1428 просмотров
1428 просмотров

«Christie`s был шансом»

Чуть больше месяца в Центральном выставочном зале проходила выставка алматинской художницы Сауле Сулейменовой «I’m Kazakh», вызвавшая определенный резонанс в художественных кругах. Сауле признается, что широкий интерес к ее творчеству на родине проснулся после того, как ее картина участвовала в торгах на престижном аукционе Christie`s в Лондоне. О том, каково быть творцом в Казахстане, «Къ» решил поговорить с самой художницей.

«Christie`s был шансом»

«Christie`s был шансом»
Чуть больше месяца в Центральном выставочном зале проходила выставка алматинской художницы Сауле Сулейменовой «I’m Kazakh», вызвавшая определенный резонанс в художественных кругах. Сауле признается, что широкий интерес к ее творчеству на родине проснулся после того, как ее картина участвовала в торгах на престижном аукционе Christie`s в Лондоне. О том, каково быть творцом в Казахстане, «Къ» решил поговорить с самой художницей.

– Сауле, какие у Вас впечатления от прошедшей выставки – продолжении серии «Казахская хроника»? Какой реакции публики Вы ждали?
– Я не могу предполагать какую-то реакцию. Я, можно сказать, делюсь своим ликованием. Было много нападок, но и позитива тоже. На выставке ко мне подходили люди из других городов Казахстана и спрашивали, когда мои картины можно будет увидеть в других регионах. Я, конечно, хочу, чтобы с этой выставкой пошло какое-то движение в структурах, которые занимаются культурой у нас в стране, чтобы ее можно было организовать не только в Алматы.

– У Вас было несколько выставок в Европе и Америке, Вы довольно известны в Казахстане, какое признание, где и от кого для Вас важно? Каковы критерии успеха?
– Искусство – вещь беспощадная. Это ведь разговор с самим собой. Даже если вокруг шум, успех, когда ты находишься один на один с холстом, ты всегда сам знаешь – на верном пути или нет. В Казахстане не так много художников, поэтому если кто-то начинает делать что-то свежее, то всегда происходит резонанс.

– Что казахстанскому художнику дают выставки за рубежом?
– Делать выставку за границей очень тяжело и накладно. Каждая – событие. Подготовку к экспозиции нужно начинать года за два. Что мне дают выставки в Европе? Для меня нет особой разницы, где выставляться. На Западе огромное количество художников, выставок, институций, поэтому для казахстанского художника этот опыт всегда ценен. Но, мне кажется, нужно делать упор на нашу аудиторию. Гораздо важнее проводить выставки здесь, идти на контакт с людьми, искать точки соприкосновения.

– После выставок за рубежом легче находить свою аудиторию здесь?
– Знаете, в нашей художественной среде все настолько смешно, настолько сыро. Конечно, выставка за рубежом обогащает портфолио, но организовать выставку в Казахстане не проблема ни для профессионала, ни для любителя. Вообще, у нас мало людей, которые занимаются искусством. Еще меньше тех, которые зарабатывают на жизнь только искусством, как мы с мужем (художником Куанышем Базаргалиевым – прим. «Къ»). Я не делаю конъюнктуру, а занимаюсь тем, что мне нравится. Каждый год удивляюсь тому, что мои работы продаются, это для меня носит, скорее, мистический характер. И является доказательством того, что я занимаюсь тем, чем должна заниматься.

– Расскажите о Вашем участии на известнейшем аукционе Christie`s, все-таки для нашей художественной среды это стало настоящим событием.
– Изначально аукционный дом Christie`s делал запрос на декоративно-прикладное искусство, объясняя это тем, что современное искусство в Казахстане – все второго эшелона. Чтобы опровергнуть это заявление, в 2008 году алматинская дирекция художественных выставок и аукционов предоставила для экспертов Christie`s 500 работ 80 художников. Они приехали на один день и выбрали 15 лотов. Пять из них – произведения современных художников: картина Марата Бекеева, живопись и скульптура Аскара Есдаулетова, картина Куаныша Базаргалиева и моя. Остальное – декоративно-прикладное искусство. Это был невероятно успешный аукцион, что было странно во время кризиса (15 предметов искусства из Казахстана были проданы примерно за $7 млн. – прим. «Къ»). Вырученные средства были потрачены на благотворительные цели. Нас в Лондоне ждал роскошный прием: внимание, ужины, культурная программа. На контрасте, работники посольства сочли ниже своего достоинства даже познакомиться с нами. В общем-то, у нас художников никогда не уважали и не относились к ним с пиететом.

– Как после такого приема работать здесь?
– Участие в аукционе – это же счастливый билет, шанс показать себя на мировой арене. Я не считаю себя состоявшимся художником, надо еще много учиться и развивать себя. И такие внешние события не решают творческие проблемы. В созидательном плане это никак не повлияло на меня.
Christie`s был шансом и для казахстанского искусства. Все также начиналось в России 15 лет назад с мероприятий благотворительного плана. Потом пошли серьезные аукционы. Я считаю, что для создания правильного имиджа нашей страны министерство могло бы организовывать участие казахстанского павильона на Венецианской, Стамбульской бьеннале.

– Как бы вы в целом охарактеризовали ситуацию с художественной средой в Казахстане?
– Знаете, мои друзья, художники, в Европе живут в маленьких квартирках без горячей воды, вынуждены где-то подрабатывать. На Западе такая высокая конкуренция, что жить на продаже своих картин они не могут. У нас все-таки можно заработать своим творчеством. Нет жесткой конкуренции, но и нет такого понятия, как класс художников. О каждом из казахстанских художников можно говорить единично, мы все как исключение. Поэтому нет единых рецептов, как жить художнику в Казахстане. Кто-то занимается коммерческой живописью. Кто-то ориентируется на Запад, пытается больше участвовать в серьезных выставках. Кто-то еле-еле сводит концы с концами, я знаю несколько художников, которые находятся на пороге нищеты.

– Сауле, кто ценитель, покупатель ваших картин?
– Я сама меняюсь постоянно, работаю в нескольких направлениях. Меняется и мой зритель. Раньше ко мне приходили иностранцы, сейчас – очень много наших, то ли люди стали более образованными, то ли образованные люди стали иметь возможность покупать живопись. На родине мои картины стали приобретать в основном только после аукциона Christie`s. Большая часть моих работ находится в европейских коллекциях. Но я не считаю, что здесь есть, чем гордиться. Живопись – это же блажь для большинства людей, просто каприз, излишество. А для меня это – жизнь. Вот такой диссонанс...

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram

kursiv_in_telegram.JPG


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Акции и индексы

ИНДЕКС S&P 500
     
 
АКЦИИ
FREEDOM HOLDING CORP
     

Читайте свежий номер

rgo