации цен. Сколько дали зерна, столько и обязаны продать муки по фиксированной цене местным хлебопекарным заводам. Вот и все, зачем закрывать экспорт? Средняя внутренняя потребность Казахстана в продовольственном зерне составляет 2-3 млн тонн в год плюс семенной фонд, плюс фуражное зерно для животноводства. Таким образом, выходит 6-7млн тонн. А судя по текущему состоянию зерна на полях в этом году можно ожидать урожай 10-13 млн тонн плюс переходящий запас 5-6 млн тонн.
В 2008 году Казахстан вводил запрет на экспорт зерна, потому что чиновники Минсельхоза испугались сложившегося баланса зерна и закрыли шлагбаум. Я тогда выступал категорически против такого решения. В итоге мы пришли к новому урожаю с запасом более чем 1,5 млн тонн. Цены упали, а мы этих денег себе уже не вернули. Тогда за счет предпринимателей чиновники просто подстраховались…

– Как долго, по Вашим оценкам, продлится ситуация, когда зерно будет дороже муки?
– Недолго, поскольку это противоречит рыночным законам, ведь никто в убыток себе работать не будет. И «Цесна», и наша компания – все мы пока работаем в ущерб себе, но долго так продолжаться не может, рано или поздно мы будем вынуждены поднять цену на муку, тогда поднимется и стоимость хлеба. При такой ситуации правительство будет вынуждено либо субсидировать зерно, снизив его стоимость, либо закрыть экспорт. При развитии второго варианта цены обвалятся, но это самый легкий и самый неразумный, нерыночный способ решения проблемы.
Хороший, грамотный метод заключается в том, чтобы, не закрывая экспорт, создать механизмы рыночного понижения цены на хлеб. И сделать это можно за небольшие деньги. Нужно просто зафиксировать цены на внутреннем рынке на зерно в объеме 0,5-1,0 млн тонн, которых хватит на то, чтобы стабилизировать ситуацию с зерном. Зафиксировать – это не значит понести убытки, это просто значит – не заработать на росте цен. Какая именно сложится сумма упущенной прибыли сказать пока трудно, так как неизвестно, какие цены на зерно сложатся к октябрю.

– Насколько, по Вашим оценкам, могут подняться цены на зерно, а затем муку, хлеб и другие мучные изделия, если государство не будет вмешиваться в текущую ситуацию?
– Настолько, насколько поднимется цена на зерно. Уже с начала весны цена выросла, если грубо округлить, то с 15 до 21 тыс. тенге. А цена на муку за этот же период поднималась незначительно. Мы стали снижать обороты. Полгода мы работали с загрузкой 100%, сейчас – 50%. Дело в том, что спрос есть, но нам невыгодно продавать муку по такой цене. Да и психологически это тяжело – закрывать мелькомбинаты, распускать работников в отпуска. При этом мы ведь должны субсидировать затраты на содержание предприятий.
В нашей отрасли много банкротств. Профицит мощностей – 600%. Экспорт шел хорошо, поэтому и мельницы бесконтрольно строились и строились. Я думаю, через 3-5 лет возникнут массовые банкротства. Это очень серьезная отраслевая проблема, но ее никто не регулирует – Минсельхоз курирует аграриев, Министерство индустрии и торговли – торговлю, а само производство муки и пищевых продуктов никто не контролирует. Мы неоднократно предлагали назвать наш Минсельхоз Министерством сельского хозяйства и продовольствия, чтобы этот орган разрабатывал нечто вроде госплана, чтобы он мониторил, к примеру, вопросы строительства мельниц, знал потребности отрасли.

