Перейти к основному содержанию

1303 просмотра

Каннский расклад

На днях объявлена программа 63-го Каннского кинофестиваля, который пройдет, как обычно, на набережной Круазет с 12 по 23 мая. В прошлом году претенденты на «Золотую пальму» и «Гран-при» были очевидны. В том числе и из-за председательства в жюри непреклонной француженки Изабель Юппер. В этом году судейство возглавляет американский режиссер, сказочник и визионер Тим Бертон, поэтому фаворитов предсказать сложнее.

Каннский расклад

Каннский расклад
На днях объявлена программа 63-го Каннского кинофестиваля, который пройдет, как обычно, на набережной Круазет с 12 по 23 мая. В прошлом году претенденты на «Золотую пальму» и «Гран-при» были очевидны. В том числе и из-за председательства в жюри непреклонной француженки Изабель Юппер. В этом году судейство возглавляет американский режиссер, сказочник и визионер Тим Бертон, поэтому фаворитов предсказать сложнее.

Официальную программу открывают хорошо известные любимцы фестивалей, завоевавшие признание и награды еще в 1990 годах. Французский режиссер арабского происхождения Рашид Бушареб представляет новый фильм «Вне закона». История о трех братьях из Алжира, переселившихся во Францию и участвовавших в парижских событиях 1961 года, может побороться за пальму первенства.

Новую ленту «Еще год» представляет лауреат многочисленных премий, ведущий британский кинорежиссер Майк Ли. Его семейная драма «Тайны и ложь» уже выиграла «Золотую пальмовую ветвь», так что автор реалистических фильмов, которые вскрывают драматизм за фасадом повседневности, в этом году вряд ли будет в числе претендентов на победу – в реку каннского триумфа пока никому не удавалось войти дважды.

Самая лиричная и одновременно кровожадная часть программы – «Восточная шкатулка», в которую входят хорошие дальневосточные режиссеры, кочующие между Берлином, Венецией и Лазурным берегом. На этот раз в «Восточной шкатулке» оказалось двое корейцев и Такеши Китано. Японский мэтр, долгое время не обращавшийся к криминальному кино, привезет на фестиваль новый фильм «Гнев» о борьбе гангстерских кланов Токио. Корейский режиссер Им Сан Су снял ремейк на классику своего родного кинематографа – «Горничная». Другой кореец Ли Чан Дон в кинокартине «Поэзия» рассказывает об ищущей смысл в жизни 80-летней женщине.

Отдельную группу каннских номинантов составляют «почивающие на лаврах» режиссеры. Свое имя они уже представили миру и вряд ли потрясут новыми откровениями. Среди таких – единственный представитель Латинской Америки на нынешнем фестивале мексиканец Алехандро Гонсалес Иньярриту с давно ожидаемым фильмом «Красата» (в названии специально искаженное слово).

В конкурсе также участвует вечный фестивальный резидент Аббас Киаростами. Свою новую ленту «Заверенная копия» впервые в своей карьере режиссер снимал за пределами родного Ирана – в Италии. Но в Каннах таких режиссеров принимают, скорее, по политическим причинам: каждый уважающий себя западный кинофестиваль обязан поддерживать режиссеров, гонимых властями на родине.

Из подгруппы «хороших, надежных и предсказуемых» – француз Бертран Тавернье с экранизацией романа мадам де Лафайетт «Принцесса де Монпасье». А также итальянец Даниэле Лукетти с новой картиной «Наша жизнь», снимающий кино невеликое, но вполне приятное.

Отдельный блок – любимчики французских зрителей. Номер один французского кино актер Матье Амальрик дебютирует в режиссуре с фильмом «Турне». Его соотечественник Ксавье Бовуа («Про богов и людей») – из разряда «блатных» на фестивале, увеличивающий процентное содержание французов в конкурсе до одной трети.

В разделе «темных лошадок» – американец Даг Лайман, только что закончивший работу над политическим триллером «Честная игра» с участием Наоми Уоттс и Шона Пенна. Автор «Идентификации Борна», «Мистера и миссис Смит» и разнесенного в пух и прах критиками «Телепорта» пытается реабилитироваться фильмом об администрации Буша, манипулирующей разведданными об оружии массового поражения для вторжения в Ирак.

Фестивальные отборщики продолжают открывать миру «новых сумасшедших азиатов», например, молодого тайца Апичатпонга Веерасетакула. Бангкокский отшельник считается главным режиссером начала 2000-х, но, честно говоря, его имя представляет интерес исключительно для арт-хаусных компаний. Он привозит картину «Дядя Бунми, который мог вспомнить свои прошлые жизни» – о последних 48 часах жизни старца, который на смертном одре вспоминает свои предшествующие реинкарнации.

Представляя первую ленту Республики Чад в Каннах, арт-директор фестиваля заявил о том, что кино не имеет границ, на деле же «Кричащий человек» Махамата-Салеха Харуна – чистая экзотика.

Открытием может стать «Счастье мое» Сергея Лозницы – первая украинская картина, приглашенная в официальную программу полного метра. Для мастера документального кино Сергея Лозницы это первая игровая лента – и сразу приглашение в Канны. В прошлый раз это произошло с документалистом Сергеем Дворцевым, снявшим в Казахстане «Тюльпан» и получившим в Каннах 1-е место в «Особом взгляде». «Счастье мое» рассказывает о мытарствах водителя-дальнобойщика, сбившегося с трассы и затерявшегося на диких просторах российской провинции.

Еще один совместный украинско-французский фильм – «Шантрапа» Отара Иоселиани с участием Богдана Ступки – будет представлен во внеконкурсной программе.

В этом году в конкурсе, можно сказать, нет «тяжелой артиллерии». У михалковской картины «Утомленные солнцем – 2: Предстояние», представленной на фестивале не в трех-, а в двухчасовом варианте, есть все шансы на победу (если, конечно, Никита Сергеевич не перегнет палку с великодержавностью, как в «Сибирском цирюльнике»).

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance