1263 просмотра
1263 просмотра

Ни иронии, ни любви

В минувшие выходные в прокат одновременно в России, Украине, Беларуси и в Казахстане вышел совместный казахстанско-российский (правильнее все же было бы сказать – российско-казахстанский) фильм «Ирония любви». Несмотря на превалирующее участие отечественного капитала (60%), основную роль отвели российским актерам и российскому продюсеру.

Ни иронии, ни любви

Ни иронии, ни любви
В минувшие выходные в прокат одновременно в России, Украине, Беларуси и в Казахстане вышел совместный казахстанско-российский (правильнее все же было бы сказать – российско-казахстанский) фильм «Ирония любви». Несмотря на превалирующее участие отечественного капитала (60%), основную роль отвели российским актерам и российскому продюсеру.

Любой казахстанский режиссер (национальная киностудия «Казахфильм» тем более) мечтает выйти на рынок Северного соседа. В свой новый проект «Казахфильм» пригласил Рената Давлетьярова, продюсировавшего комедию «Любовь-морковь», а на главную мужскую роль – актера Алексея Чадова. Усилий прилагалось немало, да и бюджет в $2 млн для нашего развивающегося кинематографа довольно приличный (несмотря на иронию соседей, «что у них и за $3 млн ничего не снимается»). Была бы от этого польза, продвигай Казахстан качественный продукт, а получается, что фильм собирает не столько кассу, сколько разгромные рецензии московской прессы.

«Ирония любви» хромает сразу на все ноги. Хотя, казалось бы, такой популярный в последнее десятилетие жанр, как романтическая комедия, строится по проверенным схемам: яркие актерские работы, сопереживание главным героям, обязательный хеппи-энд и так далее. Но в нашем случае все оказалось не так просто. Из откровенно слабого сценария (написанием которого занимались сразу трое казахстанских сценаристов!) ни режиссер, ни актеры выжать так ничего и не смогли. Нестыковок и ляпов в сценарии так много, что не имеет смысла их перечислять. Непонятно главное – отчего же зрители должны поверить, будто светская львица Асель, ничего кроме бутиков и spa-салонов в своей жизни не видевшая, должна увлечься неуклюжим Иваном, «ботаником», по ходу фильма, кстати, интеллектом не блещущим, маменькиным сынком, мужские качества которого безнадежно подавлены властной мамашей в фарсовом исполнении Ириной Розановой, и ради него оставить свою беспечную жизнь и жениха-олигарха. Даже если предположить, что такое возможно, в фильме и намека нет на то, каким образом Асель к такому решению приходит.

Но все бы ничего, если бы актерская игра перекрывала абсурд сценария. Но там, где героиня (как произносят в фильме ужасно неблагозвучно – «Асэль») Асель Сагатовой не доигрывает, Алексей Чадов стопроцентно переигрывает. Его шаблонный, неживой «ботаник» не смешен ни разу. Актеры второго плана, в частности Гоша Куценко, Артур Смольянинов, играют куда с большим драйвом. Роли казахстанских актеров сведены до минимума. Роль жениха-олигарха (Ерик Жолжаксынов) сводится к многократно повторяемому вопросу «Асель, ты считаешь, сколько осталось дней до свадьбы?», а Фархата Абдраимова в роли тренера используют как всегда – Фара играет массой.

Там, где не доиграли актеры, можно было бы добрать режиссурой. Однако российскому режиссеру Александру Черняеву похвастаться нечем – сюжет безнадежно провисает. Под конец фильма создатели даже не пытаются контролировать процесс, и действие, разваливаясь на куски, на последнем дыхании доползает до хеппи-энда.

«Иронию любви» выпустили в прокат 600 копиями, что в 12 раз больше обычного. Никто, конечно, не предполагал, что фильм получится в 12 раз увлекательнее предыдущих казахфильмовских проектов, просто хотелось посмотреть добротную романтическую комедию. Но, видимо, не в этот раз.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram

kursiv_in_telegram.JPG


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Акции и индексы

ИНДЕКС S&P 500
     
 
АКЦИИ
FREEDOM HOLDING CORP
     

Читайте свежий номер

rgo