– Недавно Вы возглавили Союз мукомолов Казахстана. На что будут направлены Ваши шаги в первую очередь?
– Сейчас мы занимаемся лоббированием интересов отечественных производителей. Мукомолы Казахстана продают на экспорт столько же, сколько продают экспортеры зерна. С начала сельхозгода ( с сентября по август – «Къ») было реализовано 2,5 млн тонн муки – этот результат нельзя недооценивать. Мы занимаем первое место в мире по экспорту муки не только в расчете на душу населения, но и в абсолютном выражении . Одна из причин этого лидерства в том, что климатический пояс соседних стран, таких как Афганистан, Таджикистан, Узбекистан, Кыргызстан, Туркменистан, для выращивания зерна не совсем благоприятный. Все вышеназванные государства покупают казахстанскую муку, им просто невыгодно везти муку откуда-то издалека.
Последнее, чего мы достигли в лоббировании интересов мукомолов, – это субсидирование государством экспорта муки в Афганистан, которое, однако, было отменено уже через два месяца, так как экспортные цены и так стали расти. Тем не менее идея очень правильная – ведь неразумно субсидировать сырье ( зерно) и не субсидировать готовую продукцию из этого сырья – муку.
Сейчас мы работаем над тем, чтобы создать одинаковые правила игры для всех мукомолов, хотим сертифицировать эту деятельность таким образом, чтобы никто не нарушал технологию производства. Мы за то, чтобы поднимать качество нашей продукции.
Еще одна задача Союза мукомолов – популяризировать муку и макароны казахстанского производства, завоевывать новые рынки. Ну и, конечно же, наша организация защищает интересы перерабатывающих предприятий РК, помогает внедрять новые технологии, оказывает всяческую поддержку.

– А чего Вы хотите добиться от Продкорпорации?
– Мы планируем договориться о том, чтобы Продкорпорация в течение года могла гарантировать нам зерно в западных и южных областях Казахстана по доступной цене. Это соглашение позволит нам снабжать население республики мукой по доступным ценам.
Мы хотим добиться того, чтобы зерно госресурсов (а на наших мелькомбинатах солидные запасы) не было продано на экспорт в виде сырья – зерна. Мы считаем, что из регионов Казахстана, которые пострадали от засухи, нельзя экспортировать зерно, его нужно оставить на нужды этих регионов.
На днях у меня состоялась встреча с руководителем «Казагро» – Асылжаном Мамытбековым, и наши интересы и понимание проблемы совпадают: мы считаем, что экспорт нельзя запрещать, нужно действовать рыночными методами. Я надеюсь, что наша работа будет последовательна и согласована. У Продкорпорации уже есть опыт по поставке зерна мелькомбинатам по фиксированным ценам, и этот опыт она планирует сейчас применить.
Списки мелькомбинатов, которым будут вестись такие поставки, будут определяться акимами областей. Союз мукомолов со своей стороны будет рекомендовать мукомольные предприятия для включения в этот список. Включены в него будут градообразующие предприятия с полным циклом производства, с большими объемами хранения и производства. Когда акиматы направят свои предложения в Продкорпорацию, данный механизм будет запущен. По-хорошему такие меморандумы должны быть подписаны уже до конца августа.
Цену, по которой будет продаваться зерно мелькомбинатам, «КазАгро» обещало объявить 16 августа, но так и не объявило. Узнав предложенную «КазАгро» цену, мы сможем сказать, будем ли поднимать цены на муку и насколько. Скорее всего, предложенная «КазАгро» цена не будет ниже нынешней рыночной цены, поэтому цены на муку все равно вырастут. Зато впоследствии эта фиксированная цена будет ниже экспортных цен.
Если же говорить вообще об экспорте зерна, то мне кажется, в этом году нужно стараться экспортировать зерно не в виде сырья, а делать акцент на экспорт зерна в виде муки, так как именно в муке большая часть казахстанского содержания: добавленной стоимости, оплаченных налогов, заработной платы, оплаченных расходов на электроэнергию, транспорт и так далее. Кроме того, таким образом, мы утвердимся на традиционных рынках и выйдем на новые.

