nedvijimost-v-krizis.png

1196 просмотров

А в чем сейчас на рынках сила, брат?

Последний летний месяц вступил в свои права, а обещанного «скорого» восстановления аппетита инвесторов к риску не происходит. Вернее, аппетит этот временами просыпается, но при первых симптомах опасности заявки на покупку исчезают с экранов со скоростью света, а кнопка «продавать» начинает западать у многих брокеров от беспрестанного ее нажатия.

А в чем сейчас на рынках сила, брат?

А в чем сейчас на рынках сила, брат?
Последний летний месяц вступил в свои права, а обещанного «скорого» восстановления аппетита инвесторов к риску не происходит. Вернее, аппетит этот временами просыпается, но при первых симптомах опасности заявки на покупку исчезают с экранов со скоростью света, а кнопка «продавать» начинает западать у многих брокеров от беспрестанного ее нажатия.

То, что в акциях силы нет, братья-инвесторы поняли уже давно – недаром в прошлом обзоре мы демонстрировали пикевидные (острием вниз) графики китайского и индийского рынка акций. На этой неделе к ним присоединился российский фондовый рынок, вернувшись после обвала на уровни лета 2007 года. Причиной тому послужила комбинация из политических и рыночных моментов. Атака Путина на Мечел еще раз показала, что словосочетание «равноудаленность олигархов» пока остается в России чисто публицистическим термином, а падение цен на нефть напомнило об опасности нефтяной иглы.

Если силы нет в акциях, может, она в сырье? Ведь как дружно ломанулись (прошу прощения за жаргон, но глагол очень емко характеризует стадное поведение на рынке commodities) инвесторы в нефть, золото и пшеницу с кукурузой в начале года. Тем, кто сомневается в значимости спекулятивных потоков в процессе ценообразования на рынке commodities, последние две недели послужили наглядным пособием – так быстро фундаментальные факторы в мировой экономике не меняются. Минус 20-30% за несколько дней по всему спектру сырья говорят лишь о массовой фиксации прибыли (или убытков для тех, кто входил на рынок не так давно, т.е. близко к максимумам) инвесторами перед отпуском или после оного, но никак не о глобальных изменениях в динамике физического спроса и предложения сырья на рынках. Более того, некоторые, например, аналитики Barclays, в более долгосрочной перспективе видят потенциал для более существенного снижения цен. Нефть, полагают они, после того как выйдет из состояния перепроданности, может пойти на уверенный прорыв психологической поддержки на $120. Аналитики Dresdner Kleinwort тем временем разделяют пессимизм своих коллег относительно потенциала роста нефти, обращая внимание на возможность негативного влияния денежных потоков на нефть по мере того как инвесторы будут уходить с сырьевых рынков, и ожидают, что цены до конца этого года вернутся к $80 за баррель.

Вот ведь и в сырье правды нет? Так есть же emerging markets. Такие здоровые и сильные – не в пример чахнущей от сабпрайма «Большой семерке». Они-то уж не подведут? И риск диверсифицируют, и доходность хорошую принесут? Давайте посмотрим на то, как комментирует «пеструю ленту эмитентов», которую предлагает сейчас emerging markets, один из трейдеров Standard Bank: «Может быть, вы хотели бы инвестировать в России, где падение Мечела напоминает о борьбе между административно-командными и рыночными подходами к экономике? Или на Украине, где внутренние политические распри показывают, что кто-то готов дать дефолтнуть госпредприя¬тию (Naftogas). Или, возможно, вы предпочли бы Турцию, где правительство может быть признано противозаконным и страна потеряет еще полгода экономического роста, пока будет сформировано новое? Кто-нибудь готов пойти в Казахстан, чей банков¬ский сектор до сих пор фактически отрезан от рынков капитала, несмотря на агрессивное сокращение активов? Или, наконец, вас соблазнят 160 bps (1,6%) премии за инвестиции в бумаги ЮАР, где вам предлагают коктейль из общенациональных забастовок, президента, ждущего решения суда, и растущих инфляционных ожиданий?».

Так в чем же сила, если даже гигант автомобилестроения General Motors, далекий от сабпраймовых бед финансового сектора, сообщает, что во втором квартале текущего года чистый убыток компании достиг $15,5 млрд? Видимо в том, чтобы признать слабость рынка. Время безоглядного инвестирования на рынках уже прошло и так скоро не может вернуться – экономике предстоит остыть перед тем, как начать заново нагреваться, и это не является поводом лить слезы, а предоставляет возможность провести структурные изменения как заемщикам, так и инвесторам. Изменения, на которые в условиях обычной рыночной гонки просто не хватает времени. «Жизнь нужно наполнять событиями. Тогда время летит незаметно, – философствовал граф Калиостро. – Когда уходишь от погони, больше ни о чем не думаешь». Но вечная погоня утомляет, и иногда можно просто отдохнуть, припарковав капитал в безрисковой гавани гособлигаций и депозитов, прежде чем вновь окунуться в рыночную круговерть и начать искать новые источники силы.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG

banner_wsj.gif


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif

kursiv_opros.gif