nedvijimost-v-krizis.png

1833 просмотра

«Внешнее влияние на финансовую систему будет минимальным»

Национальный банк Республики Казахстан перешагнул 15-тилетний рубеж развития. За этот период состоялось его становление как центрального банка суверенного государства. Об основных этапах становления Национального банка, а также о своем видении и прогнозах развития ситуации на глобальном и внутреннем финансовом рынке в интервью «Къ» рассказал председатель Национального банка Анвар Сайденов.

«Внешнее влияние на финансовую систему будет минимальным»

«Внешнее влияние на финансовую систему будет минимальным»
«Внешнее влияние на финансовую систему будет минимальным» Национальный банк Республики Казахстан перешагнул 15-тилетний рубеж развития. За этот период состоялось его становление как центрального банка суверенного государства. Об основных этапах становления Национального банка, а также о своем видении и прогнозах развития ситуации на глобальном и внутреннем финансовом рынке в интервью «Къ» рассказал председатель Национального банка Анвар Сайденов.

- Какой краткий итог деятельности Национального банка можно подвести сегодня?
- Я думаю, что в целом на сегодняшний день состоялось становление Национального банка как института центрального банка суверенного государства. Тот опыт проведения денежно-кредитной политики, который самостоятельно Национальный банк начал проводить с момента введения национальной валюты, позволяет выделить несколько этапов и направлений деятельности. Если хронологически посмотреть, то первый период был самым сложным, его можно закончить 1995 годом, когда удалось обуздать гиперинфляцию.
Как известно, в 1993 году инфляция составила 2165%, но тогда экономика страны в целом находилась в упадке. В первый период независимости производство упало почти на 50%. Поэтому тогда снижение инфляции было основной задачей Национального банка.
Можно выделить несколько направлений деятельности в тот период, но одним из самых важных стало реформирование системы кредитования. В силу исторически сложившейся ситуации к моменту введения национальной валюты Национальный банк фактически выполнял функции коммерческого банка: выдавал напрямую кредиты предприятиям, осуществлял прямое финансирование дефицита государственного бюджета, что противоречило статусу центрального банка. Тогда система была, мягко выражаясь, неоптимальной.
Поэтому Национальный банк в первую очередь стал осуществлять реформирование банковской системы, в результате чего выстраивалась логичная и более оптимальная система, и это было очень важным направлением деятельности.
Так, в 1994 году была прекращена практика выдачи льготных кредитов и рассмотрения прямых обращений предприятий за кредитами в Национальный банк. Кредиты правительству на покрытие бюджетного дефицита стали предоставляться на платной основе.
В 1995 году была прекращена выдача Национальным банком кредитов экономике по решению правительства. Существенно изменился механизм рефинансирования банков: кредитные ресурсы стали размещаться Национальным банком через кредитные аукционы и на ломбардной основе.
В 1995 году был принят закон о Национальном банке, согласно которому законодательно была определена независимость Национального банка, а целью ставилось обеспечение внутренней и внешней устойчивости национальной валюты.
В результате функции кредитования экономики перешли к банкам, которые стали для формирования кредитных ресурсов привлекать сбережения населения, свободные средства хозяйствующих субъектов и внешние займы.
Передав функции кредитования экономики банкам второго уровня, Национальный банк сосредоточил усилия на задаче снижения инфляции и достижения устойчивости национальной валюты через развитие методов и инструментов денежно-кредитной политики.
Также в 1998 году была прекращена практика прямого кредитования дефицита республиканского бюджета Национальным банком, в результате чего произошло снижение инфляции в 1993-1995 годы до 60%.
Также важным направлением деятельности в первый период было регулирование банков. В первые годы независимости было выдано свыше 200 банковских лицензий. Банки были некапитализированными, и если можно так выразиться, «карманными». Поэтому к середине 90-х годов возникло четкое понимание необходимости реформы банковской системы.
Второй период, который завершился к 2000 году, был также непростым. Проведение жесткой денежно-кредитной политики в те годы привело к стремительному снижению инфляция с 60,3% в 1995 году до 1,9% в 1998 году. Однако на тот период пришлась волна российского финансового кризиса и снижения мировых цен на нефть, что подвергло своеобразному испытанию на прочность молодую национальную валюту. Тенге в 1998-99 годах подвергся сильнейшему девальвационному нажиму, при этом инфляция в 1999 году выросла до 17,8%. Это создало для денежно-кредитной политики экстремальную ситуацию.
Для восстановления конкурентоспособности тенге в апреле 1999 года был введен режим свободно плавающего обменного курса тенге. Это позволило восстановить конкурентоспособность казахстанских товаропроизводителей и стало «толчком» к бурному развитию росту экономики Казахстана.
2000-2006 годы стали периодом финансовой стабильности и бурного развития экономики. Сложилась благоприятная внешняя среда: росли цены на основные экспортные позиции, а с точки зрения Национального банка стало возможным поставить под контроль инфляцию. Она в эти годы поддерживалась в однозначных цифрах от 6,4 до 8,4%.
Также появилась возможность осуществления институциональные изменений в финансовой системе. Я думаю, что к таким изменениям можно, прежде всего, отнести выделение Агентства финансового надзора.
В этот период в Казахстане была проведена большая работа по реформированию новой системы государственного регулирования деятельности финансовых институтов, в соответствии с которой объединены все надзорные и регулятивные функции в рамках одного специализированного органа.
Национальному банку были последовательно переданы функции и полномочия органа страхового надзора в 1998 году, Национальной комиссии по ценным бумагам, осуществлявшей регулирование деятельности компаний по управлению пенсионными активами и банков-кастодианов в 2001 году, Комитета по регулированию деятельности накопительных пенсионных фондов Министерства труда и социальной защиты населения в 2002 году.
К 2004 году Национальный банк занимал ключевую позицию в регулировании финансового рынка страны. Такая концентрация регуляторных и надзорных функций в Национальном банке была промежуточным шагом к выделению самостоятельного органа, обладающего такими полномочиями.
С начала 2004 года все эти функции были переданы в Агентство Республики Казахстан по регулированию и надзору финансового рынка и финансовых организаций, подотчетное главе государства.
К тем же реформам можно отнести создание ряда институтов в финансовой системе - это Фонд гарантирования депозитов, которое оказало очень большое влияние на укрепление доверия населения к банковской системе, создание Казахстанской ипотечной компании, Жилстройсбербанка, Фонда гарантирования ипотечных займов, Фонда гарантирования страховых выплат.
2007 год стоит особняком в связи с тем, что кризисные явления, которые возникли в мировой финансовой системе, прямо сказались на нашей финансовой системе.
С середины прошлого года мы столкнулись с рядом проблем, которые прямо влияли на финансовую стабильность системы. Но я думаю, что те меры, которые приняли государственные органы, в том числе и Национальный банк по поддержке ликвидности, АФН, правительство по выделению ресурсов для поддержания отдельных сегментов нашей экономики сыграли свою положительную роль.
Таким образом, острота проблем, которая возникла в августе-сентябре прошлого года, сейчас снята. Я считаю, что своего рода тест на устойчивость наша финансовая система в целом прошла. Текущий и следующий годы, если посмотреть на перспективу, не будут простыми, но я думаю, что как действовать и как соответствовать таким вызовам, стало более или менее понятно.

- Какую параллель можно провести между действиями и функционированием центральных банков стран СНГ и Казахстана?
- Основное сходство заключается в том, что все центральные банки стран СНГ после введения национальных валют стали проводить собственную денежно-кредитную политику. И если различия наблюдаются на уровне целей и задач, то все равно политика центральных банков стран СНГ направлена на поддержании стабильного уровня инфляции. Целый ряд центробанков достиг больших успехов в этом направлении, я бы назвал, например, центральный банк Армении.
Также объединяют центральные банки и примерные этапы проведения реформ в финансовом секторе, хотя необходимо отметить, что Национальный банк Казахстана всегда опережал остальные банки по старту и темпам их проведения.
Исторически все центральные банки СНГ осуществляли надзор за финансовыми институтами. У нас в этом плане, конечно, прошла более радикальная реформа надзора. Я знаю, что ряд центральных банков рассматривает возможность выделения такого регулятора, тем не менее, наиболее радикально поступили мы в Казахстане.
В целом более или менее аналогичные направления деятельности центральных банков стран СНГ предопределяет заинтересованность в сотрудничестве. Существует значительная координация усилий, и в рамках ЕврАзЭС действует совет руководителей центральных банков, и в рамках двухсторонних отношений существует взаимодействие. Например, с российскими коллегами мы работаем в подкомиссии по банковскому инвестиционному сотрудничеству, которая дважды в год собирается и решает очень многие вопросы взаимодействия.
В целом мы занимаем заметное место в рамках СНГ, очень высоко оцениваются наши усилия по созданию платежной системы. Мы делимся своим опытом, но и находим, что почерпнуть у других центральных банков.