– Вы называете запрет на экспорт неразумным шагом. Тогда какова, на Ваш взгляд, подоплека действий России? Почему были приняты такие радикальные меры?
– Действия Кремля сложно комментировать. Лучше поставить так вопрос – а что бы вы сделали на их месте?
Россия имеет хороший опыт интервенционных закупок в госресурсах, и сейчас очень большой запас. Я просто продолжил бы интервенционные закупки, создал стабилизационные фонды, в крайнем случае – ввел бы квоты на экспорт. При таких мерах рынок не особо пострадал бы. Представляете, что сейчас происходит с международными компаниями, которые инвестируют в производство зерновых в России? Международные компании заключили контракты на поставку зерна из России и теперь не могут выполнить свои обязательства, все это называется форс-мажором, а у компаний – огромные убытки и падение доверия к решениям действующего правительства РФ. Инвестиционному климату в российском сельском хозяйстве уже нанесен большой урон.
Не нужно в действиях России искать какую-то подоплеку – это «ментальная» проблема. Вряд ли такая страна будет зарабатывать на спекуляциях с зерном на международных рынках. Основные доходы бюджета страны идут от продажи нефти, газа, вооружения и так далее. Я считаю, что решение о запрете на экспорт – это отголоски советского прошлого. Москва опасается и старается перестраховаться.

– Временный запрет на экспорт продлится всего полгода. При этом ответственный секретарь Минсельхоза РК Евгений Аман заявил, что Россия сейчас будет просить казахстанское зерно на свой внутренний рынок, и что Казахстан, несомненно, такие поставки сделает. На Ваш взгляд, что для Казахстана эффективнее: экспортировать зерно в Россию или же, пока Россия не экспортирует, прорываться на зарубежные рынки?
– Кто вам сказал, что запрет продлится всего полгода? Запрет будет действовать до 31 декабря, дальнейшее же решение вопроса зависит от видов на озимые, от хлебофуражного баланса. И я считаю, что сроки не ограничатся декабрем. В России засуха не прекращается, стоит жара, озимые уже под угрозой. Если посевная под озимые сорвется, считайте, что запрет продлится еще, как минимум, до следующей осени.
Что касается продаж, то Казахстану выгодно экспортировать зерно и муку, в том числе, и в Россию. С точки зрения долгосрочной перспективы, конечно, нам лучше выйти на дальние рынки – Египет, Сирия, Северная Африка, Тунис, Марокко – в те страны, в которых РФ обгоняет нас по объему продаж.
В то же время необходимо помнить, что хотим мы того или нет, но Казахстан сегодня обеспечивает продовольственную безопасность стран – импортеров нашей муки и зерна. И не поставлять в этот регион зерно и муку – значит способствовать развитию политической нестабильности. Ведь практически каждая вторая лепешка в Таджикистане, каждая пятая в Узбекистане – из казахстанских зерна и муки. Это надо помнить.
Россия – это страна зерновой нетто-экспортер. То, что происходит сейчас, – это форс-мажор. Учитывая наши геополитические дружественные отношения и сотрудничество во многих сферах, нельзя игнорировать интересы нашего северного соседа. Мы должны найти баланс интересов, помочь России с требуемым ей объемом, и тем не менее значительную долю экспорта нашего зерна направить в дальнее зарубежье, тем самым, закрепляясь на новых рынках.

НУРЛАН СМАГУЛОВ, ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОЮЗА МУКОМОЛОВ КАЗАХСТАНАРодился в г. Алматы 2 июня 1965 г.
После окончания Казахского государственного университета им. Кирова в 1990 году получил направление на работу на Казахскую производственно­акклиматизационную станцию при Казахрыбводе.
С февраля 1991 г. по февраль 1992 г. Смагулов Н.Э. работал директором малого научно­производственного предприятия при КазГУ «Нурбулак».
С марта 1992 г. по ноябрь 1996 г. – президент КМК «Астана Моторс».
В ноябре 1996 г. Н. Смагулов назначен президентом Государственной продовольственной контрактной корпорации.
В феврале 1997 г. – советником премьер­министра РК и председателем наблюдательного совета государственной продовольственной контрактной корпорации.
В 1999 г. занимает должность председателя правления ЗАО «Продовольственная контрактная корпорация».
С июня 2002 г. Смагулов Н.Э. – председатель совета директоров КЗК «Зерновая Индустрия» и президент КМК «Астана Моторс».
В январе 2006 г. после основания Astana Group, в которую вошли КМК «Астана Моторс», КЗК «Зерновая Индустрия» и Mega Development, становится ее президентом.
С апреля 2010 г. – председатель совета учредителей Союза мукомолов Казахстана.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif