nedvijimost-v-krizis.png

1214 просмотров

Продаются двадцать долларов за доллар

«Слушателям, до отказа заполнившим зал, представляют оратора, которого раньше никто никогда здесь не видел и не слышал. Он начинает свое выступление следующим образом. Достает из кармана двадцатидолларовую бумажку и говорит: «Эта двадцатка продается всего за один доллар. Кто хочет ее купить?»

Продаются двадцать долларов за доллар

Продаются двадцать долларов за доллар
«Слушателям, до отказа заполнившим зал, представляют оратора, которого раньше никто никогда здесь не видел и не слышал. Он начинает свое выступление следующим образом. Достает из кармана двадцатидолларовую бумажку и говорит: «Эта двадцатка продается всего за один доллар. Кто хочет ее купить?»

Теперь давайте будем честными. Вскочите ли вы со своего места с возгласом, чтобы привлечь внимание оратора? Или же несколько секунд подождете, желая посмотреть, как поступят другие, и только после того как поднимется одна-две руки, робко присоедините к ним свою? Если вы один из тех, кто колеблется, - вы обычный человек. Нас учат всю жизнь, что только простофили дают обмануть себя подобными сделками. Но, тем не менее, едва кто-то другой готов рискнуть, обладая не лучшей информацией, чем мы, - и наши жадные лапки тянутся вверх, и мы не прочь принять участие. Чем быстрее поднимаются руки других, тем больше увеличивается спрос, а также вероятность того, что без нас не обойдется. Наше представление о ценности чего-либо основывается чаще всего не на действительной ценности данного предмета - будь то двадцатидолларовая банкнота, продаваемая за один, или необыкновенные луковицы тюльпанов, или редкостный драгоценный камень, - а на том спросе, который создан на данный предмет» (Харви Маккей. «Как уцелеть среди акул»).

В эпиграф выносить целый опус было как-то не по формату, на емкую цитату данный отрывок также не тянул, поэтому я решил включить данный пассаж из книги известного американского предпринимателя сразу в текст обзора. Не потому, что данная книга лежит у меня под подушкой - там покоится «Роза мира», далекая от трейдерско-инвесторских треволнений. Признаюсь - я Маккея даже не читал. Но отрывок, позаимствованный мною, в свою очередь, из трейдерской энциклопедии (чем не пример двойного заимствования (double leverage), чем был так славен наш финансовый мир до недавнего прошлого), как нельзя лучше характеризует текущее состояние дел на рынке акций на данный момент. Осторожные покупки перерастают в мини-революции, как только объемы чуть превышают среднедневные, и сразу сменяются обвальными продажами при первых признаках «перекура» покупателей. Чья очередь тянуть руки сейчас?

В случае с акциями крупных казахстанских банков - покупателей двадцать долларов на доллар вложений на них заработать вряд ли удастся, но 1,5-2 доллара данные инвестиции могут принести достаточно быстро. Можно, конечно, долго рассуждать о пересмотре прогнозов по прибыли и соответствующем снижении прогнозных цен на акции. А можно посмотреть на более стационарный показатель - коэффициент цены на капитал (price to book ratio), более извест-
ный как «книжная стоимость» акции. Для банков все последнее десятилетие данный коэффициент вращался в диапазоне между 2-3 «книгами», изредка уходя на более высокие рубежи. Две недели назад акции Халыка и Казкома торговались на уровне 0,5 «книги», сейчас после череды рывкообразных движений коэффициент подрос, но по-прежнему находится ниже балансовой стоимости - между 0,8-0,9 book value.

Недавнее решение правительства войти в капитал четырех крупнейших банков было суперпозитивно воспринято инвесторами, однако объявленная во вторник цена входа - на уровне рыночных цен 24 октября - резко охладила пыл многих покупателей. Дело в том, что 24 октября акции торговались на минимальных за все последние годы ценовых уровнях, и вход в капитал банков по данной цене снизит book value акции на 10-15%.

Это, тем не менее, не противоречит рекомендации на покупку, озвученной выше. Просто потенциал фундаментально обоснованного прироста акций снизился со 120% до 100%. Когда данный прирост может быть реализован?

Вариант первый - уже в ноябре. Медленно, но верно государственное фондирование растекается по закромам инвесторов, где латая бреши, а где оседая на текущих остатках. Учитывая, что некоторые участники рынка и без того предпочитали держать средства в коротких инструментах до лучших времен, не исключено, что кто-то из них уже сейчас решит пустить часть средств в «настоящую работу».

Вариант второй - в середине-конце I квартала, когда уже большая часть инвесторов перестанет списывать убытки и задумается о том, какие инструменты будут данные потери восстанавливать. С этой точки зрения, безусловно, привлекательны будут облигации - фактически квази-госы - с доходностью 20-30% годовых, и часть средств перекинется на рынки акций и сырьевые рынки - беспроцентные активы в условиях около нулевых процентных ставок априори выглядят привлекательными в качестве альтернативного вложения.

При этом я далеко не обольщаюсь относительно «света в конце тоннеля» и исчезновения кризисных симптомов с рынка. Новостной фон по-прежнему будет оставаться мрачноватым, индикаторы будут выходить с минусовыми показателями, а рейтинговые агентства будут, пыхтя, наверстывать упущенное, меняя рейтинги и аутлуки. Однако способность рынков расти и на плохих новостях - вовсе не уникальное качество, а обычная человеческая черта. Покупать вещи не в сезон или ходить в кино в будни - всегда дешевле и зачастую интереснее.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG

banner_wsj.gif


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif

kursiv_opros.gif