932 просмотра
932 просмотра

Нежнее надо, нежнее

«– А армяне лучше, <br />чем грузины!<br />– Ну чем, чем они лучше?<br />– Чем грузины».<br /><i>Старый закавказский анекдот</i>

Нежнее надо, нежнее

Нежнее надо, нежнее
«– А армяне лучше,
чем грузины!
– Ну чем, чем они лучше?
– Чем грузины».
Старый закавказский анекдот


Одно из наиболее часто встречающихся слов в деловой прессе – конкурентоспособность. В основном говорят о конкурентоспособности предприятия, отрасли, но можно говорить и о конкурентоспособности страны в целом. Чем лучше страна в этом плане себя проявит, тем больше у нее инвестиций, а следовательно, и ВВП, и уровень жизни. За последние 3 года прямые иностранные инвестиции в Казахстан колеблются в пределах $18,5-19,8 млрд в год и не имеют тенденций к росту. Кто же виноват в том, что инвестиции в страну не увеличиваются? Постараюсь ответить на этот вопрос.

Во-первых, это, разумеется, уйгурские сепаратисты в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР), которые подняли восстание в Урумчи. В ответ на это власти КНР не только устроили тотальную охоту на повстанцев, но и разработали программу по подъему СУАР в рамках 12-й пятилетки, которая будет обнародована в следующем месяце. Как и кнут, пряник будет огромным – инвестиции пойдут рекой. Программа подразумевает масштабную геологоразведку, развитие нефтехимической, угледобывающей промышленности, цветной металлургии, сельского хозяйства, а также строительство дорог. В энергетике будет сделан упор на уголь – по сведениям геологов, в СУАР запасы составляют не менее 40% от общих запасов КНР. Только на востоке Джунгарской впадины запасы угля составляют 390 млрд тонн, а в 2009 году добыча была 13 млн тонн с потенциалом роста к 2015 году в 100 млн тонн в год. Наиболее опасно для Казахстана развитие цветной металлургии в Синьцзяне – «Казахмыс» и ENRC могут потерять этот рынок инвестиций. А что будет, если, кроме Карамая, в СУАР будут открыты еще большие нефтяные месторождения? Куда пойдет наша нефть? Таким образом, под боком у РК развивается регион, куда в ближайшем будущем пойдет большинство китайских инвестиций.

Во-вторых, виновато российское правительство, которое действовало по мотивам известной песни «…идут на север срока огромные, кого не спросишь – у всех указ…». На севере России, согласно федеральным программам, начаты 2 мегапроекта «Урал промышленный – Урал полярный» и «Ямал». «Урал промышленный – Урал полярный», сокращенно именуемый УП-УП (да-да, именно в этой стране девочку могли назвать Даздраперма), подразумевает освоение месторождений Полярного Урала, строительство дорог на юг и поставку сырья в Средний и Южный Урал. К примеру, железная руда, марганец, хром и коксующийся уголь с севера пойдут на Магнитогорский металлургический комбинат, причем по очень низкой цене. И все это не нужно будет завозить с Соколовско-Сарбайского месторождения, Карагандинского бассейна, заводов феррохрома и ферромарганца ENRC. По нынешним данным, запасы Полярного Урала – это 12,1 млрд тонн железной руды, 433 млн тонн бокситов, 31 млн тонн марганца, 191 млн тонн фосфоритов, порядка 37 млрд тонн угля. А это обеспечит уральскую промышленность на сотни лет.

Ну, а на полуострове Ямал есть 11 газовых и 15 нефтегазоконденсатных месторождений, разведанные и предварительно оцененные (АВС1+С2), где запасы газа составляют порядка 16 трлн куб. м, перспективные и прогнозные (С3-Д3) ресурсы газа – около 22 трлн куб. м. Запасы конденсата (АВС1) оцениваются в 230,7 млн тонн, нефти – в 291,8 млн тонн. «Газпрому» освоить эти месторождения в одиночку не удастся, поэтому сюда приглашаются десятки нефтегазовых компаний со всего мира. Завлекают их очень хорошими условиями по налогам и прочим.

В-третьих, виноват Садам Хусейн, который не разработал в свое время оружие массового поражения и, в результате, не смог дать отпора захватчикам. Начиная с осени прошлого года, нефтегазовые месторождения Ирака разбирают на тендерах те компании, которые вполне могли бы ударными темпами осваивать шельф Каспия. Eni выиграло Зубейр (с запасами 4 млрд баррелей), BP будет разрабатывать Румайла (с запасами 17 млрд баррелей), «ЛУКОЙЛ» совместно с норвежской StatoilHydro получили право на разработку гигантского месторождения Западная Курна-2 (запасы 13 млрд баррелей). Также иракцы выставили недавно на тендер 3 газовых месторождения – Мансурия (93,4 млрд куб. м), Аккас (113,3 млрд куб. м) и Сиба (3 млрд куб. м). Самое интересное, что эти месторождения расположены или возле Персидского залива, или на севере Ирака, что очень облегчает транспортировку. Вообще, они требуют на порядок меньше инвестиций, чем каспийские. К примеру, вложения в $10 млрд в Зубейр дадут добычу в 1,125 млн баррелей в сутки, или около 55 млн тонн в год.

В общем, не так уже и привлекателен Казахстан для больших долгосрочных инвестиций. А значит, надо менять отношение к крупным иностранным инвесторам и не приходить, как рэкетир к «коммерсу»: «Делиться надо». Пик добычи казахстанских наземных месторождений нефти и газа (надеюсь, не надо пояснять, что это есть главный наш товар) прошел в 2002 году, планы по добыче на морских месторождениях (100 млн тонн в 2015 году) уже завалены, а геополитические обещания уже даны. Казахстану срочно нужна большая нефть. Потому что счетчики тикают, и «мене, текел, фарес» скоро появится на чьей-то стене.

(Автор – член Ассоциации приграничного сотрудничества)

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram

kursiv_in_telegram.JPG


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Акции и индексы

ИНДЕКС S&P 500
     
 
АКЦИИ
FREEDOM HOLDING CORP
     

Читайте свежий номер

rgo