- Каково состояние платежных систем сегодня? Какие позитивные и негативные аспекты развития имеют место?
- Одним из позитивных аспектов развития платежных систем является наличие достаточно эффективных методов управления рисками, возникающими при осуществлении платежей и переводов денег. В целях управления рисками, обеспечения беспрерывности проведения платежей функционирует резервный центр, проводится постоянный мониторинг платежных систем Национальным банком.
Также следует отметить постоянный рост безналичных платежей в платежных системах Казахстана. Так, рост суммы безналичных платежей за 2007 год по сравнению с 2006 годом составил 51,5%.
Наблюдалось некоторое снижение ликвидности платежных систем в июле-сентябре 2007 года, вызванное снижением ликвидности банковской системы. Однако надо отметить, что этот факт повлиял на эффективность работы платежных систем и их пользователей.
Платежная система в Казахстане оценивалась экспертами Международного валютного фонда и получила достаточно хорошую оценку. В рамках СНГ мы проводим на базе Национального банка ежегодный семинар для стран СНГ, где всегда происходит очень полезный обмен мнениями.

- Насколько решающую роль в достижении уровня инфляции двухзначной цифры по итогам прошлого года сыграли глобальные факторы?
- Я думаю, внешний шок сыграл главную роль, поскольку рост цен на ряд, прежде всего, продовольственных товаров на внутреннем рынке, таких, как мука, хлеб и растительное масло во многом был вызван внешними причинами. На него, естественно, наложились и какие-то внутренние факторы, но, тем не менее, первоначальный импульс был дан с внешнего рынка. Инфляция за сентябрь-октябрь-ноябрь очень сильно повлияла на годовые цифры, поскольку за эти три месяца прирост цен составил почти 10%, а вы знаете, что по году цифра составила 18,8%.
Кроме того, нестабильная ситуация на финансовом рынке как внутри Казахстана, так и во всем мире, наряду с ростом инфляции, способствовали формированию инфляционных ожиданий в экономике, что также негативно отразилось на инфляции в 2007 году.

- Чем руководствовался Национальный банк, принимая решение о приоритете между противоречащими друг другу мерами по поддержанию банковской системы и сохранению стабильности цен? Когда вы прогнозируете изменение установленного приоритета или достижение определенного баланса?
- В 2007 году одновременно наблюдался недостаток банковской ликвидности при одновременном росте инфляционного давления. В этих условиях Национальный банк оказался перед необходимостью установления приоритета между мерами по поддержанию устойчивости банковской системы и мерами по сохранению стабильности цен. Проблема заключалась в том, что эти меры в данной ситуации противоречили друг другу. Для поддержания устойчивости банковской системы требовалось вливание ликвидности, а для снижения инфляционного давления - его абсорбирование.
В этих условиях Национальный банк определил приоритетность цели по сохранению устойчивости финансового сектора. При этом учитывалось, что возникновение нестабильности банковской системы чревато не только банковской паникой, кризисом неплатежей, бегством вкладчиков, но и отрицательным влиянием на устойчивость других сегментов финансового рынка, подверженных системному кризису из-за того, что часть субъектов финансового сектора является дочерними организациями банков или входит в состав банковских конгломератов.
Выбор в пользу обеспечения финансовой стабильности был правильным. Отечественные банки, несмотря на возникшие проблемы с краткосрочной ликвидностью, довольно успешно пережили шок, в том числе благодаря грамотному управлению активами и пассивами, внутренним запасам ликвидности, рефинансированию части долговых обязательств. Они сумели в полном объеме выполнить свои обязательства перед нерезидентами и при этом не остановили кредитование экономики. Таким образом, нам удалось избежать серьезных проблем, которые могли сказаться отрицательно гораздо в большей степени, чем сейчас, на финансовой системе и экономике в целом.
Тем не менее, Национальный банк предпринимал меры по стабилизации цен и продолжил проведение политики «дорогих денег». В частности, были повышены ставки по проводимым операциям. Официальная ставка рефинансирования была повышена с 9% до 11%, доходность по выпускаемым нотам - с 4,69% в декабре 2006 года до 5,64% в декабре 2007 года и до 6,19% в марте 2008 года.
Конечно, надо очень аккуратно подходить к этому вопросу, потому что нельзя в лобовую противопоставлять две такие задачи, как контроль над инфляцией и поддержание финансовой стабильности. Во многом, когда я говорю, что мы оказались в период августа-сентября перед выбором - это определенное преувеличение, может быть с точки зрения того, чтобы достаточно четко понять, какие решение принимались. Эти приоритеты можно между собой сбалансировать, ведь совершенно однозначного выбора в ту или иную сторону не существует. Нельзя сказать, что мы махнули рукой на инфляцию с августа прошлого года и занялись только поддержкой ликвидности наших банков, или наоборот, мы с учетом контроля количества денег в обращении пытаемся вогнать инфляцию в какие-то рамки, а банки один на одни борются с недостатком средств. Это не так. Определенное соотношение приоритетов есть, но оно всегда сбалансировано, поэтому когда мы в августе-сентябре поддерживали краткосрочную ликвидность наших банков через активные операции Национального банка, я не думаю, что это очень сильно повлияло на инфляцию. Потому что в целом по году рост денег в экономике был незначительным, денежная масса выросла на 25%, наличные деньги - не так сильно, а денежная база фактически не выросла на протяжении 2007 года, и формально даже показала 2%-е снижение. Поэтому приоритеты приоритетами, какое-то, конечно, влияние на денежно-кредитную политику поддержка ликвидности наших банков оказала, тем не менее, я думаю, тот определенный баланс задач, которые Национальный банк должен решать, был сохранен. Мы понимаем те проблемы, с которыми наши банки столкнулись, особенно в августе-сентябре. Мы оказали им достаточно серьезную помощь краткосрочными семидневными кредитами. Сейчас же острота этой проблемы снята. Показатели ликвидности банковской системы по году и по первому кварталу достаточные. Поэтому, конечно, мы текущую ситуацию всегда принимаем во внимание, например то, что мы отложили введение более жестких нормативов по минимальным резервным требованиям, - это показатель баланса этих приоритетов.

