nedvijimost-v-krizis.png

1218 просмотров

Сырные споры могут закончиться финансовым национализмом

Нелегко было подавить протесты британцев, взывавших к введению протекционистских мер. Выступая под лозунгом, повторяющим предвыборное обещание Гордона Брауна создать «в Британии рабочие места для британских рабочих», митингующие требовали защитить их от иностранной рабочей силы, которой отдается предпочтение в строительной отрасли. Протекционизм проявляется в разной форме и имеет разные масштабы, начиная с недавнего спора между уходящей американской администрацией и французами по поводу 300% пошлины, установленной на сыр рокфор, и заканчивая существенными торговыми ограничениями межвоенного периода, введенными в соответствии с тарифом Смута-Хоулли 1930 г. (прим.: закон, установивший самые высокие таможенные пошлины на ряд товаров. Закон Смута-Хоулли имел своей целью сокращение импорта и стимулирование роста внутренней экономики).

Сырные споры могут закончиться финансовым национализмом

Сырные споры могут закончиться финансовым национализмом
Нелегко было подавить протесты британцев, взывавших к введению протекционистских мер. Выступая под лозунгом, повторяющим предвыборное обещание Гордона Брауна создать «в Британии рабочие места для британских рабочих», митингующие требовали защитить их от иностранной рабочей силы, которой отдается предпочтение в строительной отрасли. Протекционизм проявляется в разной форме и имеет разные масштабы, начиная с недавнего спора между уходящей американской администрацией и французами по поводу 300% пошлины, установленной на сыр рокфор, и заканчивая существенными торговыми ограничениями межвоенного периода, введенными в соответствии с тарифом Смута-Хоулли 1930 г. (прим.: закон, установивший самые высокие таможенные пошлины на ряд товаров. Закон Смута-Хоулли имел своей целью сокращение импорта и стимулирование роста внутренней экономики). За возможным исключением скандала вокруг сыра рокфор - который предположительно был связан с американским представлением о французах как о «капитулировавших обезьянах, поедающих сыр» во времена второй войны в Заливе - протекционизм, как правило, ассоциируется с экономическими спадами. Безусловно, он также связан и с грубым национализмом, и, в конечном счете, с ксенофобией.

Политики могут слишком легко поддаваться внешним призывам к протекционизму. Для этого нужно провести голосование. Однако никто не хочет быть публично обвиненным в протекционизме на международном уровне. Возможно, тариф Смута-Хоулли больше не введут: он слишком тесно связан с Великой депрессией; в любом случае, сегодня существуют такие международные органы, как Всемирная торговая организация, которые призваны предотвратить распространение торговых ограничений. Сегодня протекционизм проявляется в более скрытых, но не менее возмутительных формах. Последней версией стал «протекционизм рынка капитала» или «финансовый национализм». Снятие торговых ограничений способствовало формированию первого этапа послевоенной глобализации и в последующем, с 1950 по 1980 гг., привело к значительному расширению мировой торговли. Страны могли заниматься развитием своих «конкурентных преимуществ», что, в свою очередь, позволило проложить путь в промышленно развитый мир, обеспечивавший возможность постоянного улучшения качества жизни. Однако в некоторых регионах протекционизм по-прежнему существовал (наиболее очевидный пример - сельское хозяйство), не давая многим беднейшим странам мира воспользоваться преимуществами торговой либерализации.

Второй этап, который находится под угрозой, полностью связан с рынками капитала. Великобритания сделала первый шаг, отменив в 1979 г. валютный контроль. Другие страны последовали этому примеру, некоторые с большим энтузиазмом, чем другие. Поскольку ограничения в области капиталовложений постепенно исчезли, у владельцев сбережений отпала необходимость хранить деньги дома. Постоянно увеличивалось число возможностей вложения капитала в любой стране мира. Тем временем заемщикам стало гораздо проще получить средства: их желания больше не ограничивались размерами их домашних накоплений. Конечно, снятие ограничений с международных потоков капитала - это только часть всей истории. Усовершенствованные информационные технологии объединяли страны как никогда ранее, упрощая доступ к информации об использовании инвестиций владельцев капитала за рубежом. Политические революции в Китае и бывшем Советском Союзе существенно изменили картину на рынках капитала. В совокупности эти события подготовили почву для гораздо более эффективного распределения капитала в мире.