- Какой позиции придерживается Национальный банк в вопросе возможного использования средств Национального фонда с целью поддержания банковской системы?
- Я думаю, что необходимости в том, чтобы прибегать к средствам Национального фонда помимо тех, которые изымаются в бюджет в плановом порядке, сейчас не существует. Те возможности, которые есть у Национального банка, правительства, в рамках бюджетных ресурсов, достаточны для того, чтобы избежать неблагоприятного влияния, прежде всего, на темпы роста реального сектора экономики.
Как показывает международный опыт стран, отвлечение средств Национального фонда на другие цели может привести к «распылению» его активов и снижению эффективности его функционирования. Поэтому Национальный банк не поддерживает предложения об использовании средств Национального фонда на какие-либо иные цели, чем определенные законодательством, дополнительное же расходование средств фонда может привести к обратному эффекту, то есть макроэкономической нестабильности в перспективе.

- Какова стратегия управления активами Национального фонда?
- Есть три задачи, которые необходимо решать при управлении Национальным фондом. Первая, и самая ключевая - это, конечно, сохранность этих средств. Также часть средств должна быть в ликвидной форме для того, чтобы в случае необходимости их очень быстро можно было предоставить в распоряжение Минфина. И последняя задача, конечно, с учетом оценки всех рисков, добиваться инвестиционного дохода на активы Национального фонда. Я думаю, что сейчас, эти три задачи решаются достаточно успешно.
Активы Национального фонда разделяются на стабилизационный и сберегательный портфели. Меньшая часть находится в стабилизационном портфеле - чуть более $2 млрд. Стабилизационный портфель необходим для поддержания достаточного уровня ликвидности активов Национального фонда, поэтому инвестируется в высоколиквидные надежные активы денежного рынка стран с высоким кредитным рейтингом. Основное предназначение сберегательного портфеля - обеспечение доходности активов Национального фонда в долгосрочной перспективе при умеренном уровне риска. В связи с этим активы сберегательного портфеля инвестируются в ценные бумаги с фиксированным доходом - 75% и в международные акции - 25%. Это соотношение поддерживается на протяжении ряда лет и, я считаю, что оно достаточно сбалансировано. У нас также, конечно, есть валютное распределение активов Национального фонда. Сейчас около 45% вложено в долларовые инструменты, 35% - в инструменты в евро, а оставшиеся 20% вкладываются в инструменты, деноминированные в других валютах. Я считаю, что это валютное распределение тоже достаточно оптимальное.

- Каков ваш прогноз по стабилизации ситуации на глобальном финансовом рынке, а также на внутреннем с учетом высокого уровня интеграции казахстанского банковского сектора в глобальный?
- Экономика США действительно испытывает серьезные проблемы, и опасения по поводу рецессии существуют. Остальная часть мира окажется затронутой тем, что происходит в США, но ситуация будет варьироваться от страны к стране, причем многое будет зависеть от действий правительств, в том числе американского. Кроме того, мировой финансовый кризис, эпицентром которого являются США, сместил акценты в мировой финансовой системе, то есть финансовый кризис стал отражением меняющейся структуры мирового хозяйства.
Локомотивами роста мировой экономики стали развивающиеся страны, прежде всего, Китай и Индия. Сейчас происходит трансформация экономического влияния развивающихся стран в сфере международных финансов, которая на протяжении нескольких столетий контролировались западными институтами.
По мнению экспертов, экономике США и Британии, наиболее пострадавших от ипотечного и связанного с ним финансового кризисов, угрожает рецессия, тогда как в Японии и еврозоне темпы роста останутся стабильными, а в развивающихся экономиках лишь ненамного замедлятся. Поэтому мировой рецессии ожидать не следует.
Я думаю, что в целом нестабильность на международных финансовых рынках сохранится в этом году, может быть даже и в 2009. С другой стороны, негативное влияние таких внешних событий на казахстанскую финансовую систему будет минимальным, потому что основной, если можно так выразиться, урон уже был нанесен событиями августа прошлого года, поэтому с точки зрения внутренней ситуации с банками или с фондовым рынком я не думаю, что дополнительное ухудшение возникнет. Ситуация непростая, в новой обстановке придется функционировать и нашим банкам, и нашим заемщикам, и реальному сектору экономики. Эти новые непростые условия сохранятся и в этом году, и в следующем, но каких-то дополнительных внешних «неприятных сюрпризов» я не ожидаю.

- Каков ваш прогноз по уровню валютной пары «тенге-доллар» на конец первого полугодия и года?
- Тут прогнозы давать, во-первых, сложно, а во-вторых, мы от этого сознательно отказываемся, потому что по-прежнему Национальный банк является крупнейшим игроком на внутреннем валютном рынке. Я считаю, что в целом возможности для стабильного развития ситуации на валютном рынке существуют.
Политика Национального банка заключается в том, что мы следуем спросу и предложению, но максимально сглаживаем очень резкие колебания, которые в условиях финансовой нестабильности могут посылать неблагоприятные сигналы игрокам и населению. Поэтому я считаю, что стабильность этой валютной пары очень важна, но при этом мы не будем достигать ее любой ценой, потому что, например, в августе-сентябре прошлого года мы потратили значительные ресурсы из наших золотовалютных активов для того, чтобы стабилизировать ситуацию на валютном рынке.
Это был именно тот период, когда население поддалось определенным тревожным слухам, валютные спекулянты-нерезиденты, которые заходили, занимали краткосрочные позиции и выводили свои «горячие» деньги из экономики. После этого ситуация относительно стабилизировалась. Я думаю, что она в целом такой и будет в этом году. Поэтому краткосрочные колебания в ту или иную сторону - это нормальное явление, ну а излишних колебаний мы не допустим.

Курсив-справка
Анвар Сайденов родился в 1960 г. в Москве, казах, кандидат экономических наук. В 1982 г. окончил Московский государственный университет им. Ломоносова (специальность - политическая экономия), в 1987 г. - очную аспирантуру МГУ им. Ломоносова, в 1994 году - Лондонский университет с присвоением степени магистра наук по экономике и финансам. По окончании МГУ им. Ломоносова с августа 1982 г. по март 1993 г. занимался преподавательской и научно-исследовательской деятельностью. С сентября 1993 г. по август 1996 г. работал стажером-исследователем и специальным сотрудником Европейского банка реконструкции и развитии в Лондоне (Великобритания). С августа 1996 г. по апрель 1998 г. являлся заместителем председателем Национального банка Республики Казахстан. С апреля 1998 г. по август 2000 г. работал исполнительным директором Государственного комитета Республики Казахстан по инвестициям, заместителем министра финансов Республики Казахстан. С августа 2000 г. по июнь 2002 года работал председателем правления ОАО «Народный банк Казахстана», председателем совета директоров ОАО «Народный банк Казахстана». В июне 2002 года назначен на должность заместителя председателя Национального банка Республики Казахстан. Курировал вопросы банковского и страхового надзора, регулирования рынка ценных бумаг и деятельности накопительных пенсионных фондов. С января 2004 года по настоящее время является председателем Национального банка Республики Казахстан.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG

banner_wsj.gif


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif

kursiv_opros.gif