Несомненно, эти изменения существенным образом способствовали повышению качества жизни за последние три десятилетия не только в богатых промышленно развитых странах, но, что более важно, в таких странах, как Китай и Индия, где в последнее время доходы на душу населения росли невероятно быстрыми темпами. Следовательно, пренебречь иностранными потоками капитала было бы серьезной ошибкой. К сожалению, мы, возможно, движемся как раз в этом направлении. Сейчас кредитный кризис - мировой феномен. Возможно, он зародился в США, Великобритании и других странах с избыточными займами, однако его последствия получают широкое распространение. Банки под воздействием финансирующих их правительств демонстрируют обновленную форму «внутреннего смещения» практик кредитования. У них не хватает средств, они больше не могут выдать кредиты во вчерашнем объеме, а налогоплательщики не хотят, что справедливо, финансировать рисковые операции за рубежом. В результате страны, которые сильно зависят от кредитов иностранных банков, переживают трудности не по своей вине. Многие из них - это развивающиеся страны. Создав в последнее время крупные валютные резервы, политики неожиданно узнают, что их «военный бюджет» не обеспечивает тот уровень безопасности, на который они рассчитывали.

Причина проста: валютные резервы увеличивались на фоне существенного роста объемов кредитования иностранными банками в совокупности с отказом от чрезмерного повышения обменных курсов. Сейчас в условиях сокращения банковского кредитования валютные резервы быстро исчезают, и валюты оказываются под давлением. Увеличение потоков мирового капитала должно было стать общественным благом. К несчастью, существующие международные финансовые условия оказались недостаточно надежными для борьбы с обратной стороной иностранных капиталов, которая сегодня уже стала очевидной, включая кризис субстандартного кредитования и ужесточение условий выдачи кредитов. В Китае и России образовались слишком большие накопления, сформировавшие в этих странах огромные профициты текущего счета, а США и Великобритании слишком много занимали, в итоге их домохозяйства накопили огромные долги. Слишком мало было информации о точных источниках средств, которые банки привлекали для поддержания быстрого роста кредитов. Люди слишком уж доверяли рейтинговым агентствам, которые в течение уж очень долгого времени оценивали кредитоспособность только с помощью зеркала заднего вида. А центральные банки, которые были в восторге от своих проектов по борьбе с инфляцией, не обращали внимания на быстрый рост кредитов, даже несмотря на рекордно высокие цены на жилье и потребительские долги.

К счастью, некоторые из этих проблем можно решить на заседании «Большой двадцатки», которое состоится 2 апреля. Как минимум, необходимо создать новую глобальную инфраструктуру, которая позволит обеспечить рынки капитала тем, чем ВТО обеспечила торговлю. Это может быть и усиление роли МВФ, и расширение полномочий Банка международных расчетов. Но захотят ли наши лидеры воспользоваться этой возможностью - другой вопрос. Новая американская администрация поддерживает политику «покупай американские товары», а новый министр финансов Тим Гейтнер уже начал угрожать: «Китай - валютный манипулятор». В то же время русские жаловались в Давосе на то, что американцы в действительности неправильно используют статус их резервной валюты. Если Барак Обама и Бен Бернанке включат печатные станки, то предполагаемое падение стоимости доллара заставит владельцев казначейских облигаций на развивающихся рынках заняться своими убытками, выраженными в национальной валюте. Остальные страны начинают осознавать, что в случае крайней необходимости американские политики с радостью переложат бремя коррекции с внутренних должников на плечи иностранных кредиторов. Как отреагируют кредиторы? Будут ли они рассматривать печатный станок как средство дефолта? Если да, то что будет со статусом доллара как мировой резервной валюты? В условиях этого нового нестабильного мира мы можем выйти на уровень совершенно новых экономических и политических отношений. Тем не менее, будем мы богаче или беднее, в большой степени будет зависеть от способности политиков обеспечить движение капитала за рубеж, несмотря на призывы протекционистов, которые звучат все громче.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG

banner_wsj.gif


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif

kursiv_opros.gif